Д-503 (Второй Вариант) – характеристика литературного героя

D-503, D – мужской “нумер”, главный герой-рассказчик, автор записок, составляющих текст романа; позиция героя двойственна: он испытывает духовную эволюцию и в то же время с тревогой регистрирует происходящие изменения как нежелательные (до определенного момента) отступления от “нормы”. D – инженер и математик, конструктор и строитель космического корабля “Интеграл”, название которого символизирует вершинную цель Единого Государства – “проинтегрировать бесконечное уравнение Вселенной”. В начале романа D выступает

как безусловный адепт тоталитарной идеологии – “идеальной несвободы”. В то же время обращается внимание на его волосатые руки – атавизм, явно противостоящий всеобщей “упорядоченности”. Услышав игру I-330 на рояле, D не может смеяться над древней музыкой, как остальные “нумера”, и это беспокоит его. Успокаивается он лишь в объятиях О-90. Когда вскоре I назначает ему свидание, D соглашается, хотя героиня его “раздражает, отталкивает, почти пугает”. В Древнем Доме герой со страхом чувствует себя “захваченным в дикий вихрь древней жизни”. Однако на предложение I пропустить общеобязательную
лекцию он отвечает отказом. Наутро в вагоне подземной дороги D встречает одного из Хранителей (т. е. сотрудника тайной полиции), S-4711, которому рассказывает о том, что был с I-330 в Древнем Доме – хотя формального доноса не делает. Вечером, намереваясь все же сделать донос, герой встречает 0-90, проводит время с ней, и положенное для доноса время оказывается упущенным. В разговоре с поэтом R-13 D защищает “знание”; однако собеседник говорит: “Знание ваше это самое – трусость, просто вы хотите стенкой обгородить бесконечное, а за стенку-то и боитесь заглянуть”.
“Швоих записках D повествует о принятом ритуале исполнения приговоров над преступниками против Единого Государства: он видит в казнях аналог величественным жертвоприношениям древних времен. D получает письмо от I, которая “записалась на него” (т. е. сделала положенную заявку на сексуальную связь) и приглашает героя к себе. Явившись к ней, D под влиянием “соблазна” впервые отчетливо осознает собственное “раздвоение”: “Мы, на земле, все время ходим над клокочущим, багровым морем огня, скрытого там – в чреве земли. Но никогда не думаем об этом. И вот вдруг бы тонкая скорлупа у нас под ногами стала стеклянной, вдруг бы мы увидели… Я стал стеклянный. Я увидел – в себе, внутри… Было два меня. Один я, прежний, D-503, нумер D-503, а другой… Раньше он только чуть высовывал свои лохматые лапы из скорлупы, а теперь вылезал весь, скорлупа трещала, вот сейчас разлетится в куски и… что тогда?” Однако, поняв, что через пять минут он должен быть дома (появляться на улицах после 22.30 запрещено), герой буквально убегает от I. D проводит бессонную ночь и признается себе: “Я гибну. Я не в состоянии выполнять свои обязанности перед Единым Государством”. Герой испытывает кризис веры и впервые видит себя в зеркале отстраненно, как какого-то “его”. R-13 рассказывает D замысел своей поэмы о “возвращенном рае”, в котором живут ныне люди Единого Государства, не различающие добра и зла, подобно Адаму и Еве. Замысел поэта полон иронии по отношению к тоталитарному обществу, однако D принимает пародийный панегирик за истинный. I звонит герою, назначает ему свидание, ведет его в Медицинское Бюро, где D получает фиктивную справку о болезни; затем они летят в Древний Дом, где происходит их долгожданное сближение. Домой D возвращается один, поскольку I таинственно исчезает. Пришедшая вечером к герою 0-90 говорит ему: “Вы не тот, вы не прежний, вы не мой!” D, который теперь живет не в “разумном”, а в “древнем, бредовом” мире, понимает справедливость слов О, но ничего не может объяснить ей.
На своем рабочем месте – на эллинге, где строится “Интеграл”, D чувствует, что ему, “преступнику отравленному – здесь не место”, поскольку идея Единого Государства (и соответственно корабля) перестала быть для него смыслом жизни. Не видя I в течение нескольких дней, D бродит возле ее дома и пропускает начало общеобязательной лекции. Встретившемуся “хранителю” S герой говорит, что направляется в Медицинское Бюро. S сопровождает его; в Бюро D встречает знакомого доктора, который говорит ему: “Плохо ваше дело! По-видимому, у вас образовалась душа”. Более того: по словам врача, человечеству грозит эпидемия этого заболевания. Герой идет к Древнему Дому вдоль Зеленой, или Стеклянной, Стены, отделяющей идеальный мир Единого Государства от “дикого зеленого океана” – царства природной стихии. В Доме D ищет I, но видит из окна S. Пытаясь спрятаться от него, D входит в платяной шкаф, оказывающийся лифтом; опускается в подземный коридор и за одной из дверей встречается со знакомым доктором. Появившаяся I выводит героя на улицу, назначив свидание на послезавтра. D окончательно осознает, что математика не может полностью объяснить мир: область иррациональных чисел ассоциируется для него с “душой”.
