Оболт-Оболдуев, Утятин, Шалашников и Фогель


Их жизнь представлена в поэме четырьмя персонажами: Г. А. Оболт-Оболдуевым, Утятиным (последышем), Шалашниковым и Х. Х. Фогелем. По ходу произведения первым, с кем мы знакомимся, является Гаврила Афанасьевич Оболт-Оболдуев. На вопрос странников “Сладка ли жизнь помещичья?” он дает очень развернутый ответ. Вначале объясняет, чем жизнь помещика отличается от крестьянской – родовым деревом: “Чем дерево дворянское древней, тем именитее, почетней дворянин”.
Затем Гаврила Афанасьевич начинает вспоминать свою былую жизнь: “Жили мы, как у Христа за пазухой, и знали мы почет”. Еще он рассказывает о своей вотчине, богатстве ее природы. Оболт-Оболдуев вспоминает, что раньше дворянские дома были огромными имениями (“Дома с оранжереями, с китайскими беседками, и английскими парками…”), в которых прислуги насчитывался “целый полк”. Праздники в былые времена славились своей пышностью и необъятностью. Далее идет описание травли зверя. Это было настолько широким мероприятием, что оно не сравнилось бы ни с каким другим по своим размерам. По словам помещика, охоту можно было бы приравнять к военному походу: “У каждого помещика сто гончих в напуску, у каждого по дюжине борзовщиков верхом, при каждом с кашеварами, с провизией обоз”.
После описания всевозможных торжеств Гаврила Афанасьевич заводит разговор о крестьянах. Будто

бы еще до отмены крепостного права он не кабалил крестьян, а “больше ласкою привлекал сердца”, приводил ряд примеров, подтверждающих это.
Но все им рассказанное с недавней поры перестало существовать (“И все прошло, и все минуло”). Теперь из большого помещичьего сословия осталось немного представителей, и живут-то они не так, как прежде: крестьянин совсем от руки отбился, земли запущены, леса вырубаются, усадьбы переводятся. А причиной всему произошедшему, как считает Оболт-Оболдуев, стала реформа 1861 года.
Так описывает помещичью жизнь первый представитель “сословия благородного”. Далее встречается другой помещик – князь Утятин. Он, как и все последующие, показан угнетателем, мучителем, стяжателем. Его жизнь вольготна, так как ему не приходится трудиться: всю работу выполняют зависимые крестьяне. Именно за счет их стараний он нажил “богатство непомерное”. Но все это было до 1861 года. После реформы и его жизнь, и жизнь крестьян должна была перемениться, как и у Оболта-Оболдуева. Но не тут то было: Утятин не признавал новых порядков и продолжал вести праздную жизнь до самой смерти.
В третьей части поэмы представлены еще два помещика. Но их жизнь проходила за век до реформы. Сначала рассказывается о помещике Шалашникове. Этот персонаж был больше алчным, чем властолюбивым. За вовремя выплаченный оброк оставлял деревню в покое, а любое наказание мог тут же отменить за взятку.
Другой современник Шалашникова – Хтистиан Христианович Фогель – был более хитрым и дальновидным. Вначале он жил скромно, крестьян не обременял налогами. Но после осуществления его замысла у крестьян “настала каторга”. Немец разжился, стал состоятельным, построил фабрику. Он также нажил свое добро за счет труда крестьян.
Проанализировав жизнь четырех помещиков, я сделал вывод, что им жилось одинаково как до 1861 года, так и после. Реформа не внесла больших изменений как в жизнь крестьян, так и в жизнь помещиков. Последние продолжали вести праздный образ жизни, нисколько не заботясь о крестьянах.
В своей великой поэме Некрасов смотрит на помещиков глазами крестьян. Так изображен, например, Оболт-Оболдуев (чего стоит одна его фамилия!):
Какой-то барин кругленький,
Усатенький, пузатенький,
С сигарочкой во рту…
Традиционные в народной поэзии уменьшительные и ласкательные формы здесь усиливают ироническое звучание рассказа, подчеркивают ничтожество “кругленького” человека. В крестьянской речи часто звучит издевка над барами.
Мы, барщинные, выросли
Под рылом у помещика
Говорят крестьяне, и одного словечка “рыло” достаточно, чтобы понятно стало отношение их к своему господину.
