Что писал Чехов в 1886 году


Героиня сравнительно раннего (1886 год) чеховского рассказа “Сестра” советует брату, пишущему о злободневной, вызывавшей всевозможные толки и кривотолки толстовской теории непротивления злу насилием, “отнестись к этому вопросу честно, с восторгом, с той энергией, с какой Дарвин писал свое “О происхождении видов”, Брем-“Жизнь животных”, Толстой-“Войну и мир”…” Любопытно, что в окончательной редакции этого рассказа, ныне известного под названием “Хорошие люди”, приведенных слов нет. О причине их исчезновения, пожалуй, нетрудно догадаться: в них слишком явно звучал голос уже не героини, а самого автора с его восторгом как перед Толстым-художником, так и – перед Дарвином (“Читаю Дарвина. Какая роскошь! Я его ужасно люблю”,- писал Чехов в начале того же 1886 года),- иначе говоря: как перед искусством, так и перед наукой.
Позиция молодого двадцатишестилетнего писателя особенно примечательна потому, что на страницах той самой газеты “Новое время”, где был опубликован рассказ, науке и ее адептам постоянно доставалось. Здесь, по ироническому отзыву Чехова, “уничтожали” Дарвина, печатали издевательский фельетон о Миклухо-Маклае “В гостях у экс-короля папуасов”, а выводя в рассказе отрицательного героя – отставного студента, ядовито замечали, что он “весь преисполнен веры в торжество ума и науки”.

“Я при всяком свидании говорю с Сувориным откровенно…” – писал Чехов брату Александру в 1887 году. И столь же. откровенно противостоит позиции “Нового времени” многое, что печатал Антон Павлович на страницах этой газеты. Написанный им некролог о знаменитом путешественнике Н. М. Пржевальском – это поистине песнь во славу деятелей науки. “Их идейность, благородное честолюбие, имеющее в основе честь родины и науки, их упорство, никакими лишениями, опасностями и искушениями личного счастья непобедимое стремление к раз намеченной цели, богатство их знаний и трудолюбие, привычка к зною, к голоду, к тоске по родине, к изнурительным лихорадкам, их
Глава из книги “Чехов и его время”, над которой в настоящее время работает автор.
Фанатическая вера в христианскую цивилизацию и в науку делают их в глазах народа подвижниками, олицетворяющими высшую нравственную силу… Недаром Пржевальского, Миклуху-Маклая и Ливингстона знает каждый школьник…”. Такие люди, говорит Чехов, “нужны, как Солнце”. И, даже разрабатывая куда менее “романтический” и весьма сложный сюжет, Чехов остается верен своей поистине рыцарской заботе о чести науки (“Одни естественные науки могут дать тебе ключ к разгадке,- пылко восклицает “чеховским голосом” героиня рассказа “Сестра”).
При появлении в 1889 году повести Чехова “Скучная история” критики сравнивали ее с напечатанной несколько ранее “Смертью Ивана Ильича” Льва Толстого: и тут и там перед лицом близящейся смерти в герое происходила совершенная переоценка прожитой жизни.
“Прошедшая история жизни Ивана Ильича была самая простая и обыкновенная, и самая ужасная”,- писал Толстой. Судьбу чеховского профессора уже нельзя назвать ни простой и обыкновенной, ни тем более ужасной. Не тянулся он, подобно толстовскому герою, “как муха к свету… к наивысше поставленным в свете людям”, не любил давать людям другого, низшего ранга “чувствовать, что вот он, могущий раздавить, дружески просто обходится с ними”, и т. п. Напротив, с его именем “тесно связано понятие о человеке знаменитом, богато одаренном и несомненно полезном”. В простоте и легкой иронии, с какими Николай Степанович, от лица которого ведется повествование, аттестует себя, ощущается человек недюжинный, “редкий экземпляр”, как говорит его воспитанница Катя. И легко поверить, что среди его друзей были Пирогов, Кавелин и Некрасов.


1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...
Что писал Чехов в 1886 году