Философская насыщенность лирики Б. Пастернака

Среди русских поэтов серебряного века Б. Пастернак занимает особое место. Его произведения отличаются философским настроем независимо от того, писал ли он о природе, или о состоянии собственной души, или о сложных человеческих взаимоотношениях.
Склонность к философскому осмыслению жизни характеризует все творчество Б. Пастернака. Он – поэт-мыслитель, и с самых ранних своих стихов задумывается о сущности мира. Центральная категория поэтической философии Б. Пастернака – “живая жизнь”. Она – мощная всеобъемлющая стихия, объединяющая

человеческую личность и ее окружение:
Казалось альфой и омегой, –
Мы с жизнью на один покрой:
И круглый год, в снегу, без снега,
Она жила, как аНет е§о,
И я назвал ее сестрой.
Поэтому природа в изображении Б. Пастернака – не объект описания, а живая и действующая личность. Не поэт встречает и провожает весну или зиму, любуется летними грозами или зимними стужами, бродит тенистыми аллеями и лесными тропами, а все эти деревья и кусты, тучи и дожди, зимы и весны проникли и живут внутри его души. Природа и состояние души поэта слиты воедино. Особенно ярко это единение ощущается в стихотворениях
“Июльская гроза”, “Никого не будет в доме…”, “Зимняя ночь”.
Философичность лирики Б. Пастернака определяется его постоянным мыслительным усилием, направленным на поиски основ, конечных целей и первопричин:
Во всем мне хочется дойти
До самой сути:
В работе, в поисках пути,
В сердечной смуте.
До сущности протекших дней,
До их причины,
До оснований, до корней,
До сердцевины.
Во многих произведениях Б. Пастернака, относящихся к самым разным периодам его творчества, ощутимо настойчивое желание “докопаться до сути”. Поэтому, говоря о каких-либо вещах он не только стремится показать, каковы они, но и проникнуть в их природу.
Мой друг, ты спросишь, кто велит,
Чтоб жглась юродивого речь?
В природе лип, в природе плит,
В природе лета было жечь.
Это типичный ход мысли Б. Пастернака: не “лето было жарким”, а “в природе лета было жечь”, то есть такова сущность лета. И поэт постоянно вглядывается в каждый предмет, пытается проникнуть вглубь. Часто Б. Пастернак строит стихотворение как определение, передавая не только впечатление от предмета, но и его понятие, идею. Отдельные его стихи так и называются: “Определение души”, “Определение поэзии” и т. д. И во многих его стихах возникают такие определяющие конструкции, воспроизводящие чуть ли не стиль учебника или толкового словаря:
Поэзия, я буду клясться
Тобой, и кончу, прохрипев:
Ты не осанка сладкогласца,
Ты – лето с местом в третьем классе,
Ты – пригород, а не припев.
Поэт не боится сухости умозаключений. Он охотно выводит формулы изображаемого, исследует его свойства и состав, вычисляет:
Мы были в Грузии. Помножим
Нужду на нежность, ад на рай,
Теплицу льдам возьмем подножьем,
И мы получим этот край.
В позднем творчестве Б. Пастернака предметом философского осмысления становится судьба, а также взаимоотношения человека и истории. Личность, являющаяся носительницей подлинных нравственных ценностей, внешне неприметна, живет не напоказ, но совершает подвиг добровольной жертвы, самоотдачи во имя торжества жизни, бытия, истории. Отдельная личность обладает абсолютной значимостью, но лишь в гармонии и единстве с жизнью:
Твой поход изменит местность.
Под чугун твоих подков,
Размывая бессловесность,
Хлынут волны языков.
Крыши городов дорогой,
Каждой хижины крыльцо,
Каждый тополь у порога
Будут знать тебя в лицо.
Б. Пастернаку пришлось пережить страшные времена: две мировые войны, революции, сталинский террор, разруху послевоенных лет. Ко всем годам жизни и творчества выдающегося поэта можно применить его слова: “А в наши дни и воздух пахнет смертью: открыть окно – что жилы отворить”. Но стихи Б. Пастернака с их устремленностью к сути, с их утверждением жизни и гармонии противостояли времени и самим фактом своего существования служили возрождению культуры.
Поэзия Бориса Пастернака не легка для восприятия. Дело тут не только в сложности его поэтики, но и в глубине и динамике мысли. Некогда поэт заметил, что философия – листва поэзии; читая его стихи, убеждаешься в этом вновь и вновь. Философская традиция в русской лирике представлена такими именами, как Баратынский, Пушкин, Лермонтов, Тютчев. В своем творчестве они размышляли о вопросах бытия, жизни и смерти, человеческого предназначения и духовности, взаимоотношениях человека и мира, человека и природы. Идеалы Истины, Добра и Красоты находят свое выражение в произведениях всех великих художников вне зависимости от места и времени их существования, потому что именно эти ценности определяют человеческую жизнь в целом: они суть ее, первооснова.
Философская направленность лирики Пастернака во многом обусловлена биографическими факторами. Музыка, живопись и литература определяли атмосферу в детстве поэта. Его отец был известным художником, мать – одаренной пианисткой; гостями дома были Серов, Врубель, Скрябин, Рахманинов, Лев Толстой. Будущий поэт напряженно впитывает в себя все новое, постигает общую природу всего искусства и, в конечном итоге, всякой духовности. Все проявления человеческого духа имеют своим итогом обобщающую философскую систему взглядов; для ее изучения молодой Пастернак решает стать профессиональным философом, поступает на философское отделение историко-филологического факультета, затем продолжает занятия в Марбурге. И хотя окончательный выбор его пал на поэзию (чему, на мой взгляд, следует только радоваться), поэт на всю жизнь остается “привязан” к философской тематике, которая органично входит в его поэзию, не подавляя, не ослабляя ее. Скорее, наоборот, лирика Пастернака только выигрывает от такого сближения, обретая неслыханную глубину и силу воздействия.
