Лука и Сатин

Пьеса Горького “На Дне” написана в тысяча девятьсот втором году. В эти предреволюционные годы писателя особенно волнует вопрос о Человеке. С одной стороны, Горький осознает, какие обстоятельства заставляют людей опускаться на “дно жизни”, с другой – он старается подробно изучить эту проблему и, возможно, найти ее решение. Пьеса “На дне” явилась наиболее сильным произведением о “бывших людях”, ибо такой суровой, беспощадной правды о жизни социальных низов, об их беспросветной и безысходной участи мировая литература

не знала.
Сам Горький писал о своей пьесе: “Она явилась итогом моих почти двадцатилетних наблюдений над миром “бывших людей”, к числу которых я отношу не только странников, обитателей ночлежек и вообще “люмпен-пролетариев”, но и некоторую часть интеллигентов, “размагниченных”, разочарованных, оскорбленных и униженных неудачами в жизни. Я очень рано почувствовал и понял, что люди эти – неизлечимы.”
Горький не дает биографий героев пьесы, но по их отдельным репликам мы понимаем весь трагизм их существования. Чахоточная Анна говорит о том, что “всю жизнь над каждым кусочком хлеба
Тряслась…
мучилась… Всю жизнь в отрепьях ходила”. У этих несчастных “обитателей дна” отнято все: честь, человеческое достоинство, возможность любви и материнства, семьи, всякая надежда, все стерто, втоптано в грязь. Недаром рабочий Клещ безнадежно говорит: “Работы нет… Силы нет. Вот – правда! Пристанища, пристанища нету! Издыхать надо… Вот она правда!”
С большой разоблачающей силой Горький обрушился на буржуазную философию утешительной лжи. Лука считает всех людей ничтожными, жалкими, слабыми, не способными к активной борьбе за свои права и нуждающимися в соболезновании и утешении. Лука – сеятель иллюзий, утешительных сказок, за которые жадно хватались отчаявшиеся слабые люди. “Ложь во спасение” – вот принцип, которому следует Лука. Ваське Пеплу он внушает мысль о поездке в Сибирь, где тот может начать новую, честную жизнь; Актеру обещает назвать город, где вылечивают от алкоголизма в роскошной лечебнице; умирающую Анну успокаивает надеждой, что за свои нестерпимые муки на земле она после смерти обретет покой и вечное блаженство на небе. Обманщик Лука по своему гуманен, но его гуманизм пассивно – сострадательный. Он основан на том, что Лука не верит в возможности человека. “Мне – все равно! Я и жуликов уважаю, по-моему, ни одна блоха ни плоха”,- говорит он. Втайне он уверен в том, что реальное положение человека изменить нельзя, поэтому ко всем и подходит с утешительной ложью.
Утешающая ложь Луки встречает сочувствие у ночлежников. Ему верят, так как хотят поверить в существование иной правды, так как страстно желают вырваться из ночлежки и пробиться к
Другой жизни, хотя пути к ней неясны.
Горький в одном интервью так высказался об основном вопросе, поставленном в пьесе: “Основной вопрос, который я хотел поставить, это – что лучше, истина или сострадание? Что нужнее? Нужно ли доводить сострадание до того, чтобы пользоваться ложью, как Лука?”
Утешители ненавистны Горькому, и в образе Луки писатель разоблачил их несостоятельность. Решение вопроса, что же надо делать, чтобы изменить жизнь и уничтожить “дно” дает в своих речах Сатин, образ которого полнее оттеняет вредность утешительных проповедей Луки.
Раздаются знаменитые слова Сатина, заявляющие о праве “человека на личную свободу и человеческое достоинство”: “Все – в человеке, все для человека! Существует только человек, все же остальное – дело его рук и его мозга! Человек! Это – великолепно! Это звучит… гордо! Человек! Надо уважать человека! Не жалеть… не унижать его жалостью… уважать надо! Кто слаб душой… и кто живет чужими соками, тем ложь нужна… Одних она поддерживает, другие прикрываются ей… “. Эти слова выражали самые высокие мечты предреволюционного периода и получили реальное воплощение лишь в нашу эпоху. “Ложь – религия рабов и хозяев… Правда – бог свободного человека!” Такое высказывание Сатина воспринималось как революционный призыв, как “сигнал к восстанию”. Заявляя о своей глубокой вере в творческие силы, разум и способности свободного человека, Горький утверждал высокие идеи гуманизма. Сатин убежден в том, что следует не примирять человека с действительностью, а заставить саму действительность служить человеку, поэтому он поднимает знамя борьбы за Человека с большой буквы!
Пьеса имела огромный политический резонанс, звала к переустройству общества,
Выбрасывающего людей “на дно”. Нет и не может быть счастья, пока человек несвободен, пока несправедливость господствует на каждом шагу. Человек достоин счастья и свободы потому уже, что он Человек!
