М. Горький сегодня

В нашем сознании сегодня М. Горький (Алексей Максимович Пешков, 16
28.III.1868, Нижний Новгород – 18.VI.1936, Горки под Москвой, прах похоронен в Кремлевской стене) – непростая проблема. Время, особенно нынешнее, испытующее, многое резко меняет в представлениях об авторитетах. Раньше нам был известен Горький – “буревестник” революции, “апостол” социализма, “крупнейший пролетарский писатель”, непреклонный приверженец и выразитель философии оптимизма. Но существует иная, до сих пор закрытая от нас сторона в Горьком – его сомнения, заблуждения и падения. Открыть и осмыслить этого, настоящего, Горького – задача современной литературоведческой науки. Книги и статьи, появившиеся в последние годы, – С. И. Сухих, Л. А. Спиридоновой, Н. Н. Примочкиной, сборники “Неизвестный Горький” – необходимые шаги в этом направлении.
В 1917-1918 годах Горький, публицист и редактор “Новой жизни”, вступил в страстную полемику с революционным правительством, решительно разойдясь с ним в оценке происходящего в стране. Это выразилось в его публицистических выступлениях

на страницах журнала “Летопись” и газеты “Новая жизнь” (1917-1918), собранных потом в книги “Несвоевременные мысли. Заметки о революции и культуре” (Пг., 1918) и “Революция и культура. Статьи за 1917 г.” (Берлин, 1918).
Расценивая “междуклассовую борьбу” как неизбежный, “хотя и трагический момент данного периода истории”, М. Горький в то же время призывал народ и правительство “отказаться от грубейших насилий над человеком”. Вопрос о насилии стал важнейшим в его расхождении с правительством большевиков в 1917-1918 годах. С гневом писатель выступает против насильственных – “нечаевско-бакунинских”, как он их характеризует, методов борьбы, против пагубного для России идейного максимализма, против арестов правительством “всех несогласно-мыслящих”, в защиту интеллигенции, “мозга страны”. Предостерегая об опасности иллюзий – “грез” о всемирной революции, об угрозе догматизма вождей, тех, для которых “догма выше человека”, и подстрекаемой “гг. комиссарами” вражды между разными слоями населения страны, М. Горький расценивает Октябрь как преждевременный и опасный для России эксперимент, жестокий опыт. Изо дня в день, последовательно он выступает с позиций защитника демократии и культуры.
Такого рода разногласия М. Горького с большевиками, а не только необходимость лечения и были причиной его эмиграции в 1921 г.
Уже после отъезда за границу сомнения не исчезли и вспыхивали у Горького иногда со всею остротой. Так, в письме к С. Н. Сергееву-Ценскому в июне 1923 г. Алексей Максимович писал: “И – начинается бесплодное борение двух непримиримых отношений к России: не то она несчастная жертва истории, данная миру для жестоких опытов, как собака мудрейшему ученому Ивану Павлову, не то Русь сама себя научает тому, как надо жить…”
В период пребывания Горького за границей, когда связи с Россией хотя и не прерывались, но не могли быть всесторонними и непосредственными, мировоззрение писателя постепенно менялось в сторону усиления “социального идеализма”, идеализации нового, коллективного человека”, нарастающего абстрагирования в представлениях писателя о русской, советской действительности.
Каким же в общих чертах было миропонимание М. Горького в 20-30-е годы? И каковы причины, приведшие писателя к примирению со сталинским режимом?
Его миропонимание, в основе своей ориентированное на социалистическую революцию, вместе с тем носит ярко выраженный отпечаток воззрений рационалистически-просветительского типа, с установкой на всесильный человеческий азум. на всемогущее знание. Подобные установки были восприняты Горьким еще от необычайно авторитетной для него традиции русской демократии 1860-1870 годов, а позже были закреплены – в соответствующей трансформации – его марксистской ориентацией. Рационализм Горького, впрочем, не исключал переживаемого не раз писателем конфликта “инстинкта” и “интеллекта”, в чем он не однажды с горечью признавался на протяжении своего творчества, считая подобный разрыв общим свойством русской интеллигенции.
Рационализм Горького проявляется и в принципиальной некосмологичности его мировосприятия, когда всесильный человек утверждается как бы в своей независимости от космоса, от самой Вселенной, от природы в целом. Мир предстает в его воображении всего лишь “как материал”, “сырье для выработки полезностей” (24, 290). здесь противостоят “человек, враг природы” (24, 277), и “природа, главный враг” человека, а космическое начало – нечто незначительное и отвлекающее от главного (“космические катастрофы не так значительны, как социальные” – 24, 267). Отсюда, из подобного нарочитого отделения человека от природы, от космоса, и вырастала гипертрофия социального во взглядах Горького и, как следствие этого, его преувеличенно романтическое представление о мере человеческой изменчивости, о способности человека к развитию и переоценка идеи перевоспитания.
Социально-“педагогические” установки Горького особенно настойчиво проявились во второй половине 20-х – 30-е годы, в его переписке с советскими писателями, в критике их произведений, в наставлениях молодым литераторам, когда, исходя из своей “спасительной” романтической веры в нового человека, он неукоснительно требовал от литературы оптимистического, утверждающего пафоса и исключительно этой мерой определял ценность художественного произведения.
Рационалистически-романтический, даже утопический крен мысли обнаруживается у Горького и в особой трактовке художественного времени, не без его влияния утвердившейся в советской литературе 20-30-х годов. Из трех временных измерении действительности ценностный приоритет Горький всецело отдает не настоящему, тем более не прошедшему, а будущему. Во всех случаях “мудрости старости” он предпочитает “мудрость молодости”. В духе своей эпохи, творившей культ нового, грядущего “завтра”, Горький снижал значимость прошлого, традиций, корней в жизни страны, как и отдельного человека. Он говорил о “ненависти к прошлому”, о том. что “наш самый безжалостный враг – наше прошлое, что русский народ – “нация без традиций”.



1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...

М. Горький сегодня