Жизнь Радищева подвиг во имя освобождения русского народа

К раннему периоду творчества писателя принято относить «Дневник одной недели», явившийся одним из первых сентиментальных произведений в русской литературе. Обращение Радищева к «исповедальному» жанру отвечало тем требованиям к литературе, которые стали возникать в период подготовки и зарождения новых идейно-эстетических систем, идущих на смену классицизму. Как отметил Г. А. Гуковский, прозаические жанры «открыли эру борьбы за человека, за право личности, чувства, за свободное человеческое переживание…
Психологизм, культ чувства, культура анализа эмоций, тема индивидуальности — простого, обыкновенного человека — это элементы сентиментального романа и других сентиментальных жанров — не только были связаны с передовыми философскими учениями, но в первую очередь были порождены идеей защиты прав человека и гражданина, борьбы против феодального порабощения его». Автор дневника, покинутый своими друзьями, в течение одиннадцати дней описывает свои переживания, не лишенные экзальтации, различные мысли и тонкую смену настроения. В отсутствии друзей он «обедал без вкуса», его охватывали «уныние, беспокойстве, скорбь», «отчаяние». Вот пример целого потока моментально сменяющихся чувств, переживаний, начального этапа раскрытия «диалектики души»:
— «… оставлен. Кем? Друзьями моими, друзьями души моей! Жестокие, ужели толико лет сряду приветствие ваше, ласка, дружба, любовь были обман? Что изрек, несчастный! А если какая непреоборимая причина положила на сей день препятствие свиданию вашему? Какое хуление! страшись, чтобы не исполнилось! о горесть! о разлука! почто, почто я с ними расстался? Если они меня забыли, забыли друга своего,- о смерть! приди, вожделенная,- как можно человеку быть одному, быть пустыннику в природе!» С такой же повышенной экспрессией заканчивается «Дневник»: «Но я оставлен,- но я один, один-один! Карета остановилась,- выходят,- о радость! О блаженство! друзья мои возлюбленные! Они! Они! »
Других «чисто» сентиментальных произведений, подобных «Дневнику одной недели», в творческом наследии Радищева не имеется. Но в числе стилеобразующих компонентов большинства его творений сохраняются сентиментальная лексика и сентиментальные обороты (правда, уже для воссоздания идейно-личностных переживаний автора или его героев).
Примерно с этого же времени начинается творческая деятельность Радищева, нашедшая свое логическое и художественное завершение в создании «Путешествия из Петербурга в Москву». Первым звеном в этой цепи был его перевод «Размышления о греческой истории или о причинах благоденствия и несчастия греков» Мабли (1773), в котором особый интерес вызывает примечание Радищева к термину «самодержавство» (так им переводится текст подлинника): «Самодержавство есть наипротивнейшее человеческому естеству состояние». Вслед за этим дается краткое изложение концепции общественного договора о происхождении государственной власти и энергично подчеркивается право народа судить правителя за нарушение им интересов общества.
Радищев объяснил, за что и по какому праву народ может судить как преступника своего государя. Теперь необходимо было показать, как это должно произойти. Так появилась ода «Вольность» ода, воспевающая народную революцию. Поводом к ее созданию послужила успешная борьба американского народа за свою независимость (1776-1783), но сформировались революционные взгляды Радищева под влиянием отечественной действительности и в первую очередь под воздействием Пугачевского восстания. Ода «Вольность»- произведение новаторское и по содержанию, и по форме. В ней Радищев завершает трансформацию этого жанра, начатую еще Ломоносовым в последних его одах, продолженную Державиным. Их усилиями торжественная, хвалебная ода стала переходить в обличительный жанр. Но только Радищев, используя свойственные оде ораторскую интонацию, публицистичность, повышенную экспрессивность, сумел превра-» тить ее в стихотворение, призывающее к революции. «Вольность» Радищева открывает тот ряд произведений, где начнется органическое слияние общественных идей с личностным переживанием. Уже сам «приступ» (зачин) в ней был не обычен: поэт обращался не к царям или полководцам, не к вельможам или очередным царским фаворитам, а к «дару бесценному» вольности:
— О! дар небес благословенный,
— Источник всех великих дел,
— О вольность, вольность, дар бесценный,
— Позволь, чтоб раб тебя воспел.
Ода создавалась на материале всемирной и отечественной истории, в нее также органично вливались современные поэту события. Вот что происходит в его отечестве (строфа 10-я):
— Воззрим мы в области обширны,
— Где тусклый трон стоит рабства.
— Градские власти там псе мирны,
— В царе зря образ божества.
— Власть царска веру охраняет,
— Власть царску вера утверждает;
— Союзно общество гнетут:
— Одно сковать рассудок тщится,
— Другое волю стерть стремится;
— На пользу общую — рекут.
Текст оды «Вольность» дошел до нашего времени в двух редакциях: ранней (полной), состоящей из 54 строф, и сокращенной (в ней стихотворные строфы чередуются с кратким прозаическим пересказом остальных строф). Ода во второй редакции была включена в главу «Тверь» и напечатана в составе «Путешествия из Петербурга в Москву» в 1790 году. О том, что первую и вторую редакции оды разделял определенный промежуток времени, свидетельствует следующее обстоятельство. В первой редакции сочувственно говорилось об американской революции («К тебе, словутая страна»). Во вторую редакцию строфы об Америке не были включены. Очевидно, Радищев разочаровался в этой буржуазной республике с узаконенным рабством и угнетением, где «сто гордых граждан утопают в роскоши, а тысячи не имеют надежного пропитания, ни собственного от зноя и мраза укрова» (гл. «Хотилов»),
Агитационное воздействие оды «Вольность» в составе «Путешествия из Петербурга в Москву» выигрывало в силе оттого, что ода резко контрастировала с соседними главами «Медное» и «Городня», в которых особо ярко изображены картины крепостного рабства, бесправия народа.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Жизнь Радищева подвиг во имя освобождения русского народа