Авторская позиция в ранних рассказов Шолохова

Ранние рассказы Шолохова коротки, в них отчетлива авторская позиция (“Белый – так уж белый…”), поэтому они вызывали и вызывают эмоциональный отклик у школьников. Вот как воспринимались первые опыты молодого автора современниками. В “Ответах молодежной газеты нашим писателям” было напечатано: “М. Шолохову. Твой рассказ написан сочным, образным языком, тема его очень благодарна. Но это не рассказ, а только очерк. Не спеши, поработай над ним, очень стоит. Введи в него больше действия, больше живых людей и не слишком перегружай

его образами; надо их уравновесить, чтобы один образ не заслонял другой, а ярче выделялся на фоне другого. Работай терпеливее, упорней”. Предлежим подумать, можно ли отнести эти советы к тому рассказу, который они самостоятельно прочли, и если нет, то почему. Особенности ранних рассказов Шолохова выразительно охарактеризовал А. С. Серафимович: “Просто, ярко, и рассказываемое чувствуешь – перед глазами стоит. Образный язык, тот цветной язык, которым говорит казачество… Сжато, и эта сжатость
полна жизни, напряжения и правды”.
Так с самого начала знакомства нас с творчеством писателя мы обращаем их внимание на яркий и самобытный язык Шолохова. Шолоховская речь может оказать сильнейшее воздействие на формирование устной речи нас: легкость, полемический задор, стремительность реплик, непринужденность диалога и заражают стремлением к лаконизму, к убедительности суждений.
Анализируя ранние рассказы писателя, знакомим нас с трагической остротой социальных и человеческих конфликтов эпохи. К. Прийма передает слова Шолохова: “Поднятая целина” своими корнями уходит в глубь времени “Донских рассказов”. И если красноармеец Нагульнов похож на Богатырева, Майданников – на Артема из “Двухмужней”, Яков Лукич – на Якова Алексеевичи из “Червоточины”, а Александр – белогвардеец из “Двухмужней” таит в себе искры, которые сверкнули в есауле Александре Иоловцеве, значит, что-то типичное, присущее героям “Донских рассказов”, оказалось ценным, убедительным и живучим настолько, что проросло в “Поднятой целине”.
Близость языка писателя народной речи, устному народному творчеству – в структуре каждой фразы произведения, в мастерском использовании близких просторечью метафор, реалистической природной символики, живописной народной фразеологии: “быльем поросло это”, “скачем – ветер не поспевает слезы сушить”, “обвилась, ровно хмель вокруг дуба”, “глаза ясные, светлые, как небушко”, “мужики сбились в кучу, не хуже, как вот эти овцы…”.
Живут в тексте ранних произведений М. Шолохова и образы народных сказок и былин. Ефим в рассказе “Смертный враг” погибает, “но в сознании его всплывают слова: “Попомни, Ефим, убьют тебя – двадцать Ефимов будет! Как в сказке про богатырей…”
Использует автор и многие свойственные фольклорным произведениям приемы. В рассказе “Продкомиссар” легко обнаружить единоначалие двух важнейших главок – второй и четвертой. Глава: “Телеграфные столбы, воробьиным скоком обежавшие весь округ, сказали: разверстка”. Глава 4: “Телеграфные столбы, воробьиным скоком обежавшие весь округ, сказали: на Хоире восстание”.
“Все контрастно в рассказах Шолохова той социальной контрастностью, которую ни за что не смог бы извлечь из окружающей жизни и борьбы тот, кто сразу же делал бы для себя в этой борьбе выбор. И этому все время будут сопутствовать на страницах его рассказов контрасты в природе. Уже на ранней заре творчества она окрасит струи его рассказов изумрудной зеленью донских полей и лесов, синевой неба и донской волны, серебром полыни и киноварью суглинка, вымытого из-под кручи яров…”.
В тот период, когда появлялись ранние рассказы Шолохова, шла напряженная борьба вокруг проблемы “живого человека” в художественной литературе. Шолохов ответил на этот спор, создав образы героев своих произведений. Хотя Читатель чаще всего обращается к самостоятельной работе нас прежде всего при изучении романа-эпопеи “Тихий Дон”, все же в отдельных классах возможны и самостоятельно подготовленные доклады по одному из этих рассказов.
Роман-эпопея “Тихий Дон” по праву занимает центральное место в творчестве Шолохова. С первых лет своего создания он вошел в фонд классики мировой литературы.
Урок по “Тихому Дону” может содержать систему докладов читателей, которые посвящаются творческой истории произведения, его композиции, системе образов или центральным героям. Наибольшей популярностью пользуется обычно сообщение о Григории Мелехове и его трагической судьбе. Нужно с особым вниманием отнестись к этому материалу, поскольку “наша эпоха – эпоха обострения борьбы за Мелеховых… В условиях всемирной популярности шолоховской эпопеи особенно бросаются в глаза неточность, ограниченность подхода к образу Мелехова как к образу отщепенца, морально деградирующего человека, которого ждет якобы неизбежная гибель.
Это противоречит отношению к нему самого автора и большинства читателей. Шолохов учит мудрому соединению, политической проницательности и принципиальности с гуманностью и чуткостью. А. И. Метченко утверждал, что перед нами не только образ заблудившегося на перепутьях истории донского казака-это тип эпохи и типичная для того времени психологическая и политическая ситуация, при которой человек должен сделать выбор: прошлое или будущее (в данном случае это капитализм или социализм). Роман-эпопея должен предстать перед нами как книга о праве и обязанности выбора.
В последнее время высказывается мнение о том, что “воспитательное воздействие образа Мелехова возрастает”. В чем причина этого влияния на сегодняшнюю юность? Наверное, в исступленном правдоискательстве, в этической бескомпромиссности героя. При всем том, что Григорий Мелехов тяжело ошибается в поступках, он никогда не кривит душой… Величие Мелехова в том, что в нем нет “второго человека”.



1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...

Авторская позиция в ранних рассказов Шолохова