Классик американской литературы Натаниел Готорн

Натаниел Готорн принадлежал к древнему пуританскому роду; его далекий предок был судьей на печально известном Салемском процессе над ведьмами. Отец писателя умер, когда сыну исполнилось четыре года. Готорн рос болезненным, предрасположенным к уединению ребенком, увлеченным чтением, погруженным в свои мысли, замкнутым. Таким запомнился он современникам и в зрелые годы. Учился в Боудойнском колледже (1821-1825), где среди его одноклассников был Г. В. Лонгфелло. Почти всю жизнь прожил в городах Новой Англии – Сейлеми, Бостоне и др.; сначала вынужден был зарабатывать на проживание, выполняя чиновничью работу, а свободное время, отдавая литературной работе. Его творчество и мироощущение были органически связаны с Новой Англией, древнейшей территорией Америки, куда еще в начале XVII столетия прибыли первые переселенцы-пуритане, которые убежали от религиозных притеснений и основали колонии на американской земле. Это были люди суровые, трудолюбивые и вместе с тем фанатичные в своей вере. Новая Англия эпохи пионеров-переселенцев, ее дух, ее люди – все это стало воистину “страной Готорна”, местом действия многих его произведений с их мрачно трагическим и вместе с тем ярким колоритом. Писателю импонировали моральная цельность, свободолюбивые пуритане, но отталкивали проявления нетерпимости. Г. писал, что готов десять раз оглянуться на прошлое, чем