Особенность философской мысли Пастернака, или, точнее, способа ее выражения, – то, что она нигде не дана явно, открыто. Поэзии вообще это не свойственно, но у Пастернака глубинный подтекст стиха зашифрован, спрятан особенно изощренно, на грани риска, что ленивый и нелюбопытный читатель не сможет его уловить. Что ж, значит, такой читатель стихам не нужен. Человек, читающий Пастернака, должен сам пройти путь от поэтического образа к философскому обобщению: автор никогда не представляет явно “конечный вывод мудрости земной”, ясный для него самого. Он дает исходный материал для напряженных мысленных исканий, впрочем, рассыпая тут и там намеки, вехи для указания пути. А основная философская позиция поэта остается как бы “за кадром”.
Не претендуя на полноту и однозначную правильность истолкования, попытаемся описать основные принципы пастернаковского мировоззрения.
Основная философская проблема – проблема бытия. В каком-то смысле для Пастернака ее нет. У него мир существует – и все. Без всяких “почему” и “зачем”:
Не надо толковать,
Зачем так церемонно
Мареной и лимоном
Обрызнута листва.
Существование мира утверждается всей поэзией Пастернака. Сама она – неизменное выражение удивления и благоговения перед чудом жизни. Потому что жизнь во всех ее многообразных проявлениях есть непреходящее чудо, чья необыкновенность настолько велика, что способна исцелить любую боль:
На свете нет тоски такой,
Которой снег бы не излечивал.
Герой поэзии Пастернака принимает бытие таким, каково оно есть; совершенство, целесообразность его не вызывают сомнения. “Сестра моя – жизнь”, – говорит он. И жизнь входит в его стихи как в свой дом: поэт с ней на “ты”, меж ними нет дистанции, о чем свидетельствуют эти строки:
Со мной, с моей свечею вровень
Миры расцветшие висят.
Герой принимает мир, и жизнь в нем кажется ему простой и не отягощенной премудростями, созданными искусственно:
Легко проснуться и прозреть,
Словесной сор из сердца вытрястъ
И жить, не засоряясь впредь.
Все это – не большая хитрость.
Благоговение перед жизнью распространяется на все ее формы, без унижающего ее великий дух деления на вечное и преходящее, на возвышенное и приземленное:
“О Господи, как совершенны
Дела твои, – думал больной, –
Постели, и люди, и стены,
Ночь смерти и город ночной…”
Как правило, в произведениях Пастернака тема смерти почти отсутствует в чистом виде. Смерть не нарушает законов и течения жизни, она тоже есть часть бытия. Смерть – это скорее переход к иному этапу существования. Герой не испытывает страха перед небытием, ибо небытия не существует. Об этом – стихотворение “Уроки английского”. Обращаясь к героиням Шекспира, поэт повествует о том, как их смерть становится открытием новых миров, не концом, а началом жизни во вселенной.
Размышляя об основах бытия, Пастернак на первое место ставит любовь. Любовь – не просто человеческое чувство, но принцип жизни, ее первооснова. Ей есть соответствие в мире природном – это всеобщая связь всех явлений и вещей. В одном из стихотворений
Поэт проводит параллель между любовью героя и жизнью морской стихии: герой привязан к своей возлюбленной, как море к берегу. В стихотворении “Давай ронять слова…” на вопрос о том, кто управляет миром, “кто велит”, дается ответ: “Всесильный бог любви, Ягайлов и Ядвиг”. Эти имена выбраны не случайно – некогда именно брак, сочетание польской королевы Ядвиги к литовского князя Ягайло дало начало новому государству.
Чувство любви роднит человека и мир:
И сады, и пруды, и ограды,
И кипящее белыми воплями
Мирозданье – лишь страсти разряды,
Человеческим сердцем накопленной. Именно любовь дает человеку возможность понять мир. Проблема миропонимания очень важна для Пастернака, и единственное ее решение в поэзии автора – это полное принятие всех обликов жизни.
Свое определение смысла человеческой жизни поэт сформулировал в стихотворении, которое можно назвать программным для его творчества – “Во всем мне хочется дойти…” Человек должен жить, постигая законы этого мира – законы любви всего ко всему. В соответствии с ними должна строиться и его жизнь:
Но надо жить без самозванства,
Так жить, чтобы в конце концов
Привлечь к себе любовь пространства,
Услышать будущего зов.
Труд при этом выступает как цель бытия и его форма: герой говорит о блаженстве “занятий”, о том, что “праздность – проклятье”. Таков для Пастернака “конечный вывод мудрости земной”.
Философия Пастернака – жизнеутверждающая и оптимистичная. В этом мире много трагедий и невзгод, но они ведут нас к новым высотам понимания жизни, служат своего рода очищающим душу катарсисом. Нельзя сказать – “Мир прекрасен”, но нужно – “Мир существует, и это прекрасно”.
Им правит закон любви. Все это должен принять человек, принять и трудиться.



1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...

Философская насыщенность лирики Б. Пастернака