Образ Демона в творчестве М. Ю. Лермонтова

До Лермонтова в русской поэзии не было художественного воплощения образа “духа зла” (за исключением известного стихотворения А. С. Пушкина “Демон”). В мировой же литературе традиция произведений о сверхъестественном существе, отпавшем от Бога, представлена широко и восходит к библейской легенде о возгордившемся ангеле, свергнутом с неба за свой бунт против божественной власти.
Новый всплеск интереса к этому персонажу приходится на конец ХVIII – начало XIX века, то есть совпадает с периодом возникновения в западноевропейской культуре романтизма. Почему тема духа зла оказалась в этот период столь привлекательной для писателей? Возможно, причина в том, что образ демонического существа представлялся удобной художественной формой, наиболее подходящей для того, чтобы описать личность нового типа, выдвинутую эпохой всеевропейского переустройства политического и социального бытия.
Новый герой (герой-романтик) – это свободная и мятежная личность, не зависимая ни от Бога, ни от природы, ни от общества. Он одинок, разочарован в окружающей его действительности и противопоставлен своему окружению.
В психологическом плане это индивидуалист и скептик, великолепно знающий слабые стороны людей. Он наделен огромной моральной силой, способен к высоким страстям, но никогда не обретает счастья, не достигает внутренней гармонии. Презирая

ложь, притворство, мелкие страсти, ничтожные цели, господствующие в светском обществе, герой-романтик бежит от него в иную, более созвучную его внутреннему состоянию среду.
Гордое утверждение личности, противопоставленной отрицаемому миропорядку, – эта центральная тема европейского романтизма – звучит и в лермонтовской поэме “Демон”, подводящей итог развития этого литературного типа, как в творчестве поэта, так и в русской литературе предшествующего периода; она выражена в словах героя: “Я царь познанья и свободы”. В поэме устами Демона осуждается уже не светская чернь, не современное общество, а весь мир людей в целом, “ничтожная земля”, где нет “ни истинного счастья, ни долговечной красоты”, где “не умеют без боязни ни ненавидеть, ни любить”.
Повествованию о трагической любви “духа зла” к земной красавице-грузинке предпослано вступление, в первой части которого Демон предается элегическим воспоминаниям об “утраченном рас”, о тех днях, когда он жил в гармонии с природным бытием,
…когда в жилище света
Блистал он, чистый херувим,
Когда бегущая комета
Улыбкой ласковой привета
Любила поменяться с ним…
Вторая часть изображает безрадостную жизнь “падшего ангела”, одиноко блуждающего в “пустыне мира без приюта”, наблюдающего однообразную череду сменяющих друг друга веков. Автор рисует картины сказочно прекрасной кавказской природы, своего рода “земного рая”, – Демон взирает на них равнодушно:
Презрительным окинул оком
Творенье Бога своего,
И па челе его высоком
Не отразилось ничего.
“Святыня” красоты и добра напоминает о себе герою в тот момент, когда он встречает Тамару. Любовь к ней заставляет Демона вспомнить “о прежнем счастье”, об утраченной гармонии, которую он знал, живя в согласии с миром и Богом. Вспыхнувшее чувство к прекрасной княжне “вдруг заговорило родным когда-то языком” любви. Любовь заставляет Демона отречься от прошлых “гордых дум”, он готов устремиться к высоким идеалам, примириться с Небесами. Герой вступает в стены монастыря, куда удалилась Тамара после трагической гибели жениха,
.любить готовый, С душой, открытой для добра… Однако первое же испытание – встреча с ангелом-хранителем Тамары – пробуждает в душе изгнанника “старинной ненависти яд”. Его чувство, которое он с жаром высказывает в пространных речах, обращенных к Тамаре, эгоистично и лукаво. Демон знает, что девушка, поддавшись его уговорам, навеки лишит себя вечного блаженства в раю. Кроме того, он вольно или невольно обманывает княжну, уверяя ее в готовности изменить свою природу:
Хочу я с небом примириться,
Хочу любить, хочу молиться…
Попытка героя очеловечиться, освободиться от уз индивидуализма, избавиться от одиночества обречена па неудачу. Тамара гибнет от его поцелуя, и Демон не в силах противостоять ангелу, который несет ее душу в рай. В конце поэмы “побежденный” Демон проклинает свои “безумные” мечты и навсегда отстраняется от мира людей:
И вновь остался он, надменный,
Один, как прежде, во вселенной
Без упованья и любви!
Презрение к миру, гордыня и эгоизм губительны для души, обаяние индивидуализма обманчиво, путь отрицания приводит, в конечном счете, к самоотрицанию, к духовному небытию – таков смысл романтического иносказания М. Ю. Лермонтова.


1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...
Образ Демона в творчестве М. Ю. Лермонтова