Сейчас, в эпоху, когда мы вновь заговорили о гуманизме и милосердии, когда призываем “милость к падшим”, пьеса Горького обретает иное значение. Это не только исторический документ, не просто выдающееся творение человеческого ума, это и произведение, которое вновь и вновь будет обращать взоры людей к вечным проблемам добра, милосердия, социальной справедливости. Понимание добра и правды Лука и Сатин
Пьеса Горького “На Дне” написана в тысяча девятьсот втором году. В эти предреволюционные годы писателя особенно волнует вопрос о Человеке. С одной стороны, Горький осознает, какие обстоятельства заставляют людей опускаться на “дно жизни”, с другой – он старается подробно изучить эту проблему и, возможно, найти ее решение. Пьеса “На дне” явилась наиболее сильным произведением о “бывших людях”, ибо такой суровой, беспощадной правды о жизни социальных низов, об их беспросветной и безысходной участи мировая литература не знала.
Сам Горький писал о своей пьесе: “Она явилась итогом моих почти двадцатилетних наблюдений над миром “бывших людей”, к числу которых я отношу не только странников, обитателей ночлежек и вообще “люмпен-пролетариев”, но и некоторую часть интеллигентов, “размагниченных”, разочарованных, оскорбленных и униженных неудачами в жизни. Я очень рано почувствовал и понял, что люди эти – неизлечимы.”
Горький не дает биографий героев пьесы, но по их отдельным репликам мы понимаем весь трагизм их существования. Чахоточная Анна говорит о том, что “всю жизнь над каждым кусочком хлеба
Тряслась… мучилась… Всю жизнь в отрепьях ходила”. У этих несчастных “обитателей дна” отнято все: честь, человеческое достоинство, возможность любви и материнства, семьи, всякая надежда, все стерто, втоптано в грязь. Недаром рабочий Клещ безнадежно говорит: “Работы нет… Силы нет. Вот – правда! Пристанища, пристанища нету! Издыхать надо… Вот она правда!”
С большой разоблачающей силой Горький обрушился на буржуазную философию утешительной лжи. Лука считает всех людей ничтожными, жалкими, слабыми, не способными к активной борьбе за свои права и нуждающимися в соболезновании и утешении. Лука – сеятель иллюзий, утешительных сказок, за которые жадно хватались отчаявшиеся слабые люди. “Ложь во спасение” – вот принцип, которому следует Лука. Ваське Пеплу он внушает мысль о поездке в Сибирь, где тот может начать новую, честную жизнь; Актеру обещает назвать город, где вылечивают от алкоголизма в роскошной лечебнице; умирающую Анну успокаивает надеждой, что за свои нестерпимые муки на земле она после смерти обретет покой и вечное блаженство на небе. Обманщик Лука по своему гуманен, но его гуманизм пассивно – сострадательный. Он основан на том, что Лука не верит в возможности человека. “Мне – все равно! Я и жуликов уважаю, по-моему, ни одна блоха ни плоха”,- говорит он. Втайне он уверен в том, что реальное положение человека изменить нельзя, поэтому ко всем и подходит с утешительной ложью.
Утешающая ложь Луки встречает сочувствие у ночлежников. Ему верят, так как хотят поверить в существование иной правды, так как страстно желают вырваться из ночлежки и пробиться к
Другой жизни, хотя пути к ней неясны.
Горький в одном интервью так высказался об основном вопросе, поставленном в пьесе: “Основной вопрос, который я хотел поставить, это – что лучше, истина или сострадание? Что нужнее? Нужно ли доводить сострадание до того, чтобы пользоваться ложью, как Лука?”
Утешители ненавистны Горькому, и в образе Луки писатель разоблачил их несостоятельность. Решение вопроса, что же надо делать, чтобы изменить жизнь и уничтожить “дно” дает в своих речах Сатин, образ которого полнее оттеняет вредность утешительных проповедей Луки.
Раздаются знаменитые слова Сатина, заявляющие о праве “человека на личную свободу и человеческое достоинство”: “Все – в человеке, все для человека! Существует только человек, все же остальное – дело его рук и его мозга! Человек! Это – великолепно! Это звучит… гордо! Человек! Надо уважать человека! Не жалеть… не унижать его жалостью… уважать надо! Кто слаб душой… и кто живет чужими соками, тем ложь нужна… Одних она поддерживает, другие прикрываются ей… “. Эти слова выражали самые высокие мечты предреволюционного периода и получили реальное воплощение лишь в нашу эпоху. “Ложь – религия рабов и хозяев… Правда – бог свободного человека!” Такое высказывание Сатина воспринималось как революционный призыв, как “сигнал к восстанию”. Заявляя о своей глубокой вере в творческие силы, разум и способности свободного человека, Горький утверждал высокие идеи гуманизма. Сатин убежден в том, что следует не примирять человека с действительностью, а заставить саму действительность служить человеку, поэтому он поднимает знамя борьбы за Человека с большой буквы!
