Истоки басни в творчестве И. А. Крылова

Творчество И. А. Крылова началось еще в XVIII в., когда он издавал известные сатирические журналы “Почта духов” и “Зритель”, сыгравшие важную роль в развитии русской демократической литературы. В конце XVIII – начале XIX в. он написал несколько драматических произведений. Его комедии “Модная лавка” и “Урок дочкам” имели большой успех у зрителей. Однако в памяти целого ряда поколений Крылов остался прежде всего как баснописец.
Истоки басни восходят к глубокой древности. В русской литературе этот жанр начал усиленно разрабатываться

в XVIII в.: достаточно вспомнить басни Сумарокова, Хемницера, Дмитриева. Но только басни Крылова отличаются подлинной народностью, сатирической направленностью, высоким художественным совершенством. В сознание миллионов читателей давно уже вошли не только басни, но и сам облик Крылова – мудрого дедушки, который с лукавым простодушием умел говорить суровые истины своим современникам и нравственные уроки которого так важны и актуальны для нас сегодня.
Басни Крылова внесли новую,
свежую струю в литературу начала XIX в. Ничего общего с сентиментализмом и романтизмом у него не было. Не случайно Пушкин решительно утверждал, что ни в коем случае нельзя сближать Крылова с Карамзиным. Крылов продолжал другую линию в русской литературе, характеризуемую именами Новикова, Фонвизина, Радищева. В этой связи можно вспомнить, что еще в повести “Каиб” (1792) он весьма иронически изобразил и классициста, и сентименталиста, в одинаковой степени далеких от объективного изображения реальной действительности.
Но своей природе басни всегда дидактичны, поэтому они совершенно естественны в системе просветительского реализма с его нравоучительными тенденциями. Однако величие Крылова заключается в том, что он перерастает эти рамки. Его басни – не абстрактное обличение пороков. С поразительным лаконизмом Крылов воссоздает типичные жизненные ситуации. Персонажи крыловских басен всегда колоритны, индивидуальны, неповторимы, и вместе с тем они рельефно передают особенности определенных социальных или психологических типов.
За многочисленными басенными зверушками, птицами или насекомыми легко угадываются люди с их характерами, привычками, нравами, поступками, порою даже совершенно определенные личности или события. Так, язвительная басня “Квартет” со знаменитой концовкой: “А вы, друзья, как ни садитесь, Все в музыканты не годитесь” написана по поводу преобразования Государственного совета (по другим сведениям, в ней высмеивалась “Беседа любителей русского слова”, состоящая из 4 разрядов). Утомительно-скучные литературные чтения в этой же “Беседе” высмеивались в басне “Демьянова уха”.
Крылов очень быстро откликался на конкретные политические и общественные события, но под пером великого баснописца реальный факт поднимался до высокого социально-политического и художественного обобщения. Именно поэтому басни его продолжают Жить для все новых и новых поколений, доставляя им эстетическое наслаждение и являясь неиссякающим источником мудрости. Давным-давно нет Государственного совета, а “Квартет” и сегодня служит остроумным и вместе с тем серьезным предостережением и уроком.
Многие отрицательные явления в жизни, человеческие пороки и недостатки великий русский баснописец высмеивал так сатирически беспощадно, как никому еще не удавалось в истории этого жанра. Явно Крылова имел в виду грибоедовский Загорецкий, когда в непритворном испуге так ополчился на басни, усмотрев в них (и не без основания) резкую критику самих основ самодержавного государства: “Насмешки вечные над львами! над орлами! Кто что ни говори: Хотя животные, а все-таки цари…” И действительно, в ряде басеи Крылов выступает как смелый и беспощадный обличитель крепостнического общества. (“Рыбьи пляски”, “Волки и Овцы”, “Мор зверей”, “Волк и Ягненок”, “Крестьяне и Река” и др.).
Крылов был далек от декабристского освободительного движения. В некоторых случаях у него даже проявлялись консервативные настроения (“Безбожники”, “Конь и Всадник” и др.). Но в основном он, применяя присущее басне иносказание, “эзопов язык”, даже в условиях жестокой цензуры отражал думы, настроения, нравственные устои русского трудового народа. И не случайно для многих декабристов его басни были чрезвычайно важны именно как выражение народного мнения.
