Краткое содержание У Германтов Пруст


У Германтов

Семья Марселя Переселилась во флигель Особняка Германтов. Детские грезы словно бы ожили, но никогда еще граница между Сен-Жерменским предместьем и остальным миром не казалась юноше такой непреодолимой. Марсель пытался обратить на себя внимание Герцогини, подстерегая каждый ее выход из дома. Франсуаза также проявляла большой интерес к “нижним”, как она называла хозяев дома, и часто толковала о них с соседом – жилетником Жюпьеном. В Париже Марсель пришел к выводу, что снобизм является неотъемлемым признаком человеческой натуры: во все времена люди жаждут Приблизиться к “сильным мира сего”, и порой это стремление превращается в манию.

Мечты Марселя обрели плоть, когда он получил приглашение от маркизы де Вильпаризи. Магический круг Германтов разомкнулся перед ним. В ожидании этого важнейшего события Марсель решил навестить Робера де Сен-Лу, полк которого квартировал в Донсьере.

Сен-Лу по-прежнему был поглощен страстью к своей актрисе. Эта женщина вращалась в интеллектуальных кругах: под ее влиянием Робер стал яростным защитником Дрейфуса, тогда как другие офицеры в большинстве своем обвиняли “изменника”.

Для Марселя пребывание в Донсьере оказалось благотворным. Измученный безответной любовью к герцогине Германтской, он обнаружил на столе у Робера карточку “тетушки Орианы” и стал умолять

друга замолвить за него словечко. Робер согласился без лишних слов – правда, пылкая рекомендация племянника не произвела на герцогиню никакого впечатления. А Марсель испытал одно из сильнейших потрясений своей жизни, когда Робер наконец представил ему свою любовницу. Это была Рахиль, “Рахиль, ты мне дана”, которую Марсель и за человека-то не считал. В доме терпимости она отдавалась всего за двадцать франков, а теперь Сен-Лу бросал ей тысячи за право быть истерзанным и обманутым. Подобно Свану, Сен-Лу был не способен понять подлинную сущность Рахили и жестоко страдал из-за женщины, стоявшей гораздо ниже его как по развитию, так и по положению в обществе.

На приеме у маркизы де Вильпаризи главной темой для разговоров стало дело Дрейфуса, расколовшее страну на два лагеря. Марсель увидел в нем очередное подтверждение текучести и изменчивости человеческой натуры. Госпожа Сван превратилась в ярую антидрейфусарку, когда поняла, что это лучший способ проникнуть в Сен-Жерменское предместье. А Робер де Сен-Лу объявил Марселю, что не желает знакомиться с Одеттой, поскольку эта потаскушка пытается выдать за националиста своего мужа-еврея. Но самый оригинальный подход продемонстрировал барон де Шарлю: поскольку ни один еврей не может стать французом, Дрейфуса нельзя обвинять в измене – он всего лишь нарушил законы гостеприимства. Марсель с интересом отметил, что слуги проникаются воззрениями своих хозяев: так, его собственный дворецкий горой стоял за Дрейфуса, тогда как дворецкий Германтов был антидрейфусаром.

По возвращении домой Марсель узнал, что бабушке очень плохо. Бергот порекомендовал обратиться к известному невропатологу, и тот убедил близких, что болезнь бабушки вызвана самовнушением. Мама очень кстати вспомнила о тете Леонии, и бабушке было предписано побольше гулять. На Елисейских полях с ней случился легкий удар – Марселю показалось, будто она отбивается от невидимого ангела. Правильный диагноз ей поставил профессор Э. – это была безнадежная стадия уремии.

Бабушка умирала мучительно: билась в конвульсиях, задыхалась, страдала от невыносимой боли. Ей давали морфий и кислород, делали прижигания, ставили пиявки и довели до того, что она попыталась выброситься из окна. Марсель страдал от своего бессилия, а жизнь тем временем продолжалась: родственники вели разговор о погоде, Франсуаза заранее снимала мерку для траурного платья, а Сен-Лу выбрал именно этот момент, чтобы послать другу гневное письмо, явно инспирированное Рахилью. Только Бергот, который сам был серьезно болен, проводил в доме долгие часы, стараясь утешить Марселя. Мертвое лицо бабушки, словно бы преображенное резцом скульптора-смерти, поразило Марселя – оно было юным, как у девушки.

Герцог Германтский выразил соболезнования родным Марселя, и вскоре молодой человек получил долгожданное приглашение в дом своих кумиров. Тем временем Робер де Сен-Лу окончательно порвал с Рахилью и помирился с другом. В жизнь Марселя снова вошла Альбертина, сильно изменившаяся и повзрослевшая после Бальбека. Отныне можно было надеяться на телесную близость, которая принесла Марселю несказанное наслаждение – он словно бы освободился от всех своих тревог.

