Как выразились принципы Пушкина-историка в романе

Следовать за мыслями великого человека есть наука самая занимательная.
А. С. Пушкин
Роман “Капитанская дочка” построен на двух разных сюжетах – историческом и бытовом, реальном и выдуманном. В исторических сценах выразилась пушкинская философия истории, в бытовых сценах – его нравственная философия. Однако подобное философское “разделение” весьма условно. Переплетая сложным образом сюжетные линии, Пушкин объединил исторические и общечеловеческие аспекты философии: он “приблизил” общенациональное историческое

событие (Пугачевское восстание) к обыкновенному человеку, то есть оценил историческое событие не с точки зрения абстрактной мировой истории, а с точки зрения конкретной личности. Следовательно, первый принцип Пушкина-историка в “Капитанской дочке” – гуманизм.
Гуманизм – это признание человека высшей ценностью в мире, признание права человека на свободу, счастье, развитие и проявление своих способностей. Кроме отъявленных злодеев Швабрина и Белобородова, все персонажи у Пушкина являются положительными, так как обладают добротой и великодушием: капитан и капитанша Мироновы, кривой поручик Иван
Игнатьевич, поп и попадья в Белогорской крепости, слуги Савельич и Палашка, гусарский ротмистр Зурин и т. д. Да и главный герой романа – Гринев – понимает, что его история любви закончилась счастливо именно благодаря добрым людям.
Пушкин показывает, что стремление делать добро для героев романа оказывается сильнее сословных перегородок. Даже разделенные классовыми интересами, они по-человечески помогают друг другу. Например, казацкий урядник Максимыч в сцене казни указывает на капитана Миронова, а на следующий день передает офицеру-дворянину Гриневу подарок от Пугачева – коня да тулуп. При этом казак неловко утаивает полтину денег, и Гринев, добродушно прощая этот обман, слышит в ответ: “Очень благодарен, ваше благородие, вечно за вас буду бога молить” (IX). Тот же Максимыч под стенами Оренбурга передаст Гриневу письмо от Маши и таким образом поможет обоим главным героям. Палашка – крепостная девка Мироновых – не бросает свою барышню-сироту, пока Маша находится под арестому Швабрина, хотя Пугачев всем крепостным даровал свободу. После освобождения капитанской дочки Палашка уезжает с барышней в деревню Гриневых.
Гуманизм связан с общей исторической концепцией романа – с мыслью о том, что беспощадный крестьянский бунт несет зло всем без разбору – и правым, и виноватым. Погибают капитан Миронов и его жена; остается сиротой их восемнадцатилетняя дочь; жители Оренбурга страдают и умирают от голода, осажденные пугачевцами; и мужики, и господа одинаково бедствуют на территории, охваченной восстанием. Гринев вспоминает в своих “семейственных записках”: “Мы проходили через селения, разоренные бунтовщиками, и поневоле отбирали у бедных жителей то, что успели они спасти. Правление было повсюду прекращено: помещики укрывались по лесам” (XIII).
Как же добиться, чтобы отношения между людьми, сословиями (классами), государствами строились на принципах гуманизма? Ответ Пушкина – надо распространять в народах просвещение. Поэтому просветительство – второй принцип Пушкина-историка. Просветительство как идейное течение выражало прогрессивное для XVIII – начала XIX века стремление общества осмыслить свою духовную жизнь с точки зрения ее разумности (разума) и тем способствовать общественному прогрессу. В истории Франции, которая всегда была образцом для подражания в России, просветители сыграли выдающуюся роль. В своих книгах Д. Дидро, Вольтер, Ж.-Ж. Руссо, Ж. Д’Аламбер и другие доказали, что, подвергнутые критике разума, государственные институты феодальной Франции оказываются несправедливыми и обнаруживают полную несостоятельность. Так идейно была подготовлена Великая французская революция.
Согласно взглядам просветителей, человек изначально добр, негодяем его делают плохое воспитание и несправедливые условия жизни. Пугачевцев Гринев называет злодеями, но, когда они тащат молодого офицера к виселице, они не испытывают ненависти к нему и ведут себя по отношению к Гриневу странно: “”Не бось, не бось”, – повторяли (…) губители, может быть и вправду желая (…) ободрить” (VII) героя. Караульные мужики в Бердской слободе без побоев и унижения препроводили пленного Гринева во “дворец” к Пугачеву (XI). Даже главный злодей – Пугачев – способен на великодушные поступки, что доказывает история его отношений с Гриневым.
По мнению просветителей, задача общества – просвещать людей, и если просвещенных граждан будет много, то само общество изменится к лучшему. При этом просвещение понималось широко: не только обучение грамоте, но и воспитание в гражданах благородных чувств и правильных нравов. В России просвещение, по мнению Пушкина, необходимо не только простому народу, но и дворянству. Отец и сын Гриневы – положительные герои романа, но в их поведении писатель отмечает черты помещиков-крепостников (1,V) в отношении их крепостного раба Савельича, преданного господам душой и телом. Если лучшие дворяне обращаются с крепостными столь несправедливо, то что ожидать от остальных? Отсюда понятны и причины крестьянской войны, и жестокость восставших мужиков: они протестуют против бесчеловечного отношения к ним.
