Концепция аналитической драмы у Шиллера


Концепция аналитической драмы возникает у Шиллера под воздействием классицистской эстетики. Такая драма, по его мысли, должна представлять собой “трагический анализ” по примеру трагедии Софокла и Еврипида. Искусство анализа психологических состояний, страсти должно быть при этом исключительно “концентрированным”. Вот почему аналитическая драма не дает “картины мира”, а стремится передать динамику “момента”, все мотивировки относит к предыстории событий и по существу разыгрывает на сцене “последний акт”. Вместе с тем в своем художественном воплощении аналитическая драма Шиллера несла в себе и известный заряд и немалые возможности реалистического характера. Прекрасным примером этого является трагедия “Мария Стюарт”.
Основная тенденция трагедии связана с психологическим конфликтом двух женских характеров – Елизаветы, властолюбивой и мстительной правительницы, и Марии – ее трагической жертвы, обаятельной и прямодушной. И все же писатель оказался вынужденным вторгнуться в область политики. Вслед за историческими свидетельствами он показывает, что не субъективные причины и даже не разногласия на религиозной почве составили основу исторического конфликта. Мария Стюарт была осуждена парламентом и послана на казнь “соперницей” Елизаветой не в силу моральных принципов, а по причинам политическим.

И хотя драматург Марию отчасти идеализировал, что и привело в трагедии “к отделению личности от ее роли в истории” (А. Абуш), однако события в пьесе предстают в определенных исторических условиях общественной борьбы.
Каждый из выведенных в трагедии характеров (Елизавета – Мария Стюарт, лорд Лейстер – Мортимер и др.) своеобразен и раскрывается в сложных противопоставлениях и драматических коллизиях.. В сцене свидания двух королев, являющейся своего рода кульминацией поединка, раскрываются не только индивидуальные свойства характеров, но и стоящие за ними противоборствующие силы.
Необходимость дальнейшего расширения сферы общественного конфликта и новых поисков путей обновления художественного метода Шиллер ощутил в процессе работы над “романтической трагедией”, повествовавшей о патриотическом подвиге французской крестьянской девушки Жанны дАрк.
В новой пьесе, где самим ходом развития сюжета на первое место выдвигались народные массы и народный герой, драматургу удалось более ясно выразить свои сокровенные мысли и чаяния. Трагедия “Орлеанская дева” очень лирична. Как и в период создания “Валленштейна”, теперь перед ним снова возникали проблемы “взаимной зависимости в поэзии содержания и формы”. Вот почему именно сейчас Шиллер пытается осмыслить вопрос о закономерностях развития искусства, которое, по его мысли, сходно с философией, ибо находится в состоянии непрерывного развития.
Трагедия “Орлеанская дева” была задумана как произведение классицистское. Но жизненный материал, легший в ее основу, требовал постоянного освобождения от нормативной поэтики. Сюжет в романтической трагедии подчинен задаче раскрытия одного из героических эпизодов из истории Столетней войны (1337-1453 гг.), происходившей между Англией и Францией и отражавшей кризис феодальной системы во Франции. Эпизод этот связан с появлением (весной 1429,г.) на поле боя под осажденным врагами Орлеаном семнадцатилетней пастушки из Дом-Реми, способствовавшей изгнанию англичан с родной земли
Обращение к патриотическому сюжету и образу народной героини не случайно. Оно было актуально в пору современных драматургу освободительных войн. В уста Иоанны Шиллер вкладывает суровое осуждение “британских войск, безжалостных к французам”, опустошительной войны, приведшей к тому, что во Франции много появилось “бездетных матерей”, осиротелых чад”, “невест, безбрачно овдовевших”.
Карл VII, поставленный объективным ходом истории во главе сил, борющихся за объединение нации, на деле оказался правителем слабым, нерешительным, а трусливая аристократия даже предавала национальные интересы. Лишь немногие из рыцарей (Дюнуа, Ла Гир) продолжают патриотическую борьбу. Многозначительным поэтому было обращение к герою из народа, способному отстоять общие интересы в момент, когда, казалось, как Шиллер отмечал в прологе, создалась обстановка “неотвратимой гибели”. Писатель при этом объективно раскрывает в трагедии перспективу общественного развития: Франция, не-сумевшая победить врага в войне феодальной, одерживает победу в войне патриотической, народной.
Глубоко исторично решена в трагедии тема народа. Указав на силу, таящуюся в массах, и подчеркнув самоотверженность и героизм Иоанны, Шиллер обращает внимание и на черты, сковывающие возможности крестьян, в которых (примером тому является отец Иоанны – Тибо) были еще сильны суеверия, филистерство, было развито чувство собственности, пассивность и подчинение “роковым” обстоятельствам.
Образ Иоанны, изображенный в трагедии, носит во многом полемический характер. В стихотворном посвящении Орлеанской деве Шиллер говорит о задаче реабилитации народной героини, восстановлении ее поруганной чести. Образ ее неоднократно вызывал к себе интерес со стороны писателей. Но даже некоторые известные художники не миновали неправильной (порой даже вульгарной) трактовки, присущей определенной части историографии: даже у Шекспира (“Генрих VI”) она – колдунья, а у Вольтера (в сатирической поэме “Орлеанская девственница”) – несколько фривольна. Величие Шиллера, по словам Г. Гейне, состояло в том, что он “очистил высокую статую” от “грязных шуток” и “темных Пятен”.
Шиллер отказался и от религиозной трактовки образа Жанны дАрк (в духе католика Шаплена). И хотя некоторые романтические мотивы трагедии (мотив “призвания”, “пророчество” девы, ее “видения”, “фатализм”) являются данью “мистицизму”, все же не они определяют основное в характере и поступках героини. Тонко и убедительно Шиллер рисует душевный конфликт Иоанны – противоречие между долгом защиты родины и вспыхнувшим в ней чувством любви к одному из английских вождей-Лионелю. ,
В трагедии тесно переплетены реальное видение истории и романтическая патетика. Драматург верен правде жизни не только в передаче деталей обстановки действия, но и “духа эпохи”. Рисуя Иоанну личностью “исключительной”, Шиллер подчеркивает, что свое “величие” и “силу” она черпает в осознании своего патриотического долга, в единении с народом.
Шиллера и позднее продолжает волновать мысль о распадающихся общественных связях, о нарушении естественного единства. В трагедии “Мессинская невеста”, носящей подчеркнуто “экспериментальный” характер, драматург ставит вопрос уже не о судьбе индивида, но “обо всем человечестве вообще”. Тема “враждующих братьев” разрабатывается теперь в широком философском плане. Писатель решительно не принимает концепцию рокового стечения обстоятельств. Продолжая традиции классицизма, Шиллер ставит вопрос об ответственности человека, о постижении нравственной чистоты и свободы.
В статье “О применении Хора в трагедии”, предпосланной “Мессин-ской невесте” в виде предисловия, Шиллер говорит о новом понимании задач искусства. Не довольствуясь “видимостью правды”, художник должен добиваться воплощения идеального на “основе природы”. Единство идеального и реального мыслилось им как естественный закон драматического произведения, в котором хор, воплощающий в себе мысль автора и мнение народа, – не пассивный созерцатель происходящего, а активно действующее лицо. И это очень важно, потому что такой прием “комментирования” призван пробудить сознание зрителя.


1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...
Концепция аналитической драмы у Шиллера