Из истории создания романа «Мастер и Маргарита»

Роман Михаила Афанасьевича Булгакова «Мастер и Маргарита» не был завершен и при жизни автора не публиковался. Впервые он был опубликован только в 1966 году, через 26 лет после смерти Булгакова, и то в сокращенном журнальном варианте. Тем, что это величайшее литературное произведение дошло до читателя, мы обязаны жене писателя Елене Сергеевне Булгаковой, которая в тяжелые сталинские времена сумела сохранить рукопись романа. Время начала работы над «Мастером и Маргаритой» Булгаков в разных рукописях датировал то 1928, то 1929 г. В первой редакции роман имел варианты названий «Черный маг», «Копыто инженера», «Жонглер с копытом», «Сын В.», «Гастроль». Первая редакция «Мастера и Маргариты» была уничтожена автором 18 марта 1930 г. после получения известия о запрете пьесы «Кабала святош». Об этом Булгаков сообщил в письме правительству: «И лично я, своими руками, бросил в печку черновик романа о дьяволе…»
Работа над «Мастером и Маргаритой» возобновилась в 1931 г. К роману были сделаны черновые наброски, причем здесь уже фигурировали Маргарита и ее безымянный спутник — будущий Мастер, а Воланд обзавелся своей буйной свитой. Вторая редакция, создававшаяся до 1936 г., имела подзаголовок «Фантастический роман» и варианты названий «Великий канцлер», «Сатана», «Вот и я», «Черный маг», «Копыто консультанта».
Третья редакция, начатая во второй половине 1936 г., первоначально называлась «Князь тьмы», но уже во 1937 г. появилось хорошо известное теперь заглавие «Мастер и Маргарита». В мае — июне 1938 г. полный текст впервые был перепечатан. Авторская правка продолжалась почти до самой смерти писателя, Булгаков прекратил ее на фразе Маргариты: «Так это, стало быть, литераторы за гробом идут?»…
Булгаков писал «Мастера и Маргариту» в общей сложности более 10 лет. Одновременно с написанием романа шла работа над пьесами, инсценировками, либретто, но этот роман был книгой, с которой он не в силах был расстаться, — роман-судьба, роман-завещание. Роман вобрал в себя почти все из написанных Булгаковым произведений: московский быт, запечатленный в очерках «Накануне», сатирическая фантастика и мистика, опробованная в повестях 20-х годов, мотивы рыцарской чести и неспокойной совести в романе «Белая гвардия», драматическая тема судьбы гонимого художника, развернутая в «Мольере», пьесе о Пушкине и «Театральном романе»… К тому же картина жизни незнакомого восточного города, запечатленного в «Беге», готовила описание Ершалаима. А сам способ перемещения во времени назад — к первому веку истории христианства и вперед — к утопической грезе «покоя» напоминал о сюжете «Ивана Васильевича».
Из истории создания романа мы видим, что он был задуман и создавался как «роман о дьяволе». Некоторые исследователи видят в нем апологию дьявола, любование мрачной силой, капитуляцию перед миром зла. В самом деле, Булгаков называл себя «мистическим писателем», но мистика эта не помрачала рассудок и не запугивала читателя…
Многие авторы различных работ и статей о Булгакове утверждают, что основная философская линия романа — борьба добра и зла. На мой взгляд, это слишком поверхностное рассмотрение. Борьба добра и зла наблюдается и в русских народных сказках, в которых тоже можно усмотреть некую философию, однако в том-то вся и штука, что роман Булгакова о дьяволе это не сказка, а быль о социальном устройстве советского общества, где добро и зло порой изменяются до неузнаваемости в своем облике и принимают поистине причудливые формы.
Для начала, в кратце. Воланд со своей свитой прибыл в Москву покарать завравшихся советских обывателей. Изображая его деятельность, писатель размышляет и возможности вообще гармонии в человеческом мире. Героями романа становятся и прокуратор Иудеи Понтий Пилат, Иешуа, и представители русской творческой интеллигенции. Философские раздумья присутствуют и в спорах прокуратора с Иешуа, и в разговорах Воланда с обывателями. Временной интервал длиной почти в два тысячелетия разделяет действие романа об Иисусе и Пилате и романа о Мастере. Возможно, что при помощи это Булгаков хочет показать вечность борьбы положительного и отрицательного в человеке, свободы и не свободы человеческого духа, а также отношение его с обществом.