Просветители верили в просвещенного монарха, который проводит в своей стране прогрессивные реформы, не доводя народ до бунта. Вромане Екатерина II представлена (правда, с большой долей иронии) просвещенной государыней: она доступна для подданных (капитанская дочка без церемоний говорит с императрицей в саду), разбирается в людях (верит Маше, но потом проверяет факты), награждает по заслугам (освобождает Гринева из-под следствия).
Третий принцип Пушкина-историка – исторический детерминизм: каждое событие рассматривается не как случайное, а как закономерное, имеющее свои причины в прошлом и последствия в будущем. Оценка, которая дается событию или деятелю, учитывает историческую эпоху, или то, что сам Пушкин называл “дух времени” (“Роман в письмах”).
В небольшом романе писатель изобразил большую историю. Пугачев назвался императором Петром III, незаконно свергнутым Екатериной. Так исторические события “Капитанской дочки” связались с предшествующей эпохой – дворцовым переворотом 1762 года. Кроме того, писатель дважды упоминает, что незадолго до народной войны (1773-1775), а именно в 1771-1772 годах, в Оренбургском крае уже были волнения яицких казаков. В умете, куда случайный прохожий вывел кибитку Гринева, молодой дворянин услышал разговор вожатого и хозяина, из которого не понял ничего, “но после уж догадался, что дело шло о делах Яицкого войска, в то время только что усмиренного после бунта 1772 года” (II). Во второй раз Гринев коротко упоминает о тех же событиях, указывая причины волнения казаков: “Причиной (…) были строгие меры, предпринятые генерал-майором Траубенбергом, дабы привести войско к должному повиновению. Следствием было варварское убиение Траубенберга, своевольная перемена в управлении и, наконец, усмирение бунта картечью и жестокими наказаниями” (VI). Еще раньше, в 1740 году, в Оренбургском крае были самым жестоким образом подавлены генералом Урусовым волнения башкир. Косвенное напоминание об этом находим в VI главе романа, когда к капитану Миронову приводят пугачевского лазутчика – башкира с вырезанным языком. Вид его потряс молодого Гринева: “Никогда не забуду этого человека. Ему казалось лет за семьдесят. У него не было ни носа, ни ушей. Голова его была выбрита; вместо бороды торчало несколько седых волос; он был малого росту, тощ и сгорблен; но узенькие глаза его сверкали еще огнем. “Эхе! – сказал комендант, узнав, по страшным его приметам, одного из бунтовщиков, наказанных в 1741 году. – Да ты видно старый волк, побывал в наших капканах. Ты знать не впервой уже бунтуешь, коли у тебя так гладко выстрогана башка””. И башкирский, и казацкий бунты правительство подавило силой, вместо того чтобы выяснить и устранить причины народного недовольства. Результатом этой легкомысленной политики стала крестьянская война под предводительством Пугачева.
Известно, что, нарисовав в “Капитанской дочке” образ великодушного Пугачева, Пушкин нарушил литературную и историческую традицию. Прежде, например в книге П. Сумарокова “Обозрение царствования и свойств Екатерины Великия” (1832), Пугачев изображался беспощадным злодеем, кровавым убийцей. Пушкин, соблюдая принцип исторического детерминизма, показал Пугачева героем своего времени, когда расправы, насилие над женщинами, казни через повешение, пытки были обычным делом. Замечательно пространное рассуждение Гринева о пытках, которое должно было оправдать доброго капитана Миронова, решившего применить плети (!) к пленному башкиру (VI). Гринев, человек своего времени, не описывает другие дворянские “подвиги”, вероятно, потому, что не видит в них ничего возмутительного. Зато их описывает А. Н. Радищев в “Путешествии из Петербурга в Москву” (1790), а Пушкин в исторической монографии “История Пугачева” (1833), опираясь только на документы, покажет, что во время Пугачевского восстания бунтовщики и царские офицеры поочередно вешали своих противников, и трудно сказать, кто проявлял при этом большую жестокость.
Четвертый принцип Пушкина-историка – добросовестность, то есть точное изложение исторических фактов, исключающее всякую фантазию автора. Как уже было сказано, в романе “Капитанская дочка” переплетаются исторические эпизоды и семейная хроника. По убеждению Пушкина, в исторической части романа писатель должен строго следовать фактам, не позволяя никаких домыслов от себя. Если сравнить исторические события в “Капитанской дочке” и в “Истории Пугачева”, то легко заметить, что Пушкин в романе действительно ни на шаг не отступает от исторического документа. Из “Истории Пугачева” (II) словесный портрет Пугачева в точности перенесен в роман (II). В “Истории…” сообщается, что Пугачев был неграмотным (IV), в романе это выясняется в сцене, где он не может прочитать “реестр барского добра” (IX), составленный Савельичем. Глава “Приступ” в деталях повторяет свидетельство очевидца из “Истории…” о пребывании Пугачева в Сакмарском городке (II). Храбрый капитан Миронов и поручик Иван Игнатьевич перед казнью ведут себя так же мужественно, как реальные офицеры Ильинской крепости – капитан Камешков и прапорщик Воронов. То, что Пугачев в романе пощадил молодого Гринева после взятия Белогорской крепости, не авторская выдумка: в “Истории…” Пушкин приводит несколько случаев, когда самозванец по просьбе солдат щадил офицеров (II, IV, V). “Царские привычки” литературного Пугачева: красный кафтан; полтина денег в награду; казаки, которые помогают самозванцу сесть и слезть с белой киргизской лошади; “царские” знаки на груди; кресло-трон, на котором Пугачев сидит, верша суд и расправу; разбрасывание медных денег в толпе и т. д. – все это взято из “Истории…”. Эти примеры, которые при необходимости можно продолжить, доказывают, что сюжет и описания в “Капитанской дочке” отличаются исключительной исторической точностью.
