Философское и социальное в рассказе И. А. Бунина “Господин из Сан-Франциско”


Горе, горе тебе, великий город Вавилон, город крепкий!
Ибо в один час пришел суд твой.
Откровение св. Иоанна Богослова
Рассказ “Господин из Сан-Франциско” появился в печати в 1915 году и сразу был высоко оценен литературной общественностью. Так, М. Горький писал Бунину: “Знали бы вы, с каким трепетом читал я “Человека из Сан-Франциско”. Один из крупнейших немецких писателей XX века, Томас Манн, тоже был восхищен этим рассказом и писал, что он “по своей нравственной мощи и строгой пластичности может быть поставлен рядом с некоторыми из наиболее значительных произведений Толстого”.
В основе сюжета “Господина из Сан-Франциско” – повествование о последних месяцах жизни богатого американского бизнесмена, устроившего для своей семьи путешествие в южную Европу. За Европой – на обратном пути домой – должны были последовать Ближний Восток и Япония.
Предпринимаемый американцем круиз детально описывается в начале рассказа. С деловой четкостью и обстоятельностью, присущей главному герою, излагаются план и маршрут путешествия. Мы понимаем, что американец все учел и продумал так, чтобы не осталось никакого места для случайностей и ничто не помешало его спокойному отдыху. Так, для путешествия был выбран знаменитый пароход “Атлантида”, похожий на “громадный отель со всеми удобствами”.
Однако замечательный

своей продуманностью и насыщенностью план начинает рушиться, едва начав осуществляться. Главным “виновником” недовольства богатого туриста становится неподвластная ему и потому особо раздражающая природа (“утреннее солнце каждый день обманывало”). Из-за нее господину приходится изменить свой первоначальный план и в поисках обещанного солнца отправиться из Неаполя на Капри.
Бунин тщательно, с использованием микроскопических подробностей, дает описание его переезда своего героя, панораму острова, где он остановился, сообщает детали гостиничного сервиса, посвящает полстраницы аксессуарам одежды готовящегося к позднему обеду господина. Кажется, будто он желает отдалить неминуемо приближающуюся катастрофу – финал жизни богатого господина.
Однако движение жизни неостановимо: наречием “вдруг” открывается кульминационная сцена, рисующая внезапную и “нелогичную” смерть главного героя. Тело богатого покойника в просмоленном гробе спускают в трюм все того же парохода, и оно отправляется домой, “на берега Нового Света”.
Казалось бы, рассказ окончен, но мы понимаем, что его границы оказываются шире границ истории о судьбе богатого американца. Повествование продолжается, и выясняется, что поведанная история – лишь часть общей картины жизни, находящейся в поле зрения автора. Перед нашими глазами проходит панорама Неаполитанского залива, зарисовка уличного рынка, колоритные образы лодочника Лоренцо, двух абруццких горцев и – самое важное – обобщающая лирическая характеристика “радостной, прекрасной, солнечной” страны. Рассказ о жизни и смерти господина из Сан-Франциско оказывается лишь фрагментом неостановимого потока жизни, преодолевающего границы частных судеб.
Интересно, что события рассказа очень точно “привязаны к календарю” и вписаны в географическое пространство. Путешествие, распланированное на два года вперед, начинается в конце ноября (плавание через Атлантику), а внезапно прерывается в декабрьскую, скорее всего, предрождественскую неделю. Мы читаем, что на Капри в это время заметно предпраздничное оживление, абруццкие горцы возносят “смиренно-радостные хвалы” Божьей матери перед ее изваянием “в гроте скалистой стены Монте-Соляро “, а также молятся “рожденному от чрева ее в пещере Вифлеемской, …в далекой земле Иудиной…”
Благодаря этой календарной подробности содержание рассказа обогащается новыми гранями смысла: речь здесь идет не только о частной судьбе безымянного господина, но о жизни и смерти как ключевых – вечных – категориях бытия.
Финальная часть произведения обобщает предшествующее развитие. Почти все объекты изображения здесь повторяются по сравнению с началом рассказа: вновь “Атлантида” с ее контрастами палуб и “подводной утробы”, вновь лицедейство танцующей пары, вновь ходящие горы океана за бортом. Однако то, что в начале рассказа воспринималось как критика Буниным социального устройства, цивилизации, здесь поднимается на высоту трагического, философского обобщения. В концовке произведения неразделимо слитно звучат авторские мысли о бренности земного существования и о величии и красоте живой жизни.
В своем рассказе Бунин показывает нам, что социальные диспропорции лишь следствие гораздо более глубоких причин. “Господин из Сан-Франциско” – произведение о сложном и драматическом взаимодействии социального и природно-космического в человеческой жизни, о близорукости людских претензий на господство в этом мире, о непознаваемой глубине и красоте Вселенной – той красоте, которую, как пишет Бунин в рассказе, “бессильно выразить человеческое слово”.


1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...
Философское и социальное в рассказе И. А. Бунина “Господин из Сан-Франциско”