Единство народа в поэме “Бородино”

Единство народа не в обезличенности, как получалось у славянофилов, а в содружестве ярких индивидуальностей, наделенных глубоким и естественным чувством свободы. В этом смысле чрезвычайно характерна разница между юношеским стихотворением “Поле Бородина” и знаменитым стихотворением “Бородино”. Изменения, происшедшие в сознании Лермонтова за какие-нибудь 6-7 лет (“Поле Бородина” – 1830-1831, “Бородино” 1837), поистине разительны. Исследователи (например, Н. Л. Бродский и др.), не раз писавшие об этих изменениях, установили, что дело здесь не только в стилистике, которая закрепила различие между юношеским подходом к патриотической теме и зрелым ее воплощением. В стилистике отразился коренной сдвиг художественного мышления Лермонтова. Эпическая разработка патриотической темы оказалась не под силу юному поэту.
Стилистика стихотворения “Поле Бородина” отразила романтизм юного поэта и его неспособность понять подлинное величие Бородинской битвы. При всем несомненном патриотизме раннего Лермонтова, ему не удалось слить голос героя и голос истории.
В “Бородине” решительно перестраивается характер поэтического повествования. Рассказ доверен теперь старому солдату, представителю солдатской массы. Героика естественно вырастает изнутри эпического повествования. все демонические черты героя, конечно, исключены.

Солдат выражается народным языком, с характерными для него просторечными оборотами, пословицами, поговорками, типичными речевыми неправильностями (“Постой-ка, Врат, мусыо!”). В его языке отражен народный взгляд на нонну, подлинно демократическая, а не книжная, не литературная героика. Даже следы романтической стилистики (“И вот на поле грозной сечи Ночная пала тень”, “Да, Жаль его: сражен булатом…”, “Носились знамена, как Тени…”, “Звучал булат, картечь визжала. Рука бойцов колоть устала, И ядрам пролетать мешала Гора кровавых тел”, “Земля тряслась – как наши груди”) естественно включаются в рассказ солдата. Романтическая стилистика приобретает новые художественные функции-она служит не для воспроизведения демонического характера герои или самой битвы, а выражает либо напряженность битвы, либо сознание значительности происходящих событий. Благодаря тому что авторский голос непосредственно стилистически не выявляется, а проступает через голос солдата-рассказчика, Лермонтов добивается единства рассказчика со всей солдатской массой. Если в “Полк Бородина” “мы” и “я” были заметно отделены друг от друга, то в “Бородине” они накрепко объединены. Солдат получает право говорить от имени всех:
Забил заряд я в пушку туго
И думал: угощу я друга!
Постой-ка, брат, мусью!
Что тут хитрить, пожалуй к бою;
Уж мы пойдем ломить стеною,
Уж постоим мы головою
За родину свою!
Вместе с тем солдатская масса вовсе не обезличена. Солдат, ведущий повествование, не избранная натураа равный другим. Недаром он подчеркивает общность патриотических мыслей, закрепленных кровью (“И умереть мы обещали, И клятву верности сдержали Мы в Бородинский бой”), единство настроения (“Два дня мы были в перестрелке. Что толку в этакой безделке? Мы ждали третий день. Повсюду стали слышны речи: “Пора добраться до картечи!”), общее отношение к войне как серьезному делу, исключающему суету и праздность:
Прилег вздремнуть я у лафета,
И слышно было до рассвета,
Как ликовал француз.
Но тих был наш бивак открытый:
Кто кивер чистил весь избитый,
Кто штык точил, ворча сердито,
Кусая длинный ус.
Смысл лермонтовского стихотворения проступает особенно очевидно из противопоставления старого поколения молодому, “Вся основная идея стихотворения,- писал Белинский,- выражена во втором куплете, которым начинается ответ старого солдата, состоящий из тринадцати куплетов:
– Да, были люди в наше время,
Не то, что нынешнее племя:
Богатыри – не вы!
Плохая им досталась доля:
Немногие вернулись с поля…
Не будь на то господня воля,
Не отдали б Москвы!


1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...
Единство народа в поэме “Бородино”