Идеал счастья, который воплощен в рассказе Оболта-Оболдуева, говорит о его духовном убожестве:
Коптил я небо Божие,
Носил ливрею царскую,
Сорил казну народную
И думал век так жить…
С нескрываемым торжеством рисует Некрасов крушение идеала помещичьего счастья в главе “Последыш”. Глубокий смысл имеет само ее название. Речь идет не только о князе Утятине, но и о последнем помещике-крепостнике, и смерть его символизирует гибель крепостного строя. Недаром она вызывает такую радость крестьян. В изображении Последыша Некрасов достигает исключительной остроты сатирического обличения. Это выживший из ума рабовладелец, и ничего человеческого нет даже во внешнем его облике:
Нос клювом, как у ястреба.
Усы седые, длинные
И – разные глаза:
Один здоровый – светится,
А левый – мутный, пасмурный,
Как оловянный грош!
Но Последыш не только смешон – он и страшен. Это жестокий крепостник-истязатель. Телесная расправа у него вошла в привычку, звуки побоев, доносящиеся из конюшни, доставляют ему наслаждение. Со злым сарказмом нарисованы и образы других врагов народа: управителей, становых – “неправедных судей”, купцов, подрядчиков.
К числу недругов народных относятся и попы. Даже добросердечный и сочувствующий крестьянам священник вынужден эксплуатировать их. Он сам жалуется:
Живи с одних крестьян,
Сбирай мирские гривенки…
Некрасов создает и иной образ попа – безжалостного вымогателя, нисколько не сочувствующего народу. Это поп Иван. Он равнодушен к горю крестьянки: даже когда вскрывают труп ее сына Демушки, он подшучивает. А выпив вместе со становыми, ругает крестьян:
У нас народ – все голь да пьянь.
За свадебку, за исповедь
Должают по годам.
В поэме убедительно доказано: старая Русь меняет облик, но крепостники остались теми же. К счастью, постепенно начинают меняться их рабы. Народ пробуждается, и поэт надеется:
Русь не шелохнется,
Русь – как убитая!
А загорелась в ней
Искра сокрытая…
Сюжетной основой поэмы “Кому на Руси жить хорошо” становятся поиски счастливого на Руси. Н. А. Некрасов ставит своей целью как можно шире охватить все аспекты жизни русской деревни в период непосредственно после отмены крепостного права. А потому не может поэт обойтись и без описания жизни русских помещиков, тем более что кому, как не им, по мнению ходоков-крестьян, должно житься “счастливо, вольготно на Руси”. Рассказы о помещиках присутствуют на протяжении всей поэмы. Мужики и барин – непримиримые, вечные враги. “Хвали траву в стогу, а барина в гробу”, – говорит поэт. Пока существуют господа, нет и не может быть счастья крестьянину – вот тот вывод, к которому с железной последовательностью подводит Н. А. Некрасов читателя поэмы.
На помещиков Некрасов смотрит глазами крестьян, без всякой идеализации и сочувствия рисуя их образы. Жестоким самодуром-угнетателем показан помещик Шалашников, “воинскою силою” покорявший собственных крестьян. Жесток “жадный, скупой” господин Поливанов, не способный испытывать чувство благодарности и привыкший поступать только так, как ему вздумается. В главах “Помещик” и “Последыш” Н. А. Некрасов вообще перемещает свой взгляд с народной Руси на Русь помещичью и вводит читателя в обсуждение острейших моментов социального развития России.
Встреча мужиков с Гаврилой Афанасьевичем Оболтом-Оболдуевым, героем главы “Помещик”, начинается с непонимания и раздражения помещика. Именно эти чувства и определяют весь тон беседы. При всей фантастичности ситуации, когда помещик исповедуется перед крестьянами, Н. А. Некрасову удается очень тонко передать переживания бывшего крепостника, которому непереносима мысль о свободе крестьян. В разговоре с искателями правды Оболт-Оболдуев постоянно “ломается”, с издевкой звучат его слова:
“…Наденьте шапочки,
Садитесь, господа!”
