Икона Одигитрии Смоленской

Икона Одигитрии Смоленской пропала из собора в 1941 году. Ее древняя живопись находилась под многочисленными поздними слоями записей, но суды по строгости иконографического типа, по благородным очертаниям головы младенца, эта икона действительно могла иметь греческое происхождение и принадлежать кисти выдающегося мастера.
К типу Одигитрии принадлежит также Икона Богоматери Тихвинской. При этом она заметно отличается он Смоленской: младенец повернут в профиль, левая ножка согнута и подвернута, благословляющий жест обращен не к молящимся,

а к Богоматери. Мать немного склонилась к сыну, в то время, как Богоматерь Смоленская сидит выпрямившись.
Легенда гласит, что эта икона явилась в воздухе близ города Тихвина, испуская яркое сияние. По молитве жителей она спустилась вниз, и на месте чудесного явления тут же начали строить церковь.
Однако на утро Тихвинцы не наши ни сруба, ни иконы: они перенеслись на две версты в сторону. Там и отстроили храм.
Казанскую икону очень почитал Петр I, молившийся перед списком с чудотворного образа накануне Полтавской битвы. Она стала воинской святыней, и это ее значение особенно укрепилось после того, как русские
войска в 1812г нанесли первое поражение французам в праздник Казанской иконы Богоматери 22-ого октября.
Но сама чудотворная икона была 1904 году украдена и сожжена вором-святотатцем в печи.
Совсем не обычным вариантом Одигтрии является знаменитая Троеручица – икона, где у богоматери нарисовано 3 руки. Третья рука располагается справа; иногда она повторяет жест второй руки, указывающей на младенца, а иногда поддерживает складки одежд Христа.
И легенд об этом образе также существует три. Согласно первой из них, придворный халифа Багдада – грек – христианин Иоан Дамаскин был оклеветан своими врагами. Они донесли халифу, что Иоанн будто бы служит соглядатаям (шпионом) византийского императора. Халиф поверил наветам и велел отрубить ему правую руку. Но христианин, всю жизнь почитавший Богородицу взмолился ей об исцелении. Он предложил отрубленную руку к ране и ночь напролет читал молитвы. На утро рука приросла, остался только след. Тогда Иоанн заказал написать икону Богоматери и приложил к ней серебряное изображение руки. Таким образом, рука не принадлежит самой Богоматери – это дар, преподнесенный ей в благодарность за исцеление.
Сходный обычай был широко распространен в Западной Европе, где иконы увешивали золотыми и серебряными изображениями излеченных частей тела – руками, ногами, сердцами.
Другая легенда гласит, что в одном греческом монастыре иконописец начал писать икону Богоматери. Он обвел и контур будущего изображения и отлучился. Вернувшись, иконописец обнаружил, что у образа появилась третья рука. Подумав, что это чья-то шалость мастер старательно стер лишнюю руку, но она появилась снова. На третий раз иконописец понял, что этого хочет сама Богородица, и написал икону Троеручицы. Третья легенда напоминает народную сказку, она не входит в признанный церковью список чудотворений.
Рассказывают, что однажды, когда у Богоматери были заняты обе руки, на ее глазах в колодец упал ребенок тогда у нее выросла третья рука, которую она протянула утопающему.
На Руси почитание иконы Троеручицы распространилось в 17 век.
Богоматерь казанская(также Одигитрии) и от Смоленской, и от Тихвинской. Сама Богоматерь изображена не по пояс, а по грудь.
Младенец виден до колен, но не сидит, а стоит, благословляя правой рукой: Левая рука сжимает цветок. Казанская икона явилась в 1579 году в Казане, не задолго до этого присоединенном к Руси.
Богоматерь указала в видении девятилетней девочке Матрене, дочери стрельца, где находится зарытый в земле ее образ. Но рассказу девочки никто не поверил. Тогда они сама стала копать с матерью и нашла икону в подвале сгоревшего дома. Образ торжественно перенесли в городской собор, причем во время шествия исцелились два слепца. Историю Казанской иконы описал казанский митрополит Гермоген обычно принимавший участие в обретении святынь.
