Стиль и язык поэзии Шиллера

Следует особо остановиться на вопросах стиля и языка поэзии Шиллера в классический период. Рассмотренные выше лирические стихотворения и баллады, а также «Дон Карлос» и «Валленштейн», явились произведениями, в которых оформились стилевые особенности, вытекавшие из общих эстетических и художественных позиций Шиллера в веймарские годы. При характеристике теории искусства немецкого классицизма мы указали, что Шиллер выдвигал в качестве обязательного закона поэзии, и лирики в особенности, требование «идеализации», которое касалось не только содержания произведений, но и их стиля.
Понятие «идеализации» в поэзии сложилось у Шиллера в конце 80-х начале 90-х годов XVIII века в результате критического пересмотра собственных юношеских произведений и сочинений других поэтов движения «бури и натиска». В своей ранней лирике, в драме «Разбойники» и других произведениях молодой поэт следовал литературным принципам движения «бури и натиска», представители которого в создании художественных образов, в композиции произведения, и отборе и оформлении языкового материала отвергали какие бы ТО ии было правила и ограничения и стремились к полной свободе, переходившей подчас в крайний субъективизм.
Художественные принципы движения «бури и натиска» были двойственны и противоречивы. Они колебались между двумя полюсами: с одной стороны, выдвигался принцип приближения к реальной жизни, вплоть до натуралистического копирования ее; с другой — утверждалась свобода индивидуального творчества, полная независимость поэта от каких бы то ни было объективных влияний.
Так, в области литературного языка молодой Шиллер стремился к точному воспроизведению в поэзии языка народа с сохранением индивидуальных, диалектологических и профессиональных особенностей речи. Драма «Разбойники», например, наполнена грубыми словами из разбойничьего жаргона и вульгарными циничными выражениями из лексикона «философии эгоизма» Франца Моора.
Подобная манера письма писателей «бури и натиска» имела известное положительное значение в смысле преодоления сухого гелертерского педантизма и книжности речи; она сыграла прогрессивную роль в деле приближения литературы к жизни простого народа. Но вместе с тем эти тенденции открыли широкую дорогу всякому субъективному произволу в понимании правил литературного языка и привели к грубому натурализму в произведениях многих писателей «бури и натиска».
По мере отхода от движения этого направления Шиллер резко критиковал натуралистические и индивидуалистические тенденции этого литературного движения. В процессе этой критики, включавшей и осуждение его собственных художественных произведений, он постепенно приходит к утверждению закона «идеализации» в поэзии. Новые взгляды Шиллера в этом вопросе Достаточно ясно проявились в драме «Дон Карлос», которая в отношении языка и стиля противопоставлялась самим автором в качестве «высокой трагедии» в стихах его прежним «мещанским» драмам в прозе. Требование «идеализации» как закона поэзии вообще, и лирики в особенности, было сформулировано Шиллером в полемических статьях «О стихотворениях Бюргера» и «Защита рецензента» (1791).
Еще более развернуто высказался Шиллер о характере и значении поэтического языка в своих «Лекциях по эстетике», читанных им в 1792-1793 учебном году для студентов Иенского университета. Первым и главным законом языка в поэзии Шиллер считает его «абстрактную природу» и «тяготение к всеобщности», противостоящие индивидуальности. Нетрудно видеть, что такое определение последовательно вытекает из общего положения шиллеровской эстетики веймарского периода об «идеализации» жизненного материала, о возвышении его в поэзии над реальной жизнью. Но Шиллер, как мы это видели при характеристике его статей по эстетике, всегда дополнял подобные общие отвлеченные определения требованиями творческой практики и в зависимости от них дополнял или видоизменял их. Так и в данном случае: сформулировав закон об «абстрактной природе языка», он вместе с тем видит первую обязанность поэта в устранении этой абстрактности языка путем индивидуализации предметов и явлений. «Для того, — пишет Шиллер, — чтобы изображаемое явилось в истинном своем своеобразии, поэт должен стараться подавить тяготение к всеобщности, заложенное в природе его языка, противостоящего индивидуальности. Красота в поэзии есть свободная самодеятельность в природе, представленная средствами языка… Свобода поэтического изображения покоится на независимости изображаемого от своеобразия языка изобразителя и внешней цели художественного произведения. Первой зависимости — зависимости от абстрактной природы языка поэт избегает, стараясь индивидуализировать предмет, например, часто называет часть вместо целого, действие вместо причины, так как это усиливает наглядность». Конечно, Шиллер не всегда и не везде придерживался высказанных здесь положений, но в целом эта тенденция преобладала в классическом пе риоде его творчества.
Требование Шиллера об «идеализации» в поэзии носило противоречивый характер. С одной стороны, он понимает под этим требованием художественную объективность, типичность и пластичность образов, обобщение в противовес субъективизму в выражении мысли и чувств. Эта сторона шиллеровской «идеализации» по существу имела реалистический смысл. Но, с другой стороны, это требование содержало и явно антиреалистические положения об искусственном смягчении и «возвышении» реальной действительности в поэзии, об условной стилизации жизненного материала буржуазного мира в духе гуманистических образов и гармоничных форм античного искусства.
Заслуги Шиллера в развитии общенационального немецкого литературного языка исключительно велики. Его драматические, лирические и другие произведения относятся, наравне с произведениями Лессинга, Гете и других представителей классического периода немецкой литературы, к выдающимся культурным ценностям немецкого народа. Подобно тому как Пушкин явился создателем современного общенационального русского литературного языка, так Лессинг, Гете и Шиллер явились создателями общенационального немецкого литературного языка. Они дали в своих произведениях классические образцы его и определили его основные формы.
Особенно следует указать на четкость, с какой Шиллер выражает идейные стремления своих героев. Его язык отличается динамикой, энергией, страстностью, лирической проникновенностью. Шиллер был замечательным мастером в выражении духовной жизни человека, его мыслей, чувств, стремлений. Поэтическая речь Шиллера характеризуется огромным волевым напором, стремлением претворить слово в действие. Эти черты языка великого художника сказались как в его поэзии, так в особенности в драме, где речи действующих лиц отражают все богатство языковых средств, которыми владел поэт.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Стиль и язык поэзии Шиллера