Сатирически гневно рассказывает Н. А. Некрасов о паразитической жизни помещиков в недавнем прошлом, когда “дышала грудь помещичья свободно и легко”. Оболт-Оболдуев же вспоминает о них с гордостью и печалью. Барин, владевший “крещеной собственностью”, был полновластным царьком в своей вотчине, где все ему “покорствовало”:
Ни в ком противоречия,
Кого хочу – помилую,
Кого хочу – казню, –
Вспоминает о былом помещик Оболт-Оболдуев. В условиях полной безнаказанности складывались и правила поведения помещиков, их привычки и взгляды:
Закон – мое желание!
Кулак – моя полиция!
Удар искросыпительный,
Удар зубодробительный,
Удар скуловорррот!
Но помещик тут же осекается, пытаясь объяснить, что строгость, по его мнению, шла лишь от любви. И вспоминает, возможно, даже дорогие сердцу крестьянина сцены: общую с крестьянами молитву во время всенощной службы, благодарность крестьян за барскую милость. Все это ушло. “Теперь не та уж Русь!” – с горечью говорит Оболт-Оболдуев, рассказывая о запустении усадеб, пьянстве, бездумной вырубке садов. И крестьяне не перебивают, как в начале разговора, помещика, потому что знают, что все это правда. Отмена крепостного права ударила “одним концом по барину, другим по мужику…” Помещик рыдает от жалости к себе, и мужики понимают, что конец крепостного права был для него настоящим горем.
Глава “Помещик” подводит читателя к пониманию причин того, почему крепостная Русь не могла быть счастливой. Н. А. Некрасов не оставляет никаких иллюзий, видя, что мирное решение извечной проблемы помещиков и крестьян невозможно. Оболт-Оболдуев являет собой типичный образ крепостника, привыкшего жить по особым нормам и считавшего труд крестьян надежным источником своего изобилия и благополучия. Но в главе “Последыш” Н. А. Некрасов показывает, что привычка властвовать так же свойственна помещикам, как и крестьянам – привычка покоряться.
Князь Утятин – барин, который “весь век чудил, дурил”. Жестоким деспотом-крепостником остается он и после 1861 года. Весь облик помещика можно считать символом умирающего крепостничества:
Нос клювом, как у ястреба,
Усы седые, длинные
И – разные глаза:
Один здоровый – светится,
А левый – мутный, пасмурный,
Как оловянный грош!
Весть о царском указе приводит к тому, что Утятина хватил удар:
Известно, не корысть,
А спесь его подрезала,
Соринку он терял.
И крестьяне разыгрывают нелепую комедию, помогая помещику сохранять убежденность в том, что крепостное право вернулось. “Последыш” становится олицетворением господского произвола и стремления надругаться над человеческим достоинством крепостных. Совершенно не зная своих крестьян, “Последыш” отдает нелепые распоряжения: приказывает на “вдове Терентьевой женить Гаврилу Жохова, избу поправить заново, чтоб жили в ней, плодилися и правили тягло!” Мужики хохотом встречают этот приказ, так как “той вдове – под семьдесят, а жениху – шесть лет!” Глухонемого дурака “Последыш” назначает сторожем, пастухам приказывает унять стадо, чтобы коровы своим мычанием не будили барина.
Нелепы не только приказы “Последыша”, еще более нелеп и странен он сам, упорно не желающий примириться с отменой крепостного права. Глава “Последыш” уточняет смысл главы “Помещик”. От картин прошлого Н. А. Некрасов переходит к пореформенным годам и убедительно доказывает: старая Русь меняет облик, но крепостники остались теми же. К счастью, постепенно начинают меняться их рабы, хотя в русском крестьянине по-прежнему много покорности. Нет еще того движения народной силы, о котором мечтает поэт, но крестьяне уже не ждут новых бед, народ пробуждается, и поэт надеется:
Русь не шелохнется,
Русь – как убитая!
А загорелась в ней
Искра сокрытая…
“Легенда о двух великих грешниках” подводит своеобразный итог размышлениям Н. А. Некрасова о грехе и счастье. В соответствии с представлениями народа о добре и зле убийство жестокого пана Глуховского, который, хвастаясь, поучает разбойника:
Жить надо, старче, по-моему:
Сколько холопов гублю,
Мучу, пытаю вешаю,
А поглядел бы, как сплю!
Становится способом очистить от грехов свою душу. Это призыв, обращенный к народу, призыв к избавлению от тиранов.



1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...


Оболт-Оболдуев, Утятин, Шалашников и Фогель