Пафос жизнеутверждения, десткие образы и гуманизм в творчесве Леонида Андреева


В 1905 году был написан рассказ “Христиане”, в котором беспощадно обличается лицемерие царского суда. Рассказ высоко оценил Л. Толстой, а описание суда он назвал превосходным. Лицемерию и ханжеству судей Андреев противопоставил честность и порядочность проститутки, отказавшейся принять церковную присягу под тем предлогом, что, занимаясь позорным ремеслом, она не имеет права называться христианкой. “Христиане” были сильным ударом по царскому суду, а попутно и по церкви. Понятен интерес автора “Воскресения” к этому рассказу.
Значительное место в творчестве Л. Андреева занимают произведения, в которых показаны судьбы людей, задыхающихся в тесной клетке жизни или занятых поисками истины и справедливости. Таков его первый рассказ “Баргамот и Гараська”, восторженно встреченный М. Горьким, которому было близко в нем глубокое сочувствие молодого писателя к обездоленному, брошенному на дно жизни человеку. Однако, будучи тематически близким к горьковским рассказам о босяках, “Баргамот и Гараська” существенно отличаются от них концепцией человека: пьяница и бродяга изображен здесь слишком приниженным, несчастным, лишенным гордой независимости горьковских героев.
Глубоким гуманизмом проникнуты рассказы “Гостинец” и “В подвале” (1901). Искренне волнует судьба десятилетнего “мальчика” в парикмахерской

– Петьки (“Петька на даче”, 1899), не знающего даже самых бесхитростных радостей детства, как не знали их маленькие труженики в “Плаче детей” Некрасова, в произведениях Г. Успенского, Чехова, Короленко, Горького, Серафимовича, Франко, Тесленко и других писателей. Трудная жизнь Петьки, над которым ежедневно “висел один и тот же отрывистый крик: “Мальчик, воды!” – сделала его маленьким, сморщенным старичком.
С горьким состраданием пишет Л. Андреев о двенадцатилетнем Мише, который, по иронии судьбы, служа в типографии, не умел читать (“Книга”, 1901). Беспросветная жизнь бедняков, с одной стороны, и лицемерие “культурного общества”, с другой, подчеркнуты выразительной деталью: Миша, надрываясь от непосильного груза, разносил тюки книги, которая называлась “В защиту обездоленных”. Многозначительно в рассказе и замечание о том, что в типографии старых наборщиков не было, молодые же кашляли и выплевывали темную слюну. Невольно вспоминаются подсчеты Боброва в “Молохе” Куприна и слова Горького в романе “Мать”: “Пожив такой жизнью лет пятьдесят – человек умирал”.
В изображении простых людей, обитателей городских трущоб заметна неподдельная симпатия писателя к ним, глубокая задушевность, нередко скорбь, ибо судьбы его героев, как правило, драматичны.
Очень грустен взгляд Андреева на жизнь бедняков в рассказе “Ангелочек” (1899). Хрупко счастье, говорит автор этим рассказом. Мечта лишь на миг может осчастливить человека. Но для того, кто на неуловимо короткое время увидел хотя бы призрак счастья и снова потерял его, жизнь становится невыносимой. Забыв о горькой доле, любуются двое – отец и его маленький сын – изящной фигуркой воскового ангелочка. Так и уснули они с улыбками счастья на лицах. “Кроткий покой и безмятежность легли на истомленное лицо человека, который отжил, и смелое личико человека, который только начинал жить. А ангелочек, повешенный у горячей печки, начал таять”. И “не потому ли опустил здесь автор занавес,- писал Н. Михайловский,- что пробуждение старика и мальчика должно оказаться страшнее всякой смерти?” .
Подобные произведения создали Андрееву репутацию первоклассного писателя. Их, по свидетельству Горького, “очень хвалил” Л. Толстой. “Вообще у этого писателя,- говорил Толстой,- в его первых вещах много очень хорошего” . В. Боровский писал, что в ряде рассказов Андреева заметно желание “вскрыть” чувства добрые “под грубой оболочкой опустившегося человека – именно то, что так удавалось М. Горькому”. В некоторых рассказах Андреева (“На реке”, 1900; “Весной”, 1902) звучит пафос жизнеутверждения. Их герои живут мыслью об иной жизни, в мечтах устремляются в смутную даль (“В темную даль”, 1900; “Весенние обещания”, 1902).
В декабре 1902 года в журнале “Русское богатство” был напечатан рассказ Андреева “Иностранец”, привлекающий силой, с которой выражена любовь к родине. Рассказ был воспринят как значительное явление в творчестве писателя, как свидетельство его интереса к общественным проблемам. Знаменателен в этой связи инцидент, происшедший в Киеве 23 ноября 1902 года: Андреев должен был читать рассказ на вечере в пользу нуждающихся студентов Киевского университета. Однако за несколько дней до этого на запрос киевского генерал-губернатора была получена телеграмма московского полицмейстера Трепова: “Андреев неблагонадежен”. И автор был отстранен от участия в вечере, его рассказ прочитал актер И. Булатов.
К этому времени Л. Андреев становится широко известным писателем. Едва ли не каждый рассказ его встречается немедленным откликом в печати. О нем писали не только в Москве и Петербурге – имя Андреева часто можно было увидеть на страницах газет и журналов Украины – в Киеве, Харькове, Одессе, Житомире. На Украине появляются первые книги о писателе: в 1903 году в Одессе выходит книжка Н. Геккера “Л. Андреев и его произведения”, в Киеве в 1907 году – “Л. Андреев как художник, психолог и мыслитель” И. Баранова. В 1908 и в последующие годы в Черновцах, Каменец-Подольске, Коломне выходят сборники рассказов, отдельные произведения Андреева в переводе на украинский язык: “Оповь дання”, “Дзвш на сполох” (“Набат”), “В льоху” (“В подвале”), . “Семеро повешених”, “Любов до ближнього”, “Черт маски”; последнее произведение снабжено послесловием М. Яцкива.



1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...

Пафос жизнеутверждения, десткие образы и гуманизм в творчесве Леонида Андреева