Лирика В. В. Маяковского


В. В. Маяковский – русский поэт начала XX века. До сих пор среди поэтов, связанных с “серебряным веком”, он остается самой неоднозначной фигурой. Сам Владимир Маяковский в своей авто­биографии писал: “Я – поэт. Этим и интересен”. Родился
В. В. Маяковский в селе Багдади близ Кутаиси, в Грузии. В отроче­ские годы поэта после смерти отца (1906) семья переезжает в Моск­ву. В столице будущий поэт знакомится с членами социал – демократических кружков, увлекается марксизмом, вступает в 1908 году в члены РСДРП. За активную подпольную революционную работу В. Маяковского трижды арестовывают и сажают в тюрьму. Находясь в одиночной камере Бутырской тюрьмы после третьего ареста, он начинает писать стихи и решает оставить партийную ра­боту, для того чтобы “делать социалистическое искусство”. Первые поэтические опыты не удовлетворяют самого поэта, и он решает по­святить себя живописи, поступив в 1911 году в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Там В. Маяковский знакомится с Д. Бурлюком, потом с В. Хлебниковым, А. Крученых и вместе с ними становится активным участником нового литературного направле­ния – футуризма. В. Маяковский пишет манифест – литератур­ную программу футуристов – “Пощечина общественному вкусу” (1912). Первые поэтические произведения В. Маяковского свиде­тельствуют о незаурядном таланте поэта. В. В. Маяковский

занят поисками новых художественных средств: ритмика стиха, образ­ность, обновляется лексический словарь, изменяется графическая структура стиха – поэт пишет произведения “лесенкой”, чтобы пе­редать мельчайшие оттенки поэтической речи. Например, в стихо­творении “А вы могли бы?” (1913) реальная действительность со­прикасается с лирическим бытием поэта:
А вы
Ноктюрн сыграть
Могли бы
На флейте водосточных труб?
(“А вы могли бы”)
В этом стихотворении Маяковский утверждает, что поэзии дано право преображать будничную действительность:
Я сразу смазал карту будня,
Плеснувши краску из стакана.
В произведении образ города изображается живописно и музы­кально. Образы первого ряда образуют поэтический натюрморт: краски, карта, блюдо студня, чешуя жестяной рыбы. Звуковой ряд образуют флейта, ноктюрн. Под студнем поэт понимает застывшее, неживое искусство, сквозь которое проступает образ бурного океана деятельности. В зрительных образах (чешуя жестяной рыбы напо­минает ему губы, призывающие будущее) угадывается связь с му­зыкальной мелодией, поэтому закономерна метафора, используе­мая в финале стихотворения: водосточные трубы превращаются во флейту. Настоящий художник слова может даже на таком стран­ном инструменте сыграть истинный ноктюрн. По-своему понял данное стихотворение А. П. Платонов: “Всякий человек желает уви­деть настоящий океан, желает, чтобы его звали любимые уста… и прочее, необходимо, чтобы это происходило в действительности”. Поэт заменяет отсутствие этого в реальности своим воображением. Стихотворение “А вы могли бы?” передает трагизм положения творца в мире непонимания, душевное одиночество. В бездуховной атмосфере поэт лишен главных радостей жизни: чувства океана, безграничной свободы и любви. Уже в ранних произведениях пред­революционного периода (“Нате!” (1913), “Вам!” (1915)) лирический герой одинок, находится в атмосфере обывательской пошлости. По­эт чувствует свою обособленность, называя себя “грубым гунном”. В стихотворении “Нате!” сатирически изображается мир “жирных” обывателей, смотрящих “устрицей из раковин вещей”. Используя сарказм, поэт пишет о пристрастии мещан к вещам, о потребитель­ском отношении к духовным ценностям:
Все вы на бабочку поэтиного сердца
Взгромоздитесь, грязные, в калошах и без калош.
Толпа озвереет, будет тереться,
Ощетинит ножки стоглавая вошь.
Выходят также такие сатирические произведения В. Маяковско­го: “Гимн здоровью” (1915), “Гимн критику” (1915), “Гимн взятке” (1915), “Гимн обеду” (1915), где поэт не воспевает жизнь, а наобо­рот, бичует равнодушное отношение к жизни, оторванность от ок­ружающего мира, низменность поступков и интересов, безнравст­венность, бездуховность, обывательщину. В самих названиях данных стихотворений заложено комическое несоответствие: гимн – торжественная песнь, посвящать которую в честь взятки или обеда смешно. Используя традиционный сатирический прием – злую иронию – поэт привлекает внимание читателя, высмеивая низменность человеческой натуры. Например, в стихотворении “Гимн обеду” выводится иронический образ обжоры-обывателя:
Ты так не хуже! Наоборот,
Если б рот один, без глаз, без затылка,
Сразу могла б поместиться в рот
Целая фаршированная тыква.
