Герой и народ в поэме

Памятник литературному герою – вещь вообще-то редкая, но в нашей стране такой памятник установлен Василию Теркину, и, как мне кажется, герой Твардовского заслужил эту честь по праву. Этот памятник, можно считать, поставлен всем тем, кто не жалел в годы Великой Отечественной войны своей крови, кто всегда находил выход из трудного положения и умел шуткой скрасить фронтовые будни, кто любил поиграть на гармони и послушать музыку на привале, кто ценой жизни приближал Великую ПобеДУ.
Поэма Твардовского была действительно народной – вернее

солдатской – поэмой. По воспоминаниям Солженицына, солдаты его батареи из многих книг предпочитали именно “Василия Теркина” да “Войну и мир” Льва Толстого.
Мне очень нравится язык поэмы Александра Трифоновича – легкий, образный, народный. Стихи его запоминаются сами собой. Каждая глава поэмы является законченным, отдельным произведением. Сам автор сказал о ней так: “Эта книга про бойца, без начала и конца”.
Автор не заставляет своего героя совершать какие-то выдающиеся подвиги. Хотя, как знать… Одна переправа, да сбитый самолет, да взятый в плен вражеский язык чего стоят…
Мне нравится
жизнелюбие Василия Теркина. Каждый день он смотрит в глаза смерти на фронте, где никто “не заколдован от осколка-дурака, от любой дурацкой пули”. Порой он мерзнет, порой голодает, не имеет вестей от родных. Но Василий никогда не унывает. Живет и радуется жизни:
Курит, ест и пьет со смаком
На позиции любой.
Он может переплыть ледяную реку, тащить, надрываясь, языка. Но вот вынужденная стоянка, “а мороз – ни стать, ни сесть”. И Теркин заиграл на гармони:
И от той гармошки старой,
Что осталась сиротой,
Как-то вдруг теплее стало
На дороге фронтовой.
Теркин – душа солдатской компании. Недаром товарищи любят слушать его то шутливые, а то и серьезные рассказы. Вот они лежат в болотах, где перемокшая пехота мечтает уже даже о том, что “хоть бы смерть, да на сухом”. Сыплет дождик. И даже покурить нельзя: размокли спички. Солдаты все на свете клянут, и кажется им, “хуже нет уже беды”. А Теркин усмехается и начинает длинное рассуждение. Говорит он о том, что пока солдат чувствует локоть товарища, он силен. За ним батальон, полк, дивизия. А то и фронт. Да что там: вся Россия! Вот в прошлом году, когда немец рвался к Москве и пел “Москва моя”, – тогда и нужно было кручиниться. А нынче враг совсем не тот, “этой песней прошлогодней – нынче немец не певец”. Василий в трудные минуты всегда находил нужные слова, которые могли бы утешить его товарищей. Такой уж у него талант.
Однако самая пронзительная, на мой взгляд, глава – глава “Смерть и воин”, в которой герой, раненый, лежит на снегу и замерзает. И чудится ему, что пришла смерть.
Снег под ним, набрякши кровью,
Взялся грудой ледяной.
Смерть склонилась к изголовью:
Ну, солдат, пойдем со мной.
И стало трудно Теркину спорить со смертью, потому что истекал он кровью и хотел покоя.
Смерть, смеясь, нагнулась ниже:
– Полно, полно, молодец, Я-то знаю, я-то вижу:
Ты живой, да не жилец.
И чего уж, казалось, держаться за эту жизнь, где вся радость только в том, что или замерзнуть, или рыть окопы, или бояться, что убьют тебя… Но не таков Василий, чтобы легко сдаться Косой:
Буду плакать, выть от боли,
Гибнуть в поле без следа.
Но тебе по доброй воле
Я не сдамся никогда. И воин побеждает смерть:
И подумала впервые
Смерть, следя со стороны: –
“До чего они, живые,
Меж собой свои – дружны.
Потому и с одиночкой
Сладить надобно суметь.
Нехотя даешь отсрочку”.
И, вздохнув, отстала Смерть.
“Книга про бойца” была очень нужной на фронте, она поднимала дух солдат, вела их к победе. Образ автора в поэме А. Т. Твардовского “Василий Теркин”