Пьеса имела огромный политический резонанс, звала к переустройству общества,
Выбрасывающего людей “на дно”. Нет и не может быть счастья, пока человек несвободен, пока несправедливость господствует на каждом шагу. Человек достоин счастья и свободы потому уже, что он Человек!
Сейчас, в эпоху, когда мы вновь заговорили о гуманизме и милосердии, когда призываем “милость к падшим”, пьеса Горького обретает иное значение. Это не только исторический документ, не просто выдающееся творение человеческого ума, это и произведение, которое вновь и вновь будет обращать взоры людей к вечным проблемам добра, милосердия, социальной справедливости.
Позиция Бубнова фаталистична. Человек бессилен что-либо изменить в своей судьбе. Отсюда – равнодушие не только к чужому страданию, но и к собственной судьбе. По его мнению все люди – “лишние”, так как в мире властвуют безжалостные законы, управляющие человеком и господствующие над ним. Люди плывут по течению, как щепки, бессильные что-либо изменить. Правда Бубнова – это правда внешних обстоятельств жизни.
Лука – самый сложный образ в пьесе. Именно с ним связан основной философский вопрос произведения: “Что лучше: истина или сострадание? Нужно ли доводить сострадание до того, чтобы пользоваться ложью, как Лука?”
Лука – носитель идеи сострадания в пьесе. Он сознает: есть “люди” и есть “человеки”. Слабым (“людям”) нужна поддержка: в надежде, в вере, в силе другого. Ибо вера и надежда – мощнейший стимул всех человеческих деяний. Анне Лука облегчает муки ухода из жизни, в Актера и Пепла вселяет надежду на возможность изменить жизнь к лучшему. Но с другой стороны, после исчезновения Луки обретенная людьми надежда оказывается не только иллюзией, но и превращается в полную свою противоположность, что приводит героев пьесы к катастрофе. Людям же сильным духом (“человекам”), тем, кто находит опору в себе самом, не нужны ни жалость, ни успокоительная ложь. Они сами творят свою судьбу, свое счастье и свое несчастье. Таким образом, философия Луки включает в себя и христианское долготерпение, и чуткость к чужому страданию, и трезвый реализм. Но главное – она обращена к доброму в душе каждого человека. Это доброе пробуждает в нем стать лучше.
Сатин является выразителем другой жизненной позиции: “Все – в человеке, все – для человека. Существует только человек, все остальное дело его рук и мозга”. Человека надо уважать, считает Сатин, жалость только унижает. Но кто сам Сатин? Шулер, человек, живущий заведомой ложью, абсолютно равнодушный к людям, презрение к ближнему, проповедующий нетрудовую философию (для чего работать? для сытости? – “Человек выше сытости”). Образованный, умный, сильный Сатин мог бы вырваться со “дна” жизни, но не хочет этого сделать. Идея “Свободного человека”, – как и идея Луки, превращается в свою полную противоположность – в идею своеволия, и Сатин становится невольным идеологом зла, превращая его в форму существования на земле и оправдывая его. Но слова о человеке, имя которого звучит гордо, Горький вложил все-таки в его уста. Не было в пьесе другого героя, способного произнести столь важные для драматурга слова о сильном и гордом человеке.
Оба героя, несомненно, связаны принципом парности, не случайна и символика имен. Сатин ассоциируется с Сатаной, а вот Лука – от лукавого, но это так же имя одного из четырех евангелистов.
“Лука. Ты… лечись! От пьянства нынче лечат, слышь! Бесплатно, браток, лечат… такая уж лечебница устроена для пьяниц…
Человек – все может, лишь бы захотел…
Смерть – она все успокаивает… она для нас ласковая… Помрешь – отдохнешь…
А хорошая сторона – Сибирь? Золотая страна.
Человека приласкать – никогда не вредно…
Человек должен уважать себя.
Все ищет – найдет… Кто крепко хочет – найдет!”
“Сатин. Ложь – религия рабов и хозяев… Правда – бог свободного человека! Чело-век! Это – великолепно! Это звучит… гордо! Че-ло-век! Надо уважать человека! Не жалеть… не унижать его жалостью… уважать надо!
Работа? Сделай так, чтобы работа была мне приятна – я, может быть, буду работать… Когда труд – удовольствие, жизнь хороша! Когда труд – обязанность, жизнь – рабство!”
Таким образом, в пьесе нет однозначного ответа на вопрос: “что лучше: истина или сострадание?” Горький выражает и уверенность, что только истина в состоянии спасти человечество, и понимание значимости сострадания в жизни людей.



1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...

Лука и Сатин