Литературная деятельность Герцена отражение его философских


Эти особенности дарования Герцена сказались и в жанрах его литературного творчества, часто смыкающихся с публицистикой. Он писал сатирико-философские (“Доктор Крупов”) и социально-бытовые (“Сорока-воровка”) повести, статьи и очерки на политические темы (“Письма из Франции и Италии”). Ему принадлежит один из лучших социально-психологических романов 40-х годов “Кто виноват?”. Наконец, Герцен – создатель мемуарного жанра, в котором совмещены исторические описания с политическим трактатом, бытовые зарисовки с философскими размышлениями, с исповедью души (“Былое и думы”). Следует упомянуть также о литературно-критических и историко-литературных статьях Герцена, глубоких по мысли, блестящих по изложению (“Еще раз Базаров”, “Новая фаза в русской литературе” и др.).
Ранние литературные опыты Герцена (повесть “Легенда”, поэма “Вильям Пен”) написаны в романтическом ключе и малооригинальны. Но уже в “Записках одного молодого человека” (1840), опубликованных под псевдонимом Искандер, наметился переход к реализму. На этом пути Герцен как писатель добивается настоящего успеха. В 1847 г. появился роман “Кто виноват?”, который выдвинул Герцена в ряд ведущих писателей “натуральной школы”
Роман не поражает полнотой художественного воспроизведения, в нем нет даже сквозной сюжетной линии, а

есть, как отмечал Белинский, “ряд биографий, мастерски написанных и ловко связанных внешним образом…” (8, 378). Но “Кто виноват?” привлекает внимание могуществом мысли, четким выявлением того, как в частных судьбах людей сказывается воздействие социальной, в данном случае крепостной, среды. В решении этой задачи Герцен выступает во всеоружии знаний с передовых общественно-политических позиций.
В романе рассказано о драматической ситуации, которая возникла во взаимоотношениях трех человек: провинциального учителя-разночинца Круциферского, его жены Любоньки и блестяще образованного, но не нашедшего своего места в жизни богатого помещика Бельтова. Встретив Бельтова, Любонька познала настоящую любовь. Однако Бельтов оказался неспособным ответить на глубокое чувство женщины. Он расстается с Круцифер-ской, чтобы сохранить ее семью. Конец трагичен: Бельтов уезжает за границу, надеясь рассеять свои страдания; Круциферская чахнет; ее муж Дмитрий спивается в безутешном горе. Кажется, что во всей этой истории виноваты сами герои. Они не сумели разобраться в своих чувствах, дать им разумное направление. Фактически так оно и есть. Читатель осознает ограниченность Круциферского, “вулканизм” натуры его жены, нерешительность рефлексирующего и страдающего, как Онегин и Печорин, Бельтова. Но итоговая мысль автора состояла в том, что поступки и чувства героев, столь противоречивые и непоследовательные, предопределены обстоятельствами, социальной средой. Общий уклад жизни при крепостном праве наложил свой отпечаток на характеры Круциферского, его жены и Бельтова. Положение Бельтова в особенности трагично. Он полон светлых мечтаний, хотел бы действовать, но в условиях крепостной действительности все его порывы остаются только желаниями.
Роман “Кто виноват?” был восторженно принят передовой общественностью 40-х годов. Его пафос – в решительном осуждении крепостного права как системы, обрекающей людей на страдания. Эта гуманная мысль нашла свое дальнейшее развитие в повестях “Доктор Крупов” и “Сорока-воровка”. Последняя повесть – одно из самых сильных и в то же время скорбных произведений русской литературы 40-х годов. В повести говорится о трагической судьбе талантливой крепостной актрисы Анюты, которая отказалась быть наложницей развратного хозяина помещика-театрала. Лишенная любимых ролей, затравленная и преследуемая слухами о распутстве, Анюта умирает, сохранив человеческое достоинство. Образ Анюты – символ страдания и духовной стойкости русского народа в условиях крепостной кабалы.
Проведя большую часть своей жизни за границей, Герцен никогда не забывал о родине. “Я служу своей родине по-своему”,- писал он в момент работы над исповедью “Былое и думы” . Ведя открытую революционную пропаганду со страниц “Колокола”, писатель отмечал: “Одна горячая любовь к России, одно глубокое убеждение, что наш обличительный голос полезен, заставляет нас касаться страшных ран нашего… общественного бытия… Мы крик русского народа, битого полицией, засекаемого помещиком”
Облик Герцена-революционера, мыслителя покоряет читателя, заражая его стремлением подниматься к той ступени интеллектуального и гражданского развития, которая определила мужественный пафос “Былого и дум”. Художественная прелесть этой книги заключена и в ее метком, образном языке. “Надобно фразы круто резать, швырять, и, главное, сжимать” ,- писал Герцен Огареву. Описания Герцена производили на многих ошеломляющее впечатление. Тургенев, прочитав главу о семейной драме Герцена, сказал: “Все это написано слезами, кровью: это горит и жжет… Так писать умел он один из русских” (12, 487). Приведем еще одно свидетельство. “Ваши воспоминания,- писал Герцену В. Гюго,- это летопись чести, веры, высокого ума и добродетели. Вы умеете хорошо мыслить и хорошо страдать – два высочайших дара, какими только может быть наделена душа человека”
Дар “мыслить и страдать”! Вот почему творчество Герцена, будучи страстной, блестящей страницей в истории русского и международного революционного движения, явилось в то же время школой художественного мастерства, школой идейной зрелости. Все вместе определило значение Герцена как писателя и мыслителя, который “первый поднял великое знамя борьбы путем обращения к массам с вольным русским словом” .


1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...
Литературная деятельность Герцена отражение его философских