В своих философских исканиях писатель ставит Мастера в ситуации, сходные с судьбой Христа. Мастер также на своем поприще подвергается великим испытаниям. Булгаков на ярких в художественном и философском отношении образах показывает подлинную и мнимую силу человека на земле, подлинную и мнимую свободу его духа. Например, Понтий Пилат, обладающий властью над Иешуа и ведущий его допрос, вдруг начинает чувствовать превосходство духа нищего философа над собой, великим властителем людей. Несомненно тонко психологически подмечено автором и то, что истинное величие духа не может не внушать чувство уважения и даже страха сильным мира сего.
Понтий Пилат, несмотря на свои страдания, не может сохранить душевного равновесия в словесной дуэли с нищим философом. Властителю не помогает его философия рабовладельца. Он чувствует, что с этой философией он беззащитен перед высшей правдой и гармонией мира. С другой стороны, Иешуа остается верен своей правде даже перед лицом смерти, а не только перед прокуратором.
Интересно, что Пилат весьма усложненная личность. Он не просто злодей и трус. Он человек, которого социальные условия, сложившиеся до него, держат в определенных рамках. Душа его начинает бунтовать, чувствуя правоту Иешуа. Но Булгаков точно не замечает этого и беспощадно осуждает Пилата за его поступок: смертный приговор Иешуа. Булгаков-филосов в данном случае встает на место Иешуа, и, несмотря на объективные и субъективные условия, по которым Пилат не может поступить иначе, автор утверждает высший философский закон, по которому на определенном нравственном уровне не может быть двух правильных решений, а есть единственный шаг к высшей правде.
Мастера писатель ставит в несколько иную философскую позицию. Мастер уверен, что все люди не могут стать положительными во всем и что им надо прощать обиды. Он пока не может дотянуться душой до высшей правды, но его вера в то, что ‘рукописи не горят’, если это честные книги, оставляет за ним право на понимание в будущем высшей правды и гармонии мира.
Обо всех странностях и уродствах бытия своих современников Булгаков пишет с улыбкой, в которой, однако, легко различить и печаль, и горечь. Иное дело, когда взгляд его падает на тех, кто отлично адаптировался в этих условиях и процветает: на взяточников и мошенников, начальствующих дураков и чинуш. На них писатель и напускает нечистую силу, как это было задумано им с первых дней работы над романом.
Силы ада играют в «Мастере и Маргарите» несколько необычную для них роль. Они не столько сбивают с пути праведного людей добрых и порядочных, сколько выводят на чистую воду и наказывают уже состоявшихся грешников.
Нечистая сила учиняет в Москве, по воле Булгакова, немало разных безобразий. К Воланду писатель недаром досочинил его буйную свиту. В ней собраны специалисты разных профилей: мастер озорных проделок и розыгрышей кот Бегемот, красноречивый Коровьев, владеющий всеми наречиями и жаргонами — от полублатного до великосветского, мрачный Азазелло, чрезвычайно изобретательный в смысле вышибания разного рода грешников из квартиры № 50, из Москвы, даже с этого на тот свет. И, то чередуясь, то выступая вдвоем или втроем, они создают ситуации, порою и жутковатые, как в случае с Римским, но чаще комические, несмотря на разрушительные последствия их действий.
Степа Лиходеев, директор варьете, отделывается тем, что ассистенты Воланда зашвыривают его из Москвы в Ялту. А грехов у него целый воз: «… вообще они, — докладывает Коровьев, говоря о Степе во множественном числе, — в последнее время жутко свинячат. Пьянствуют, вступают в связи с женщинами, используя свое положение, ни черта не делают, да и делать ни черта не могут, потому что ничего не смыслят в том, что им поручено. Начальству втирают очки.
