Патриотизм, верность долгу в романе “Война и мир”

При устойчивости многих черт характера, убеждений, чувств Болконского (патриотизм, верность долгу, гражданская активность, обостренный интерес к общефилософским, нравственным проблемам), при рационалистическом складе его натуры он не лишен, хоть и сдержанной, эмоциональности, что наиболее полно выразилось в дружбе и в любви, а на первых порах – в желании славы, органично сочетающемся с стремлением действовать, быть полезным. “Князь Андрей был одним из тех редких офицеров в штабе, который полагал свой главный интерес в общем ходе военного

дела”.
В Брюнне, узнав, что Вена взята французами, он срочно едет в армию, находящуюся в опасности: “Еду для того, чтобы спасти армию”. Им руководит чувство оскорбленной русской гордости, надежды славы, готовности умереть. “Я сделаю это не хуже других”. Перед Шенграбенским сражением Болконский мечтает о подвиге, о славе наполеоновского размаха: “Началось! Вот оно! Как же выразится мой Тулон?” Но, совершив подвиг (остается на неприкрытой батарее капитана Тушина, действия которой обеспечили успех сражения), Болконский, докладывая о ходе сражения и героизме Тушина, оставляет себя в тени. Перед Ау
– стерлицкой битвой потребность в славе достигает у Болконского апогея: “Завтра… мне придется, наконец, показать все то, что я могу сделать”; он с нетерпением ждет счастливой минуты своего Тулона, предвкушая сделать все только им одним, мечтая о славе, известности, любви людей, торжестве над ними.
И эта “счастливая минута” своего рода парадного героизма наступает: он бросается со знаменем вперед, увлекая за собой батальон. Но затем – тяжелое ранение, и наступает прозрение, понимание незначительности такой мечты в сравнении с вечными ценностями, олицетворенными в образе высокого неба. “Вот прекрасная смерть!” – произносит Наполеон, остановив свою лошадь около раненого Болконского. И этот кумир многих гаснет в сравнении с высоким, справедливым, добрым небом. Наполеон кажется теперь Болконскому маленьким человечком, несущим в мир зло и несправедливость. 3
Так заканчивается этот этап неровного, драматического пути исканий Болконского. Следующий этап – после его выздоровления и смерти жены, принесшей остро пережитое чувство вины перед нею, – ознаменован действенным облегчением положения крестьян в своих имениях: одних перечисляет в вольные хлебопашцы, другим заменяет барщину оброком. Но и этот “один из первых примеров в России” не приносит Болконскому удовлетворения, так как мужики с недоверием встречают нововведения.
Не удовлетворяет его и попытка приобщиться к реформаторской деятельности Сперанского. И в этом случае Болконский не избежит иллюзий. Ему представлялось, что Александр I делает шаги к государственному преобразованию, ограничивает свою власть. Но при ближайшем рассмотрении замечает, что намерения Сперанского и других изменить легальным путем суд, административные, финансовые порядки в России не реальны так же, как проект освободить крестьян, обновить военный устав, учредить новые “Права лиц” и т. д. Кризис, пережитый Болконским на этом этапе, сменяется, хотя и ненадолго, “выздоровлением”, возвращением к жизни.
Это влечет за собой внимание к природе (ночь в Отрадном, расцветший, засохший было дуб), любовь к Наташе Ростовой. Но и любовь оказывается для него драматичной. Высокая нравственность, повышенное чувство собственного достоинства и рационалистичность, максимализм требований к другим и к себе “помешали” ему как предугадать возможность катастрофы (длительная разлука не для Наташи, остро переживающей чувство любви), так и простить измену (да еще с таким недостойным человеком, как Анатоль Курагин).
Разрыв для Болконского – человека чести и долга – представился единственным выходом, несмотря на глубоко осознанное им несчастье. На последнем витке жизни князь Андрей – участник Отечественной войны 1812 года. После разрыва с Наташей он решает служить в армии, но не при штабе, а полковым командиром. “В полку его называли “наш князь”, им гордились и его любили”. Он отказался от возможности быть при особе государя или главнокомандующего Кутузова. “Я привык к полку, полюбил офицеров, и люди меня, кажется, полюбили. Мне бы жаль было оставить полк”. На эти слова Кутузов отвечает согласием: “Я знаю, твоя дорога – это дорога чести”.
Накануне Бородинского сражения Болконский начинает преодолевать сословный взгляд на народ; он ставит себя в один ряд с ним.
Успех битвы при Бородино “зависит от того чувства, которое есть во мне, в нем офицере Тимохине, в каждом солдате”. Смерть настигла Андрея Болконского на подступах победы, именно тогда, когда он делал первые шаги к сближению с народом, когда состоялось его запоздалое примирение с Наташей Ростовой. В драматической неосуществленное личного счастья и оппозиционной гражданской деятельности – своего рода отголосок трагической судьбы декабристов.



1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...


Патриотизм, верность долгу в романе “Война и мир”