Герой получает письмо от О, которая готова пожертвовать своей любовью ради его благополучия, а также записку от I, которая просит D имитировать любовное свидание с ней (спустить шторы на прозрачных стенах). D присутствует на лекции о “детоводстве”, где видит О, но не говорит с ней. Вернувшись домой, он застает О в своей комнате: она готова расстаться с ним, но хочет иметь от него ребенка. D использует “розовый талон” (разрешение на сексуальную связь), присланный ему I вместе с запиской. Через несколько дней герой опять отправляется в Древний Дом; по дороге встречает S, который советует ему быть осторожнее. Во время очередной массовой прогулки некая женщина пытается помешать стражнику избивать государственного преступника. D, которому кажется, что эта женщина – I, бросается ей на помощь; ему удается избежать ареста лишь благодаря вмешательству все того же S, якобы случайно оказавшегося рядом.
Во время долгожданного свидания с I та почему-то задает D вопрос о том, скоро ли будет окончен “Интеграл”, а также намекает на что-то, что должно произойти в праздничный День Единогласия. Герой сравнивает этот праздник, который он любит с детства, с Пасхой древних; это день демонстрации единодушия, когда совершаются фиктивные “выборы” главы государства – Благодетеля. Во время выборов I демонстративно голосует “против”; спасая ее, поэт R несет I в объятиях, однако D из чувства ревности пытается помешать ему и сам спасает героиню. Записывая свои впечатления от этого дня, герой разышляет: “Неужели обвалились спасительные вековые стены Единого Государства? Неужели мы опять без крова, в диком состоянии свободы – как наши далекие предки?” По дороге на службу D видит на стенах “листовки” с одним словом “Мефи” (явная ассоциация с Мефистофелем). После работы встречается с I в коридоре под Древним Домом; она ведет D за Зеленую Стену – в царство “стихии” и обросших шерстью лесных людей. I представляет им героя как единомышленника. Выступая перед ними, D, потерявший голову, кричит: “Надо всем сойти с ума, необходимо всем сойти с ума – как можно скорее!” На следующий день, придя к нему, I сообщает, что в городе идет подготовка к неким масштабным медицинским мероприятиям. Глядя на волосатую руку D, героиня предполагает, что в нем, должно быть, “есть несколько капель солнечной, лесной крови”. На предложение I захватить “Интеграл” D сперва отвечает отказом, но затем соглашается.
Узнав о предстоящей всем “нумерам” операции по “удалению фантазии”, D полагает, что это и есть искомое всеобщее счастье, однако после свидания с I осознает, что “не хочет спасения” без нее. Перед испытательным полетом “Интеграда” D видит на улице первую колонну оперированных – людей, у которых удалена фантазия: “не люди – а какие-то человекообразные тракторы”. Во время полета корабля D, поняв, что заговор раскрыт Хранителями, приказывает остановить двигатели, пытаясь устроить катастрофу, однако его помощник успевает подать другую команду, и корабль остается невредим. Едва пришедшего в себя героя вызывает к себе Благодетель – глава Единого Государства; он обвиняет D в том, что он помешал людям реализовать древнюю мечту о рае, но самым страшным из того, что говорит Благодетель, оказывается для D мысль, будто I вовсе не любила его и он интересовал заговорщиков только как строитель “Интеграла”. На следующий день в городе начинается восстание: Стена взорвана, и Лес наступает. В суматохе D не может найти I, но она сама приходит к нему. Это их последнее свидание, но вопрос о том, любит его I или нет, остается для героя нерешенным. Не в силах перенести сомнений, D наутро бежит в Бюро Хранителей, где последовательно рассказывает S всю историю отношений с I; впрочем, оказывается, что тот и так все знает. Решив, что S тоже в числе заговорщиков, D убегает и в конце концов оказывается в общественной уборной, причем его сосед занят тем, что математически доказывает “конечность Вселенной”, сидя с записной книжкой и логарифмическим циферблатом в руках. Потрясенный “его твердостью в этот апокалипсический час”, D просит у соседа бумагу, на которой делает свои последние записи. При этом ему в голову приходит вопрос: “А там, где кончается ваша конечная Вселенная? Что там – дальше?” Однако в этот момент D, как и всех присутствующих, хватают стражники; их подвергают “Великой Операции”. Последняя запись сделана уже “новым” героем: от “прежнего” сохранился лишь почерк. “Новый” D-503 абсолютно счастлив. На следующий день после операции он явился к Благодетелю и рассказал обо всем без каких-либо нравственных затруднений. Он спокойно наблюдал пытки, которым подвергли I и других заговорщиков. Герой полагает, что восстание удастся подавить. “Я надеюсь – мы победим. Больше: я уверен – мы победим. Потому что разум должен победить”.



1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...


Д-503 (Второй Вариант) – характеристика литературного героя