Несомненно, Германты составляли совершенно особую породу людей, и теперь Марсель мог приглядеться к ним поближе, выделяя присущие каждому черты. Герцог постоянно изменял жене: в сущности, он любил только один тип женской красоты и находился в вечном поиске идеала. Герцогиня славилась остроумием и высокомерием. Но самым загадочным из всех был брат герцога – барон де Шарлю. Уже на приеме у маркизы де Вильпаризи он пригласил юношу к себе, но этому воспротивилась крайне встревоженная хозяйка дома. По просьбе Сен-Лу Марсель все-таки зашел к барону, который внезапно обрушился на него, обвиняя в коварстве и небрежении. Разъяренный Марсель, не смея поднять руку на человека старше себя, схватил лежавший на стуле цилиндр и стал его рвать, а затем растоптал ногами. Де Шарлю неожиданно успокоился, и инцидент был исчерпан.

Два месяца спустя Марсель получил приглашение от принцессы Германтской и сначала подумал, что это злая шутка – салон прекрасной принцессы представлял собой вершину Сен-Жерменского предместья. Марсель попытался расспросить герцога, но тот отмахнулся от его просьбы, не желая попасть в неловкое положение. У герцога Марсель встретил Свана, который выглядел совершенно больным. На приглашение поехать в Италию он ответил, что до лета не доживет. Герцог, собиравшийся на костюмированный бал, был чрезвычайно раздосадован “бестактностью” Свана – в данный момент его волновало лишь то, что герцогиня надела красные туфли к черному платью.

Вариант 2

Мечты Марселя, связанные с его чувствами к герцогине, похоже, стали ближе к реальности. Его семья разместилась в особняке Германтов. Они заняли уютный флигель. Молодой человек был занят тем, что караулил объект тайных грез при всяком удобном случае. Он обратил внимание, что человеку свойственен снобизм. Ибо испокон веков люди стремятся занять местечко ближе к тем, кто выше по положению.

Марсель приглашен маркизой де Вильпаризи. Совершив визит в Донсьере, где Робер де Сен-лу квартировал с полком, юноша сделал ошеломляющее открытие. Любовницей приятеля была та самая Рахиль, которая получала от него за визит в доме терпимости буквально копейки. А теперь из-за нее измучен страстью Робер, тратящий на нее тысячи. Но влюбленный де Сен-Лу просто не способен был видеть черные пятна на Солнце, впрочем, как и Сван.

На всяком светском собрании обсуждался злободневный вопрос по делу Дрейфуса. Два совершенно полярных мнения внесли большую долю раздора в обществе. Глядя на все это, Марсель лишний раз убедился в верности своего мнения по поводу того, как изменчивы бывают люди. К примеру, едва госпоже Сван понадобилось попасть в Сен-Жерменское предместье, как она внезапно стала ревностной антидрейфусаркой. Робер же отказался быть представленным Одетте лишь потому, что она хочет представить своего супруга-еврея националистом.

Бабушка после легкого удара, случившегося на Елисейских полях, совсем плоха. Ее довели до попытки суицида всяческими медицинскими мерами: от пиявок до морфия и прижигания. Марсель мучился от того, что никаким образом не мог ей помочь. А Франсуаза уже шила платье для траура. Сен-Лу с подачи Рахили прислал именно сейчас весьма эмоциональное, наполненное гневом письмо. Лишь сам страдающий Бергот пытался поддержать Марселя. Странная вещь: смерть словно омолодила бабушку и ее лицо выглядело совсем девическим.

После принятых соболезнований Марсель был приглашен в дом к Гертмантским. Робер пришел в себя, оставил Рахиль и вновь стал общаться с другом. Марсель снова начал тесно общаться с повзрослевшей Альбертиной.

Гертманты были весьма своеобразными людьми. Герцог, изменявший жене при каждом удобном случае. Герцогиня, снискавшая славу собственным высокомерием и ироничностью. Барон и вовсе поражал своей загадочностью: когда юноша попал к нему в гости, то столкнулся с весьма безобразной сценой.

Прошло пару месяцев. Марсель неожиданно был приглашен в лучший салон Сен-Жерментского предместья к принцессе Германтской. Герцог не захотел отвечать на вопросы молодого человека по этому поводу. А Сван, рассказавший, что к лету умрет, вызвал у хозяина дома раздражение лишь: тот торопился на костюмированный бал.



1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...


Краткое содержание У Германтов Пруст