Новый тип героя в рассказах В. М. Шукшина (на примере рассказа “Чудик”)


В развитии жанра короткого рассказа В. М. Шукшин был продолжателем традиций А. П. Чехова. Художественной целью изображения цепи комических эпизодов, происходящих с героем, являлось у Шукшина раскрытие его характера. Сюжет его произведений построен на воспроизведении кульминационных, долгожданных моментов, когда герою предоставляется возможность в полной мере проявить свою “особенность”.
Новаторство В. М. Шукшина связано с обращением к особому типу – “чудикам”, вызывающим неприятие у всех окружающих. Они раздражают всех своим стремлением жить в соответствии с собственными представлениями о добре, красоте, справедливости.
Герой рассказа, названием которого стало его прозвище (“Жена называла его “чудик”), выделяется из своей среды: “С ним постоянно что-нибудь случалось”, он “то и дело влипал в какие-нибудь истории”. Чудик страдал от мелких происшествий, вызванных его собственными оплошностями. Собираясь на Урал навестить семью брата, герой выронил деньги (“…пятьдесят рублей, полмесяца работать надо”). Позже, решив, что “хозяина бумажки нет”, легко и весело пошутил перед людьми в очереди: “Хорошо живете, граждане! У нас например, такими бумажками не швыряются”. А затем не смог пересилить себя, чтобы забрать деньги, хотя ему этого хотелось.
Желая “приятное сделать” невзлюбившей его

снохе, этот герой разрисовал коляску маленького племянника так, что ему пришлось спешно возвращаться домой. Помимо этого, с героем случаются и другие недоразумения: его рассказ о “грубом, бестактном” поведении “пьяного дурака” из деревни за рекой, которому не поверил интеллигентный человек; поиск искусственной челюсти лысого читателя газеты в самолете; попытка послать жене телеграмму, которую строгой телеграфистке пришлось полностью исправить.
Стремление героя сделать жизнь “повеселее” наталкивается на непонимание окружающих. Иногда Чудик “догадывается”, что исход будет таким, как в истории со снохой. Зачастую теряется, как в случае с соседом в самолете или с “интеллигентным товарищем” в поезде. Недовольство Чудика всегда обращается на самого себя: “Он не хотел этого, страдал…”; “Чудик, убитый своим ничтожеством…”; “Да почему же я такой есть-то?”
Герой Шукшина никогда не жалуется на окружающих или на жизнь, которую он не в силах переделать: “Он совсем не умел острить…”, “…запел дрожащим голосом…”, “…поскользнулся, чуть не упал”.
Все эти черты присущи герою изначально, обусловливая своеобразие его личности. Профессия Чудика отражает его внутреннее стремление вырваться из реальности (“Он работал киномехаником в селе”), но его мечты несбыточны (“Горы облаков внизу… упасть в них, в облака, как в вату”, “Обожал сыщиков и собак. В детстве мечтал быть шпионом”).
Интересно, что в прозвище героя выявляется не только его “чудачество”, но и желание чуда. Поэтому в тексте заостряется характеристика действительности как тусклой, злой обыденности: “…сноха… спросила зло…”, “…опять спросила Софья Ивановна совсем зло, нервно…”, “не понимаю, зачем они стали злые?”.
Чистая, простодушная, творческая натура “сельского жителя” противопоставляется злой действительности, “досадным происшествиям”, от которых горько, больно, страшно… За живое Чудика задевают сомнения в том, что “в деревне-то люди лучше, незанозистее, а один воздух чего стоит! До того свежий да запашистый, травами разными пахнет, цветами разными…” Земля там теплая и свобода есть, от которой даже тихий голос героя звучит громко.
Прозвище героя неслучайно, оно определяет его суть. Имя и возраст Чудика называются напоследок как незначительная характеристика: “Звали его – Василий Егорыч Князев. Было ему тридцать девять лет от роду”.
В герое Шукшина выражено своеобразие народных представлений о личности. Именно эта личность является олицетворением всего русского, доброго. Это личность, несущая в себе искру добра и радости жизни.



1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...


Новый тип героя в рассказах В. М. Шукшина (на примере рассказа “Чудик”)