один раз взглянуть в лицо будущего.
Дебютировал новеллистическими сборниками “Дважды рассказанные истории” (“Twice-told Tales”, 1837), “Легенды старой усадьбы” (“Mosses from an Old Man”, 1841). Находился в русле поэтики романтизма, будучи убежденным, что повседневное, бытовое губительное для искусства, сферой которого является неординарное, условное. Источником многих его произведений стали хроники, легенды, истории из пуританского прошлого, в которых реальность фантастично “сосуществует” с фантастикой, сказкой, игрой воображения. Как и у многих романтиков, особая заинтересованность прошлым была связана с критическим отношением к современности. В 1841 г. провел определенное время в утопической колонии Мостовая Фарм, а ее распад, как и распад многих других колоний, которые появились в США в 40-х гг., воспринял как свидетельство эфемерности попыток искусственным путем перестроить общество, как, впрочем, и переработать саму человеческую природу во всех ее разнообразных проявлениях.
Вместе с В. Ирвингом, Е. По Готорн был одним из творцов американской романтической новеллы. Интересуясь прошлым, прежде всего историей Новой Англии, он стремился не столько к точному воспроизведению реалий эпохи, сколько к изображению духовной сферы, процессов формирования нового правосознания, идей государственной независимости, духовной свободы личности. Вообще его новеллистика обозначена пасмурным колоритом. При этом главным предметом внимания писателя остаются не внешние события, а внутреннее содержание, душа человека, ее сердце как арена борьбы Добра и Зла.
Готорн выступал и в романном жанре. Его романам присуща фрагментарность, в них ощущается рука новеллиста. В духе поэтики романтизма он исходил из того, что творец должен уметь переключаться с мира реальности в сферу условности, фантастики, россказни. В предисловии к роману “Дом на семи фронтах” он сформулировал два вида романа: novel, т. е. роман бытовой, и romance (“романс”), т. е. роман, построенный на выдумке, игре воображения. Второй вид был ему более близким.
Наиболее известным является знаменитый роман Готорна “Красная буква” (“The Scarlet Letter”, 1851), в котором особенно чувствительно проявились его писательская философия и эстетика, а также характерные мотивы, связанные с пуританством и историей Новой Англии. Действие романа разворачивается в XVII ст. в Бостоне, одном из центров угрюмого, жестокого пуританства. Завязкой стала яркая сцена на площади, где идет гражданский суд над преступницей-женщиной, которая предала мужа.
Возле позорного столба – Эстер Принн, главная героиня, которая держит на руках внебрачного ребенка, хорошенькую девочку Перл: она отказалась назвать имя своего соблазнителя и осуждается на пожизненное наказание – носить на груди клеймо позора, вышитую на одежде красную букву “А” (от англ. слова “adulteress”, т. е. “прелюбодейка”). Обряд суда происходит на глазах у толпы, в которой есть двое причастных к трагедии: молодой священник, соблазнитель Эстер, Артур Диммсдейл, который побоялся назвать свое имя, и ее муж, угрюмый ученый старый Чиллингсворт. И хоть роман богат яркими зарисовками новоанглийского быта, главным, вопреки всему, является не исторический колорит этого уголка Новой Англии, а сложный мир борьбы, страданий, противоречивых страстей, которые связывают этих трех людей. Эстер предстает на страницах романа живым человеком: высокая, красивая, гордая, преисполненная собственного достоинства, благородства и покоя, она мечтала о семейном очаге, уюте, которого была лишена с угрюмым Чиллингсвортом, который вступил в брак с молодой женщиной, чтобы как-то развеять свое одиночество. Морально она возвышается и над своим мужем, черствым книжным червяком, и над своим любовником, слабым и нерешительным.
Одержимый ревностью и жаждой мести, Чиллингсворт похож на мелодраматического разбойника. Припрятав свое имя, он истошно разыскивает любовника своей жены, пока не узнает, что молодой, извне набожный священник и приходится отцом хорошенькой Перл.
Чувствительный ко всему Артур Диммсдейл придерживается суровой пуританской морали, но все же подвергается призыву плоти. Натура слабая, в отличие от сильной Эстер, он мучается от осознания того, что припрятал свой грех. Столкнувшись с Чиллингсвортом, он придавлен его фанатической волей, обессилен осознанием своей греховности и уже не может бороться за жизнь. Он отвергает предложение Эстер убежать с ней в Европу, публично раскаивается и умирает на руках у любимой женщины. К моральному саморазрушению приводит маниакальная страсть и Чиллингсворта. Лишь Эстер оказывается способной к духовному, моральному росту: искренним признанием она победила свой “грех”, а излучая доброжелательность, помогая гонимому и бедному, добивается всеобщей симпатии.
В романе ощутима романтическая методология Готорна: герои, четко очерченные, становятся олицетворением определенных морально-этических категорий; стиль пронизан символикой и аллегориями; большую роль сыграет контраст двух цветов – черного, связанного с образом пасмурной тюрьмы, и красного – цветка, который растет возле ее входа. Красный цвет, который является для пуритан цветом адского огня, который очищает грехи, это также цвет мужества, духовного стойкости Эстер.
Последнее десятилетие в жизни Готорна было весьма насыщенным. На протяжении пяти лет (1853-1858) он служил американским консулом в Ливерпуле. Потом побывал в Италии, откуда возвратился на родину, где жил одиноко, погрузившись в свою работу. В это время он написал еще несколько романов, которые стали значительными памятками позднего американского романтизма. В романе “Дом на семи фронтонах” (“The House of Seven Gables”, 1851), действие в котором происходит уже в XIX ст., поднимается проблема греха и его епитимьи.
Проклятие висит над домом судьи Пинчена, далекий предок которого захватил землю фермера Мэтью Моула, обвинив последнего в колдовстве и добившись его смертной казни. В романе “Блайтдейл” (“The Blithedale Romance”, 1852) отобразились обстоятельства пребывания Готорна в колонии Мостовая Фарм. В образе писателя Майлса Ковердейла, который приехал в колонию из города, но со временем в ней разочаровался, просматривают автобиографические черты. В последнем романе Готорна “Мраморный фавн” (“The. Marble Fawn”, 1860) – сложные коллизии, которые переживает американский скульптор Кеньон, демоническая красавица Мириам и итальянец Донателло, что похож на фавна работы Праксителя. Фатальные страсти, страдания, убийство, раскаяние героев – все это в духе романтической поэтики разворачивается на фоне роскошной итальянской архитектуры.
Перу Готорна принадлежат также книги, адресованные читателям младшего возраста, такие как “Дедушкино кресло”, “Знаменитые старики”, “Дерево свободы”, “Биографические рассказы для детей”, а также “Книга чудес”, в которой писатель доступно пересказал для детей главнейшие античные мифы.
Писатель остро ощущал трагизм окружающей жизни, но решение всех проблем он связывал с “очищением сердец”, с укреплением морально-этической сферы. Классик американской литературы, он имел настолько своеобразное мировоззрение и стиль, поэтому критики пишут о его особой манере, используя термин “готорнианство”.


1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...
Классик американской литературы Натаниел Готорн