В данном произведении дана натуралистическая картина пре­вращения человека в животное. В. Маяковский постоянно экспери­ментирует в области стиха. Такое отношение к традиционному сти­хосложению не является самоцелью (как у некоторых футуристов), наоборот, поэт стремится сделать стих выразительным, а поэтиче­ский текст более понятным читателю. Например, стихотворение “Послушайте!” (1914) – лирическая миниатюра, центральным ху­дожественным образом которой является образ звезды как символа мечты, надежды:
Ведь, если звезды зажигают –
Значит – это кому-нибудь нужно?
Значит – это необходимо,
Чтобы каждый вечер
Над крышами
Загоралась хоть одна звезда?!
Обращение – основной риторический прием, используемый В. В. Маяковским в стихотворениях. Поэту необходим слушатель, читатель.
В 1914 году вместе с футуристами (Д. Бурлюком и В. Каменским) поэт совершает поездку по стране, ведет агитационную работу, пи­шет поэму “Облако в штанах” (1915). Постепенно границы футуриз­ма становятся тесны для В. В. Маяковского. Он начинает сотрудни­чать в журнале “Новый сатирикон”, знакомится с А. Ахматовой, О. Мандельштамом, М. Горьким, которые отметили его талант.
Февральскую, а затем Октябрьскую революцию В. Маяковский принял восторженно. Поэт слышит “музыку революции”, стремится в настоящем увидеть приближение будущего.
Теме революции посвящены две поэмы В. Маяковского: “Хоро­шо” (1927), “Владимир Ильич Ленин” (1924). Центральным худо­жественным образом в данных произведениях становится образ времени, которое поэт стремится приблизить. Поэмы пронизаны романтическим пафосом:
А моя
Страна –
Подросток, –
Твори,
Выдумывай,
Пробуй!
(“Хорошо”)
После революции В. В. Маяковский продолжает писать сатири­ческие произведения, в которых высмеивает бюрократизм, взяточ­ничество, подхалимство – вновь появившиеся пороки человеческо­го общества, обостряется конфликт поэта со временем. В стихотворениях “Подлиза”, “Прозаседавшиеся”, ведущим сатириче­ским приемом становится гротеск – происходит смешение реаль­ного и фантастического. Например, в стихотворении “Прозаседав­шиеся” дан образ раздвоившегося человека:Взъяренный,
На заседание
Врываюсь лавиной,
Дикие проклятья дорогой изрыгая.
И вижу:
Сидят людей половины.
Происходит утрата нравственных, духовных ценностей, раз­двоение личности. В стихотворении “Подлиза” дан образ подхали­ма-обывателя, который ради карьеры забывает о чувстве собствен­ного достоинства, о человеческом облике:
Этот сорт народа –
Тих
И бесформен,
Словно студень…
В стихотворении используются гиперболы, которые делают образ гротескным, раскрывая сущность человеческой натуры: “А язык?! На метров тридцать догонять начальство вылез…”. Итоговые сати­рические произведения – комедии “Клоп” (1928-1929) и “Баня” (1929-1930).
В поэтических произведениях послереволюционной эпохи появля­ются и трагические образы. Например, в стихотворении “Хорошее от­ношение к лошадям” (1918) раскрываются пороки современного обще­ства. Данное произведение сюжетно: люди, увидев упавшую лошадь, продолжают заниматься своими делами, исчезло сострадание. Толь­ко лирический герой испытал “какую-то общую звериную тоску”:
Лошадь, не надо.
Лошадь, слушайте –
Чего вы думаете, что вы их плоше?…
Фраза из стихотворения: “…все мы немножко лошади”, стала крылатой. Очевиден гуманистический пафос стихотворения, На­строение трагического одиночества создают различные поэтические приемы, например звукопись, когда точно подобранное сочетание звуков передает голоса улицы: “сгрудились, смех зазвенел и зазвя­кал”, – стук лошадиных копыт:
Били копыта.
Пели будто:
– Гриб.
Грабь.
Гроб.
Груб.
Нетрадиционное сочетание слов используется поэтом для пере­дачи конфликта: “улица опрокинулась”, “смеялся Кузнецкий”, “улица скользила”. Особая рифмовка произведения также способ­ствует нагнетанию тягостной атмосферы одиночества лошади в толпе зевак:
Лошадь на круп
Грохнулась,
И сразу
За зевакой зевака,
Штаны, пришедшие Кузнецким клешить,
Сгрудились,
Смех зазвенел и зазвякал:
– Лошадь упала!
– Упала лошадь!