Великая Отечественная война относится к тем событиям в истории страны, которые надолго остаются в памяти народа. Такие события во многом меняют представления людей о жизни и о искусстве. Война вызвала небывалый всплеск в литературе, музыке, живописи, кино. Но, пожалуй, не было и не будет более популярного произведения о войне, чем поэма Александра Трифоновича Твардовского “Василий Теркин”.
А. Т. Твардовский писал о войне не понаслышке. В самом начале войны он, как и многие другие писатели и поэты, уходит на фронт. И проходя по дорогам войны, поэт создает удивительный памятник русскому солдату, его подвигу. Героем “Книги про бойца”, как определил сам автор жанр своего произведения, становится Василий Теркин, который являет собой собирательный образ русского солдата. Но в книге есть еще один герой – сам автор. Мы даже не можем утверждать, что это всегда сам Твардовский. Скорее, речь идет о том обобщенном образе автора-повествователя, который присутствует в “Евгении Онегине”, “Герое нашего времени” и других произведениях, составляющих основу русской литературной традиции. Хотя некоторые факты из поэмы совпадают с реальной биографией А. Т. Твардовского, автор явно наделен многими чертами Теркина, они постоянно вместе (“Теркин – дальше. Автор – вслед”). Это позволяет нам говорить о том, что автор в поэме – это тоже человек из народа, русский солдат, который отличается от Теркина, по сути, лишь тем, что “в столице курс прошел”. А. Т. Твардовский делает Теркина своим земляком. А потому слова
Я дрожу от боли острой,
Злобы горькой и святой.
Мать, отец, родные сестры
У меня за той чертой –
становятся словами и автора, и его героя. Удивительный лиризм окрашивает те строки поэмы, в которых говорится о “малой родине”, что была у каждого из солдат, принимавших участие в войне. Автор любит своего героя, восхищается его поступками. Они всегда единодушны:
И скажу тебе, не скрою, –
В этой книге там ли, сям,
То, что молвить бы герою,
Говорю я лично сам.
Я за все кругом в ответе,
И заметь, коль не заметил,
Что и Теркин, мой герой,
За меня гласит порой.
Автор в поэме является посредником между героем и читателем. С читателем постоянно ведется доверительный разговор, автор уважает “друга-читателя”, а потому стремится донести до него “правду сущую” о войне. Автор ощущает свою ответственность перед читателями, он понимает, насколько важно было не только рассказать о войне, но и вселить в читателей (а мы помним, что “Василий Теркин” издавался отдельными главами в течение войны, а замысел восходит еще ко времени финской войны) веру в несокрушимость духа русского солдата, оптимизм. Иногда автор как бы приглашает читателя проверить истинность своих суждений и наблюдений. Такой непосредственный контакт с читателем весьма способствует тому, что поэма становится понятной большому кругу людей.
В поэме постоянно сквозит тонкий авторский юмор. В самом начале поэмы автор называет шутку самой необходимой в солдатском быту вещью:
Жить без пищи можно сутки,
Можно больше, но порой
На войне одной минутки
Не прожить без прибаутки,
Шутки самой немудрой.
Текст поэмы наполнен прибаутками, присказками, поговорками, причем определить, кто является их автором: автор поэмы, герой поэмы Теркин или народ вообще – невозможно.
Поражает наблюдательность автора, зоркость его взгляда и мастерство передачи деталей фронтового быта. Книга становится своеобразной “энциклопедией” войны, написанной “с натуры”, в походной обстановке. Автор верен не только деталям. Он прочувствовал психологию человека на войне, ощутил такой же страх, голод, холод, так же радовался и горевал… А главное – “Книга про бойца” написана не по заказу, в ней нет ничего показного, нарочитого, она явилась органичным выражением потребности автора поведать современникам и потомкам о той войне, в которой “бой идет святой и правый. Смертный бой не ради славы, ради жизни на земле”.



1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...


Герой и народ в поэме