Автобиографичность по поэзии А. А. Ахматовой

Когда стихи А. Ахматовой впервые появились в печати, современники отметили какую-то особую непосредственность, почти дневниковость ее произведений. Казалось, что перед читателем не поэтический сборник, а искренний рассказ о жизни современницы, буквально исповедь. Центром этой исповеди была жизнь сердца – любовь. Эта любовь у А. Ахматовой – всегда горькая, неразделенная, мучительная. Она снова и снова овладевает сердцем лирической героини, воспоминания о ней и составляют содержание ее раннего творчества, делают ее судьбу незаурядной,

не похожей на другие:
– Тяжела ты, любовная память!
– Мне в дыму твоем петь и гореть,
– А другим это – только пламя.
– Чтоб остывшую душу греть…
Исповедуясь в перипетиях неразделенной любви, поэтесса одновременно исповедуется в любви к миру – ненавязчиво, без громких слов. Все ее любовные переживания оказываются неразрывно связанными с окружающей обстановкой, е явлениями природы. Хлыстик и перчатка, забытые на столе, старое саше, знакомый силуэт на террасе, красный тюльпан в петлице – все эти мелочи запоминаются потому, что через них передается сложность переживаний. И природа в
поэзии А. Ахматовой – не фон действия, а таинственный и странный мир, преобразующий жизнь человека:
– Но звезды, синеют, но иней пушист,
– И каждая встречи чудесней,
– Заложен на Песне Песней.
“Чем глубже зачерпнешь, тем общее всем, знакомее и роднее”, – говорил Л. Н. Толстой. Углубляясь в личные переживания, А. Ахматова не могла не говорить о судьбе поколения, на чью долю выпали трудные времена – войны, революции,- социальные катаклизмы:
– А здесь, в глухом чаду пожара.
– Остаток юности губя.
– Мы ни единого удара
– Не отклонили от себя…
И А. Ахматова честно и горестно рассказывает об этих ударах, о том, как ненадежен и опасен стал мир, как он весь проникнут страхом:
– Страх, во тьме перебирая вещи,
– Лунный луч наводит на топор.
– За стеною слышен стук зловещий
– Кто там – крысы, призрак или вор?
За год до трагической завязки сталинского террора появляется в стихах А. Ахматовой напоминание о том, что “кровью пахнет только кровь”, а убийцы, подобные Понтию Пилату и леди Макбет, во все времена будут именоваться убийцами. Историческое возмездие неотвратимо:
– И напрасно наместник Рима
– Мыл руки пред всем народом
– Под зловещие крики черни;
– И шотландская королева
– Напрасно с узких ладоней
– Стирала красные брызги
– В душном мраке царского дома.
Многие поздние стихи А. Ахматовой посвящены осмыслению памяти. В памяти причудливо переплетаются события разных лет, обволакиваются туманом, а в просветах – лида давно ушедших людей. Память “морочит” лирическую героиню, пытаясь пересочинить давно прошедшее, которое притворяется настоящим:
– Когда спускаюсь с фонарем в подвал,
– Мне кажется – опять глухой обвал
– На мной по узкой лестнице грохочет.
Подвал, о котором идет речь в этих строчках из стихотворения “Подвал памяти”, – это артистическое кафе “Бродячая собака”, с которым много связано в культуре Серебряного века. Но уже “проводили дам” и многие умерли, и нельзя оставаться здесь, среди обломков прошлой жизни, пора вернуться – “но где мой дом и где рассудок мой? ” Поэт обладает прапамятью, способной перенести его в далекие эпохи:
– О если бы вдруг откинуться
– В какой-то семнадцатый век.
– С душистою веткой березовой
– Под Троицу в церкви стоять,
– С боярынею Морозовой
– Сладимый чаек попивать.
Это уже проба другой судьбы – гордой и трагической, родственной. И спасение души виделось не в уходе от современности, а в зеркальном отражении одной судьбы в другой, в уходящем в глубины истории и не порывающем связи с нашим временем бытии. А. Ахматова поэт настоящей судьбы, ставшей неизбывной болью и радостью многих – тех, кого притягивает силовое поле поэзии от поколения к поколению.



1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...


Автобиографичность по поэзии А. А. Ахматовой