Критика современников на роман Гончарова “Обыкновенная история”

ссказе “Счастливая ошибка” Гончаров создал набросок образа молодого романтика – Адуева. Этот образ, а также и некоторые ситуации ранних рассказов Гончарова получили свое развитие в первом крупном произведении писателя, принесшем ему прочную литературную известность. Речь идет о романе “Обыкновенная история”, который был напечатан в “Современнике в 1847 г. после горячего одобрения его Белинским. Сближение Гончарова с кругом Белинского и его желание опубликовать свой первый роман на страницах журнала, незадолго до того приобретенного

Н. А. Некрасовым и И. И. Панаевым и объединившего вокруг себя силы “натуральной школы”,закономерно. Не случайно также, что именно Белинский дал первую серьезную оценку романа. Одним из твердых, глубоко продуманных убеждений Гончарова, явившихся идейной базой сближения писателя с кругом Белинского, была уверенность в исторической обреченности крепостного права, в том, что социальный уклад жизни, покоящийся на феодальных отношениях, изжил себя.
Гончаров отдавал себе в полной мере отчет в том, какие отношения приходят на смену тягостных, устарелых, во многом позорных, но привычных, веками складывавшихся
общественных форм, и не идеализировал их. Далеко не все мыслители в 40-е гг. и позже, вплоть до 60 – 70-х гг., сознавали с такой ясностью как реальность развития капитализма в России. Гончаров был первым писателем, который посвятил свое произведение проблеме конкретных социально-исторических форм осуществления общественного прогресса и сопоставил феодально – патриархальные и новые, буржуазные отношения через порожденные ими человеческие типы.
Автор “Обыкновенной истории” сознавал, что разрушение феодального уклада является закономерным следствием всего послепетровского периода развития русской истории, что деловитость, предприимчивость и страсть к коммуникации, к расширению политических и идейных связей с, Европой, характерная для Петра и его окружения, через полтора столетия отозвалась в России, с одной стороны, развитием промышленности и торговли, науки, и рационализма, с другой – гипертрофией бюрократической администрацпи, тенденцией к “выравниванию” личностей, к маскировке их единообразием мундиров.
Проницательность Гончарова и новизна его взгляда на историческое развитие русского общества выразилась, в частности, в соединенин, органическом слиянии в его герое, воплощающем Петербург и прогресс, чиновничьего, карьерно – административного отношения к жизни и буржуазного предпринимательства с присущим ему денежно-количественным подходом ко всем ценностям. Наблюдения над чиновниками департамента внешней торговли – негоциантами нового, европейского типа – Гончаров социологически осмыслил и художественно передал в образе Петра Ивановича Адуева. Образ Александра Адуева, Петербург и провинция Деловой и деятельный административно-промышленный Петербчрг в романе “Обыкновенная история” противостоит застывшей в феодальной неподвижности деревне.
В деревне время помещиков отмечается завтраком, обедом и ужином (ср. в Евгении Онегине”: “он умер в час перед обедом”), сезоны – полевыми работами, благосостояние – запасами продовольствия, домашним тортом. В Петербурге весь день размечен по часам, и каждому часу соответствуют свои труды – занятия на службе, на фабрике или вечерние “обязательные” развлечения: театр, визиты. игра в карты. Александр Адуев – провинциальный юноша, приехавший в Петер ург с неясными самому ему намерениями, повинуется непреодолимому стремлению выйти за пределы зачарованного мира родного поместья. Его образ служит средством характеристики поместно-дворянского и петербургского быта.
Привычная деревенская жизнь в своих наиболее ярких картинах предстает перед ним в момент расставания, когда он покидает родные места ради неизвестного будущего, и затем при возвращении его после петербургских горестей и испытаний в родное гнездо. “Свежими глазами юного Адуева “увидел” писатель и Петербург – город социальных контрастов, чиновничьих карьер и административного бездушия. Гончаров сумел понять, что Петербург и провинция, а в особенности деревня – это две социально-культурные системы, два органически целостных мира и в то же время две исторические стадии состояния общества.