«Машину зря гоняют казенную! — наябедничал и кот»
И вот за все это всего лишь вынужденная прогулка в Ялту. Без чересчур тяжелых последствий обходится встреча с нечистой силой и Никанору Ивановичу, который с валютой действительно не балуется, но взятки-то все-таки берет, и дядюшке Берлиоза, хитроумному охотнику за московской квартирой племянника, и руководителям Зрелищной комиссии, типичным бюрократам и бездельникам.
Зато крайне суровые наказания выпадают тем, кто и не ворует и вроде бы Степиными пороками не замазан, но обладает одним как будто и безобидным недостатком. Мастер определяет его так: человек без сюрприза внутри. Финдиректору варьете Римскому, пытающемуся изобретать «обыкновенные объяснения явлений необыкновенных», ассистенты Воланда устраивают такую сцену ужасов, что он в считанные минуты превращается в седого старика с трясущейся головой. Совершенно безжалостны они и к буфетчику варьете, тому самому, что произносит знаменитые слова об осетрине второй свежести. За что? Буфетчик-то как раз и ворует и мошенничает, но не в этом самый тяжкий его порок — в скопидомстве, в том, что он обворовывает и самого себя. «Что-то, воля ваша, — замечает Воланд, — недоброе таится в мужчинах, избегающих вина, игр, общества прелестных женщин, застольной беседы. Такие люди или тяжело больны или втайне ненавидят окружающих»
Но самая печальная участь достается главе МАССОЛИТА Берлиозу. Беда Берлиоза в том же самом: он человек без фантазии. Но с него за это особый спрос, ведь это руководитель писательской организации — и при этом неисправимый догматик, признающий лишь отштампованные истины. Поднимая отрезанную голову Берлиоза на Великом Балу, Воланд обращается к ней: «Каждому будет дано по его вере…». Мне кажется, что только в этот момент происходит первая настоящая встреча Берлиоза с Воландом.
С кажущимся всемогуществом вершит дьявол в советской Москве свой суд и расправу. Таким образом Булгаков получает возможность устроить, пусть лишь и словесно, некий суд и возмездие литературным проходимцам, административным жуликам и всей той бесчеловечно-бюрократической системе, которая только суду дьявола и подлежит.
С помощью ассистентов Воланда Булгаков ведет свой сатирико-юмористический обзор явлений московской жизни. Союз с Воландом необходим ему для иных, более серьезных и важных целей.
В одной из последних глав романа Булгаков показывает нам диалектическое единство, взаимодополняемость добра и зла. К Воланду, по поручению Иешуа Га-Ноцри, является Левий Матвей просить за Мастера: «Я к тебе, дух зла и повелитель теней…» — ты произнес свои слова так, — замечает Воланд, — как будто ты не признаешь теней, а также и зла. Не будешь ли ты так добр подумать над вопросом: что бы делало твое добро, если бы не существовало зла, и как бы выглядела земля, если бы с нее исчезли тени? Ведь тени получаются от предметов и людей. Вот тень от моей шпаги. Но бывают тени от деревьев и от живых существ. Не хочешь ли ты ободрать весь земной шар, снеся с него прочь все деревья и все живое из-за твоей фантазии наслаждаться голым светом?» Вот вам еще один пример Шариковщины, только с диаметрально противоположной стороны. Все расчистить для достижения своей цели, не считаясь ни с чем и ни с кем.
Булгакова меньше всего прельщало наслаждение голым светом, хоть не так уж изобиловала им окружающая жизнь. Ему дорого было то, что проповедовал Иешуа, — добро, милосердие, царство истины и справедливости, где вообще не будет надобна никакая власть. С помощью Иешуа и Мастера Булгаков проповедует Этику, нравственность. Но этим далеко не исчерпывалось то, что, по его убеждению, нужно было людям для полноты жизни, для вечного движения мысли и вечной работы воображения, а в конечном счете для счастья. Без игры света и тени, без выдумки, без необычностей и загадок жизнь, по Булгакову, не может быть полна. А все это уже проходит по ведомству сатаны, князя тьмы, повелителя теней.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Из истории создания романа «Мастер и Маргарита»