Решительное разоблачение многих социальных зол действительности было прямым следствием органического демократизма Крылова. О сути его взглядов на социальные отношения достаточно ясное представление дает басня “Листы и Корпи”.
Национально-патриотическая тематика представлена в тех его баснях, которые посвящены героическим событиям 1812 г. (“Раздел”, “Волк на псарне”, “Ворона и Курица”, “Обоз”), Здесь также отчетливо выступает народная точка зрения, народный взгляд на войну, на врагов, па Кутузова. Показательно, что в басне “Ворона и Курица” Крылов отступает от обычной басенной традиции и не маскирует тот конкретный факт, который послужил основой для создания басни. Смоленский князь (Кутузов) назван в первой же строке, а дальше прямо упоминается Москва, оставление которой Крылов считал вовсе не ошибкой полководца, а частью его стратегического замысла. Особенно популярной была басня “Волк на псарне”. Крылов отослал ее Кутузову, и тот читал ее вслух, а когда дошел до строк: “Ты сер, а я, приятель, сед”, то снял фуражку и показал свою седую голову.
Крылов значительно расширил возможности басни как жанра. В его баснях были поставлены важнейшие проблемы, подсказанные русской действительностью. Тематика и образная система крылов-ских басен основывается на неисчерпаемом богатстве устного народного творчества. Его изобразительные средства, манера повествования, язык теснейшим образом связаны с русскими сказками, пословицами, поговорками, загадками. В баснях действуют преимущественно звери и птицы, которые встречаются в сказках о животных, и они наделены теми свойствами, которые утвержде цы фольклорной традицией (трусливый заяц, хитрая лиса, глупый осел и т. д.). В крыловских зарисовках, блестящих поэтических миниатюрах очень важен национальный колорит, меткое воспроизведение русского быта, нравов. Не менее существенно и другое – особый угол зрения, отражение в баснях русского национального характера, “веселое лукавство ума,- как писал о Крылове Пушкин,- насмешливость и живописный способ выражаться”.
Басни Крылова, теснейшим образом связанные с народной мудростью, народным опытом, в свою очередь, обогащали художественное сознание народа. В русский язык перешло множество крылатых выражений из басен: “А Васька слушает да ест”, “Слона-то я и не приметил”, “Услужливый дурак опаснее врага” и многие другие. Даже некоторые заглавия стали нарицательными: “Тришкин кафтан”, “Слои и Моська”.
Особенно поражало современников лексическое богатство языка Крылова, смелое использование им таких просторечных слов и выражений, которые еще не использовались в литературе. Его язык вообще отличается необыкновенной гибкостью и выразительностью. Опыт Крылова в области стиха (он использовал разностопный ямб, дающий возможность приблизиться к передаче свободной разговорной речи) был затем подхвачен Грибоедовым и блестяще использован им в комедии “Горе от ума”. “Не будь Крылова в русской литературе,- писал Белинский,- стих Грибоедова не шагнул бы так страшно далеко.
Творчество Крылова сыграло важную роль в истории русской литературы. Традиции великого баснописца вполне ощутимы в творчестве многих последующих поэтов и прозаиков; достаточно напомнить хотя бы сатирические сказки Щедрина. Крыловские басни сыграли немалую роль и в развитии литератур народов СССР. Выдающийся писатель казахского народа Абай переводил Крылова. С особым интересом было воспринято басенное новаторство русского поэта в украинской литературе. Шевченко хорошо знал и высоко ценил басни Крылова. Его традиции способствовали развитию и укреплению басни как одного из ведущих жанров украинской поэзии XIX в. В первую очередь здесь следует назвать Е. Гребенку и особенно Л. Глебова, с именем которого связано окончательное утверждение реалистической басни в украинской литературе.



1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...

Истоки басни в творчестве И. А. Крылова