Переезжая из деревни в город, Александр Адуев переходит из одной социальной ситуации в другую, и само значение его личности в новой системе отношений оказывается неожиданно и разительно новым для него. Целостность провинциальной крепостнической среды и крепостной деревни составлялась из замкнутых, разъединенных сфер: губернских и уездных городов, деревень, имений. В своем имении, в своих деревнях Адуев – помещик, “молодой барин” – независимо от своих личных качеств фигура не только значимая, выдающаяся, но уникальная, единственная. Жизнь в этой сфере внушает красивому, образованному, способному юному дворянину мысль, что он “”первый в мире”, избранник.
Присущие молодости и неопытности романтическое самосознание, преувеличенное чувство личности, веру в свою избранность Гончаров связал с феодальным укладом, с русским крепостническим провинциальным бытом. Исследователи обратили внимание на настойчиво подчеркиваемую в романе деталь: Петр Иванович Адуев, разговаривая с племянником, все время забывает имя предмета бурного увлечения Александра, называет красавицу Наденьку всеми возможными женскими именами. Александр Адуев готов из своей неудачи, из “измены” Наденьки, которая предпочла ему более интересного кавалера, сделать выводы о ничтожестве человеческого рода, о коварстве женщин вообще и т. д., так как его любовь представляется ему исключительным чувством, имеющим особое значение. Петр Иванович Адуев, в течение всего романа “низводящий” на землю романтические декларации племянника, дает понять, что роман Александра – заурядное юношеское волокитство. Его склонность “путать” Наденьку с другими девицами все меньше и меньше возмущает племянника, так как романтический ореол, которым он окружал эту барышню и свое чувство, блекнет в его же собственных глазах.
Именно разоблачение романтизма особенно высоко оценил в “Обыкновенной истории” Белинский: “А какую пользу принесет она обществу! Какой она страшный удар романтизму, мечтательности, сентиментальности, провинциализму”. Белинский придал “Обыкновенной истории” важное значение в деле очищения общества от устарелых форм идеологии и мировосприятия.
Историческая ломка – переход от феодального общества с его патриархально-семейным бытом и соответствующими идеалами чувств и отношений к буржуазному укладу – в “маленьком зеркале” (выражение самого писателя) первого романа Гончарова отразилась как перемещение героя во времени и в пространстве. Несколько раз на протяжении романа Александр Адуев переезжает из деревни в Петербург и обратно, каждый раз попадая из одной формации в другую. Крепостная деревня, барское поместье рисуются как идеальное в своей неподвижности, раз навсегда отлившееся воплощение феодальных отношений, Петербург – как образ нового, европеизированного, но по своим формам характерного для русской государственности буржуазного общества.
Гончаров признавался, что, будучи совершенно правдивым типологическом плане, он несколько опережал историческую реальность. То обстоятельство, что представитель прогресса Адуев старший, который “достиг значительного положения в службе, – он директор, тайный советник”,- кроме того “сделался и заводчиком”, по признанию самого Гончарова, в 40-х гг. ощущалось как “смелая новизна, чуть не унижение “…” Тайные советники мало решались на это. Чин не позволял, а звание купца не было лестно.
Но Гончарову очень важно было изобразить подобное – редкое, хотя и наблюдавшееся им в жизни – совмещение чиновничьей карьеры и капиталистического предпринимательства. В этом он видел возможность лаконично и выразительно пере дать суть Петербурга, его историческое значение в социальном и политическом прогрессе. Гончаров не был склонен к идеализации современного пути развития русского общества, а тем самым и героя, представляющего это развитие, Адуева-старшего; авторская симпатия и сопутствующие ей обычно литературные атрибуты – идеализация героя, “оснащение” его чертами внешней и внутренней привлекательности, – а также и такой необходимый “знак” сочувствия, как нравственная и житейская победа персонажа в развязке повествования, в романе заменены другим: исторической и социальной закономерностью, необходимостью позиции героя.



1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...


Критика современников на роман Гончарова “Обыкновенная история”