ДОМОСТРОЙ – анонимный памятник средневековой литературы

ДОМОСТРОЙ – анонимный памятник средневековой литературы, результат длительного коллективного творчества, отразивший представление об идеальном хозяйстве, семейной жизни и этических нормах христианского общества. В основе текста Д. лежит несколько традиционных для средневековья жанров: поучения “от отца к сыну”, известные на Руси с XI в.; сжатые до афоризмов нравственные сентенции “святых отец, како жити Христианом”, первоначально переводные (чаще всего это поучения Иоанна Златоуста), вошедшие в состав сборников нравственного

содержания типа Измарагда (см.: Сборники устойчивого состава); разного рода средневековые “обиходники”, которые определяли порядок и чин, например, монастырского служения (идеал Дома во многом сближался с идеалом монастырской жизни) .
Большое влияние на создание текста Д. оказали современные ему западноевропейские “домострой”, восходящие к древнейшим текстам такого типа (вплоть до древнегреческого сочинения Ксенофонта “О хозяйстве” (IV в. до н. э.), “Политики” Аристотеля), издававшимся на латинском, немецком и польском языках в Италии, Франции, Германии и особенно Польше. Первоначальный текст
Д. содержал и многие “картинки с натуры” – городские рассказы простонародного типа, характерные для демократической среды больших городов. В результате памятник отразил типичную для средневековой Европы атмосферу, вовсе не ориентированную исключительно на русские формы общественной и семейной жизни, как иногда утверждают, вера и хозяйство в те времена подавляли собою национальное и государственное. Иерархия в отношениях между людьми и точное соблюдение определенных циклов в организации жизненных процессов – тоже важная черта средневекового быта, и в этом смысле Д. является типичным произведением своего времени; он регламентирует то, что до него обладало известными степенями свободы, т. е. личные отношения человека с близкими ему людьми. Многие рекомендации Д. вынесены из поучений, переведенных на славянский язык давно, отсюда и архаическая форма выражения, например, в мотивах, осуждаемых нами сегодня (унижения женщины, суровой аскезы, жестоких форм воспитания детей) ; в оригинальных частях памятника отношение к тем же темам может быть иным.
Д.- памятник нравоучительной литературы, повествовательный элемент в нем подчинен назидательным целям поучения; каждое положение аргументируется ссылками на освященные традицией образцовые тексты Священного писания и отцов церкви. Прагматический характер изложения нацелен в Д. прежде всего на подачу информации под оценивающим углом зрения Писания. Здесь нет намеренного сочинительства, как нет и сознательного использования поэтических или ораторских приемов, вполне заменяемых средствами самого языка, одновременно и образного, синкретически многозначного, и использующего традиционные книжные штампы; именно в Д. впервые появляются важные термины, разграничивающие уровни нравственных понятий (“женщиаа” и “женка” при традиционном “жена”; “совесть” при старом “стыд” и пр.). Важно также, что первоначальный текст Д. создавался в Новгороде, т. е. является порождением самой демократической и социально свободной по тем временам территории Руси. Д.- не просто “экономия” (таково точное значение кальки “Домострой”), он проникнут нравственными характеристиками в отношениях между людьми, которые составляют население Дома, а словом “государь” одновременно обозначается и “хозяин” государства, и вождь общества, и владыка дома.
Д.- сборник текучего состава, многие его списки отличаются друг от друга, составляя три редакции и несколько типов. Первая редакция Д. составлена в Новгороде в конце XV в., вторая была значительно переработана выходцем из Новгорода, впоследствии влиятельным сотрудником молодого царя Ивана IV Васильевича, благовещенским протопопом Сильвестром. Последний добавил к своей редакции личное обращение к сыну Анфиму, своего рода краткий конспект Д. (“малый Д.”), который также бытовал в самостоятельных списках, частично переработанных. Третья редакция – контаминация двух основных с различными частными добавлениями.
Три основные части составляют Д. всех редакций; они последовательно излагают правила общежития в отношении “духовного строения” (религиозные наставления, главы 1-15), “мирского строения” (о семейных отношениях, главы 16-29) и “домового строения” (хозяйственные рекомендации, главы 30 – 63 по II редакции), с возможными дополнениями, например “Чином свадебным”. Не знание, обычно связываемое с информацией, интересует автора и читателя Д., а порядок ведения дел, степенность, т. е. последовательность в отношении к основному и главному в рамках домашнего жития. Не знать, а ведать надлежит Дом.
Д. входил в круг памятников эпохи московского собирательства и восполнял урядом домашнего обихода такие книги, как Стоглав, Четьи Минеи, летописи и др. Религиозное, приравненное в них к государственному, здесь как бы спускается с небесных высот, достигая первейшей ячейки – семьи, тем самым подчеркивая значение семьи как основы и общества, и государства.
Недостаток Д. в его содержательной завершенности. В своих рекомендациях он достиг предела и не способен был развиваться как текст. При этом он весь – в прошлом, замкнут на тот быт, с которого и был “снят” как образец праведного жития в миру. Это регламент частного и личного быта, представленный как дополнение к церковным (Стоглав) и гражданским (Уложение) законам своего времени, т. е. важная часть общей системы тогдашних понятий о законе и правде. Но как бы ни были плохи или прекрасны отдельные его советы, все же Д. не отражение действующих в жизни норм (за что осуждают его современные критики термином “домостроевщина”), а литературный памятник своего времени.



1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...


ДОМОСТРОЙ – анонимный памятник средневековой литературы