Если образ Одигитриии выглядит торжественным и парадным, но несколько холодноватым, то другой тип не зря получил на Руси название “Умиление”. По-гречески оно звучит как “Елеуса”- милостивая, милующая. Смысл его вполне понятен: он опять-таки связан с милосердием Богоматери. В этом типе она изображается нежно обнимающей младенца. Ребенок же прижимается щечкой к щеке матери, обвивая руками шею Марии, ласково касаясь ее лица. Богоматерь Одигитрия представляет сына людям, как бы демонстрирует его ;Богоматерь Елеуса общается с ним, а на людей смотрит настороженно и печально – ведь ради них Сын Божий примет мучительную смерть на кресте. Взаимная нежность матери и младенца, их трогательные объятия так умиляли наших предков, что они изменили названные иконы – не милующая, а умиляющая, трогающая людские сердца. Среди икон этого типа немало величайших российских святынь. И, конечно, первой надо назвать Богоматерь Владимирскую – так же, как и Смоленская приписываемую Луке Евангелистку и проделавшую тот же путь на Русь. Но, в отличие от Смоленской, здесь Богоматерь поддерживает младенца правой рукой, а левой прижимает к себе его тельце. Ребенок же тянется вверх, чтобы припасть личиком к щеке Богоматери и покрепче обнять ее за шею. Левая ножка его подвернулась пяточкой наружу, и эта почти жизненная подробность стала отличительной чертой именно извода Владимирской иконы.
Достоверно известно, что в XIIв. эта икона находилась в Вышгороде, недалеко от Киева. Сын Юрия Долгорукого князь Андрей был посажен отцом править в Вышгороде, но ослушался отцовской воли и ушел в родные владимиро-суздальские земли. С собой он увез икону Богоматери, которая уже тогда славилась как чудотворная. Андрей собирался везти икону в Ростов, который был главным городом княжества. Однако, по преданию, за Владимиром кони, впряженные в повозку с иконой, встали, и их невозможно было стронуть с места.
С тех пор и сам князь получил прозвище Боголюбского. В трудных случаях жизни Андрей молился перед иконой и ее помощью объяснил, например, свою победу над волжскими болгарами – народом, жившим на Волге и нападавшим на купеческие корабли.
C 1328 г. фактической столицей Владимирского княжества стала Москва. Икона продолжала оставаться во Владимирском городском соборе, и хотя о ней помнили, новых списков с нее, вероятно не делали. Но вот в 1395 г. в Москву пришла страшная весть о грядущем набеге Тамерлана. Новый враг, пришедший из Средней Азии, покорил татар Золотой Орды и уже перешел Волгу. Великий князь выступил с войсками ему навстречу, а митрополита попросил перенести из Владимира чудотворную икону Богоматери. Летопись свидетельствует, что в день торжественной встречи иконы в Москве Тамерлан повернул свои полчища обратно. С иконы написали копии, а саму ее все же вернули во Владимир. Но примерно через сто лет Москва оказалась перед лицом новой опасности. Иван III отказался платить дань татарскому хану, и тот направил свои полки на Москву. Опять спешно послали за чудотворной. Московское воинство встретило татар под Калугой, на берегу реки Угры. Наконец, русские решили сменить позицию, и татары, испугавшись этого, отступили без боя. Так бесславно пало 240-летнее монголо-татарское иго, за что христиане благодарили Богоматерь Владимирскую. С тех пор икона оставалась в московском Успенском соборе.
К типу “Умиления” относится и другая воинская святыня – Богоматерь Донская. Свое название она получила потому, что во время Куликовской битвы будто бы находилось в войске князя Дмитрия Донского. Во всяком случае, Иван Грозный был уверен, что в соборе города Коломны, откуда выступил на Мамая его предок, стоит та самая икона, которая была на Дону. Богоматерь на ней прижимает к себе младенца, высоко приподняв его на согнутой правой руке.
Ребенок прильнул к ее щеке, сильно запрокинув головку ;правой ручкой он держит свиток за верхний его конец, а нижний свисает отвесно, как будто вот-вот выскользнет из пальчиков забывшего о нем маленького Иисуса. И еще одна деталь, бросающаяся в глаза: одежды младенца завернулись, и его ножки обнажились до колен.