Рассмотрев четыре принципа пушкинского историзма на примере “Капитанской дочки”, нельзя не сказать о пушкинской философии истории. В романе выразился исторический оптимизм автора, который считал, что человеческое общество развивается прогрессивно, от несвободного состояния (рабства) к свободе, просвещению, гуманизму. Главную роль в этом историческом развитии писатель отводит политическим идеям, правильному законодательству, воспитанию народа – одним словом, просвещению, которое “смягчит” общественные противоречия. Именно в таком духе рассуждает Петр Андреевич Гринев на склоне лет, сочиняя свои “семейственные записки”: “…ныне дожил я до кроткого царствования императора Александра и не могу не дивиться быстрым успехам просвещения и распространению правил человеколюбия. Молодой человек! Если записки мои попадут в твои руки, вспомни, что лучшие и прочнейшие изменения суть те, которые происходят от улучшения нравов, без всяких насильственных потрясений” (VI). Но если просвещенное человечество мирным путем может создать справедливое государство, зачем тогда происходят кровопролитные революции (в Нидерландах, Англии, Франции) и народные войны (в Чехии, Германии. России)?
Объяснение исторических событий классовыми противоречиями появится позже, поэтому Пушкин в оценке Пугачевского восстания использовал главный принцип просветительства – принцип разумности. С точки зрения разумности, стихийное крестьянское восстание с самого начала было обречено на поражение и, значит, бессмысленно. Восставший народ не добился бунтом ничего, кроме новых страданий (жестокого подавления и наказания участников). Однако тот же принцип разумности требовал изменить условия, породившие беспощадный бунт, чтобы он больше не повторился. Иначе говоря, России нужны экономические и политические реформы, которые может осуществить только царь. Надежда на просвещенного монарха была в духе пушкинского времени, ведь другой реальной политической силы в феодально-крепостнической России не существовало. Последнее убедительно, с точки зрения Пушкина, доказали новейшие события – неудачное восстание декабристов (1825), стихийные холерные бунты крестьян (1830-1831) – и русская история – смутное время, эпоха Петра I, Пугачевское восстание.
В заключение следует сказать, что интерес Пушкина к истории был серьезным и постоянным. Писатель внимательно читал книги не только выдающихся русских (М. В. Ломоносова, В. Н. Татищева, Н. М. Карамзина) и французских (Вольтера, Ф. Гизо, О. Тьрри, Ф. Минье, А. Тьера) историков, но и множество исторических исследований малоизвестных авторов. Начиная с лицейских лет (“Воспоминания в Царском селе” 1814, “Лицинию” 1815) он создавал художественные произведения (“Борис Годунов” 1825, “Полтава” 1829, “Арап Петра Великого” 1830, “Маленькие трагедии” 1830, “Медный всадник” 1833) и писал публицистические заметки (“Заметки о русской истории XVIII века” 1822, Заметки о Великой французской революции 1830 и т. д.) на исторические темы. В русской истории Пушкина интересовали главным образом переломные эпохи, когда все общественные проблемы резко обостряются и человек – обыкновенный, как Петр Гринев, или великий, как Борис Годунов, – должен определить свое отношение к событиям. В историческом прошлом, по мнению Пушкина, можно найти объяснение современного и будущего состояния народа: “Одна только история народа может объяснить истинные требования оного” (А. С. Пушкин “Примечание к повести “Нос””)
Взгляды Пушкина-историка были дворянско-просветительскими, что неудивительно: ведь писатель был одним из выдающихся представителей дворянской интеллигенции своего времени и справедливо считал, что пока именно передовое дворянство является главным выразителем прогрессивных устремлений народа. Взгляды Пушкина-историка были передовыми для своего времени, потому что идеи гуманизма и просвещения писатель диалектически связал с идеями политической свободы. В “Заметках по русской истории XVIII века” (1822) писатель сформулировал мысль, которая стала основой его исторического мировоззрения: со времен Петра I Россия вступила на общеевропейский путь развития и успехи просвещения неминуемо приведут к изменению крепостного строя и ограничению абсолютной монархии, то есть к свободе народа. времен Петра I Россия вступила на общеевропейский путь развития и успехи просвещения неминуемо приведут к изменению крепостного строя и ограничению абсолютной монархии, то есть к свободе народа.



1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...


Как выразились принципы Пушкина-историка в романе