Используемая метафора “льдом обута” передает восприятие ло­шади: скользит улица, а не лошадь. Инверсия “штаны пришедшие Кузнецким клешить” раскрывает место и время действия стихотво­рения: торговые ряды Кузнецкого моста.
Финал стихотворения Символичен: лошадь вспоминает детство – самую безоблачную пору; время, когда каждый с надеждой смотрит в будущее:
И всей ей казалось –
Она жеребенок,
И стоило жить,
И работать стоило.
В. В. Маяковский повышенное внимание уделял слову, в его про­изведениях встречаем множество авторских неологизмов. В стихо­творении “Необычное приключение, бывшее с Владимиром Мая­ковским летом на даче” (1920): “златолобо”, “ясь”, “трезвонится”, “вспоем”. Поэт играет со словами и рифмами, используя омонимы: “Гоню обратно я огни впервые с сотворенья. Ты звал меня? Чаи гони, гони, поэт, варенье/”, синонимы: солнце, златолобо, светило. Поэтический прием олицетворения несет огромную смысловую на­грузку в стихотворении “Товарищу Нетте, пароходу и человеку” (1926), когда воспоминания о человеке Теодоре Нетто адресуются пароходу, названному в его честь. Стихотворение начинается с не­обычной метафоры и сравнения: “порт, горящий, как расплавлен­ное лето”. Используемые в начале стихотворения аллитерации создают атмосферу фантастического, призрачного:
Я недаром вздрогнул.
Не загробный вздор…
Напряженность при описании парохода сменяется ироничной интонацией при воспоминаниях о дипломатическом курьере Тео­доре Нетто, который “пивал чаи” в “дип-купе”, спорил о поэзии, ох­ранял важные документы. После воспоминаний о Нетте дан лун­ный пейзаж, который переводит их в философский план: теперь это уже не размышления о конкретном лице, а мысли о человеческом подвиге и бессмертии вообще. Из противопоставления образов па­рохода – Нетто и человека – Нетто рождается мысль: если чело­век смог найти в жизни что-то важное, подняться до уровня подви­га, значит, он победил время. Появляется образ МЫ, который объединяет не только поэта и Теодора Нетто, но и читателя:
Мы живем,
Зажатые
Железной клятвой

Мы идем
Сквозь револьверный лай…
В статье “Как делать стихи” В. В. Маяковский объясняет читате­лю, как “делаются”, создаются, конструируются стихотворения. Для этого поэтом используется тоническая система стихосложения: рит­мичность речи создается через использование одинакового количест­ва ударений в строке. В стихотворениях, посвященных назначению поэзии (“Юбилейное” (1924), “Разговор с фининспектором о поэзии” (1926), “Сергею Есенину” (1926), “Разговор с товарищем Лениным” (1929)) В. В. Маяковский обозначает место “поэта в рабочем строю”. Непросто складываются взаимоотношения В. Маяковского с А. С. Пушкиным: футуристический лозунг (“сбросить Пушкина с ко­рабля современности”) многие восприняли буквально. В основе ком­позиции стихотворения “Юбилейное” – беседа лирического героя с А. С. Пушкиным, которая переведена в личный, интимный план:
Александр Сергеевич,
Разрешите представиться.
Маяковский.
В стихотворении объяснена роль поэзии в обществе, а все поэты ус­ловно разделены на тех, кто “в жизни был мастак” и “балалаечников”. Ключевой фразой стихотворения являются слова: “Я люблю вас, но живого, а не мумию”, в которой выражено истинное отношение поэта к А. С. Пушкину. Чтобы создать настоящее художественное произве­дение, необходимо переработать “тысяч тонн словесной руды”.
Конфликт поэта со временем продолжает нарастать. Стремле­ние приблизить будущее вступает все в большее обострение с ре­альным ходом жизни. Даже любовь теперь уже не спасает поэта. Например, в стихотворении “Письмо Татьяне Яковлевой” (1928) тема любви не может получить счастливого разрешения. Лириче­ский герой связывает свои надежды с грядущим. Личное и соци­альное переплетаются:
Я не сам,
А я
Ревную
За Советскую Россию.
Интимный разговор о чувстве, связывающем только влюбленных, переходит в разговор о счастье “ста миллионов”. В этом основная черта всей поэзии В. В. Маяковского – предпочтение лирическому самовыражению, утверждение собственной позиции, своего пред­ставления о мире, месте человека в нем, о человеческом счастье. По­этому его стихи ориентированы на разговорную (ораторскую) речь.
Разочарование в любви, разрыв с современностью – все это при­вело к тяжелейшему кризису, который разрешился 14 апреля 1930 года выстрелом в сердце.


1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...
Лирика В. В. Маяковского