Хотя Иван Грозный усмирил казанских и астраханских ханов, остались еще крымские, которых также влекли обильные и богатые русские земли. В 1591 г. к Москве подошло войско хана Казы – Гирея.
Оказывается, задумал военную хитрость. Он заслал в стан врага своих лазутчиков, которые сообщили хану, что на помощь царю пришло несметное войско из Новгорода и других русских земель. В русском лагере в это время поднялся ужасный шум, и Казы – Гирей решил, что это начало атаки.
Крымчане бежали в страхе и растерянности. А на месте, где стояло под Москвой русское войско, основали Донской монастырь и отдали туда копию с иконы Донской Богоматери. Сама чудотворная икона сейчас находится в Государственной Третьяковской галерее. Русские цари особенно чтили икону Богоматери Федоровской. Ее также легко отличить от других вариантов “Умиления “, потому что младенец на ней не сидит, а стоит на правом колене Богоматери. По сказанию об этой иконе, она была найдена на сосне костромским князем Василием Ярославичем, братом Александра Невского, во время охоты, вскоре после разорения Русской земли Батыем. Несомненно лишь, что икона появилась в Костроме и очень там почиталась. Древний образ, вероятно, и сейчас находится в Костроме, в церкви Воскресения. Его перенесли туда после разрушения большевиками главного городского Успенского собора. А множество копий этого образа разошлось по разным русским храмам, особенно построенным при участии царского семейства. Пятым и самостоятельным типом богородичных икон считается разновидность “Умиления” – “Взыграние Младенца”. Еще более редок шестой тип – “Богоматерь Млекопитательница” т. е. кормящая грудью младенца. Уде к концу древнерусской эпохи люди молились перед иконами с красивыми названиями: “Богоматерь Всех скорбящих радость”, “Неопалимая Купина”, “Неувядаемый Цвет”…
Некоторые исследователи называют подобные иконы акафистными, потому что их название брались из церковное песнопение (акафиста) в честь богоматери. Мария там сравнивалась с неувядаемым цветком, и с живоносным источником, и с горой, к которой не прикасалась рука человека (“Гора нерукосечная”) . Художники как бы разворачивали эти метафоры.
Здесь надо вспомнить, что христиане почитают Деву Марию именно как мать Сына Божьего, только благодаря его чудесному рождению она заняла такое важное место среди христианских святых. В ранние века христианства некоторые сторонники новой религии даже отказывались почитать Марию, говоря, что она лишь родила Христа-человека и поэтому может называться не Богородицей, а Христородицей. Бог существовал вечно и не мог родиться от смертной женщины. Эта точка зрения была отвергнута церковью, но в учениях христианства место занимаемое Пресвятой Девой было второстепенным по сравнению с положением его сына.
Однако в народе Деву Марию чтили как заступницу, которая просит бога за род человеческий. На Руси существовало сочинение, называвшееся “Хождение Богоматери по мукам “. В нем рассказывалось, как Богоматерь спускается в ад и видит там мучения грешников. Жалея их, она умоляет сына уменьшить их страдания ;Христос долго не соглашался, но в конце концов, тронутый просьбами матери, запрещает мучить грешников на пятьдесят три дня в году – от Великого четверга на страстной неделе до Троицы.
Душевность образа Марии, ее близость к грешному и страдающему человеку стали причиной широкого распространения икон Богоматери, – их встречается гораздо больше, чем икон с изображением Христа. Наверно не случайно первый самостоятельный праздник русской церкви был праздником Богоматери вместе с христианской верой Русь получила от Византии всех Греческих и иных святых и все их праздники. Однако, в 12 в Киеве по предложению князя установили особый Богородичный праздник.
В народе считали, что Богоматерь покровительствует невестам; на Покров играли свадьбу. Говорили: “Прийдет Покров, девке голову покроет”, – замужняя должна была надевать головной убор. С Покрова снег покрывал землю, пора было утеплять избу, начинались осенние ярмарки.



1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...


Икона Одигитрии Смоленской