Песенный народный фольклор

Крепостной народ не только сетовал и проклинал своих хозяев. Он порой сочувственно изображал в своем творчестве тех заводовладельцев и фабрикантов, которые, по его убеждению, способны были проявить гуманность и великодушие, взывая к этим их чувствам. Противоречивость мировоззрения крепостных народа, их непонимание подлинных причин и характера классового угнетения исключительно ярко отобразила и песня “Как у славного заводчика”, записанная поэтом А. Кольцовым от московских текстильщиков. С одной стороны, песня поднимает голос в защиту

народа, обиженных заводчиком, шлет ему проклятия, а с другой – противопоставляет ему “славного заводчика” Титова, призывая народа послужить ему верой и правдой, потому что он
Вот народный день шахтера. На Дону открыли знаменитые залежи антрацита и тотчас же принялись за разработку.
Там прорыты ямы, норы,
Там работают шахтеры.
Одна яма там такая,
Огромадная, большая –
Сорок сажен глубины,
Три аршина ширины!
Сверху здания большие,
Там машины паровые
И канаты дротяные.
В них проведен там шнурок,
Наверху висит звонок;
Только дернешь за шнурок,
Сверху вдарит
молоток,
Верховой дает свисток.
Не успел он просвистать –
Накопилось – негде встать!
В шахту всех нас швыронуло!
Не успел сказать и слово,
Уж кричат: “Слезай, готово!”
По продольным разошлись,
За работушку взялись, –
Распроклята жизнь шахтера!
День и ночь мы работаем,
Ровно в каторге сидим,
День и ночь мы со свечами
Смерть таскаем за плечами!
Один Бог небесный с нами,
Никакой нужды не знаем!
По продольным мы гоняем,
Спину все себе сдираем!
Один Бог небесный с нами,
Никакой нужды не знаем!
С белым светом он простился:
“Прощай, солнце, прощай, месяц,
Прощай, белая заря!
Все премилые друзья!”
Вдруг бадейка всколыхнулась –
В шахту бедный полетел…
А вот как живут шахтеры:
Что шахтерская жизнь проклята,
Кто не ведает про то?
В Божью церковь он не ходит,
Он не знает про нее.
День и ночь он работает,
Ровно в каторге всегда!
Придет праздник-воскресенье –
Уж шахтер до свету пьян!
В кабачок бежит детина –
Словно маковка цветет;
С кабака ползет детина –
Как лутошечка гола!
Ой, гола-гола-гола –
В чем мамаша родила!
Кабак и ободрение пропащего житья – единственно вот в чем русский народный совершенно справедливо видит облегчение своего каторжного труда. Никаких иных перспектив он и не подозревает даже. Неведомая сила вытаскивает его из дому и тащит в яму, под землю, на сорок сажен глубины. Он с испугом озирается кругом: “Прощай, солнце! Прощай, месяц! Прощай, милые друзья! ” Он день и ночь во тьме, с ободранной спиной. И что впереди? Так ли будет всегда? Не видно, чтобы он хоть на минуту допустил мысль о каком-нибудь изменении в своей участи. Страшное дело этот “народный вопрос” вообще, но наше решение его единственно только при помощи кабака слишком уж просто.
На работу посылает.
Вперед денежки дает.
Обделяет молодцев
Он по сотни по рублей.
В песнях, подобных “Как у славного заводчика” и “Вы леса ль, мои лесочки, леса мои темные”, высказываются идеи, характерные для народа, которые уже сжились с фабрикой и связывают с ней надежду на свое материальное благополучие. После реформы 1861 года рабочие песни крепостной эпохи продолжали играть большую роль в бытовой и духовной жизни фабрично-заводского населения.
В новых песнях народа по-разному раскрывалась тема труда. Так, в центре песенного творчества потомственных народа, даже тогда, когда оно рассказывало о стихийном протесте народа, о самых гнетущих последствиях утверждавшегося капиталистического строя, оставался труд рабочего коллектива в новых исторических условиях. В песнях “сезонников” и других слоев сельского пролетариата, втянутых ходом истории в промышленное производство, тема фабрично-заводского труда занимала второстепенное место. Песни “сезонников” касались чаще всего ужасов жизни народа на “кирпичных-горемычных” фабриках и заводах. В песнях же потомственных народа часто утверждалась поэзия труда рабочего коллектива. Даже в песне “О, се горные работы”, где за каждой строкой слышатся свист розог и стоны измученных людей, есть такие строки, передающие трудовое воодушевление:
Приогрянем в молотки,
Разобьем руду в куски.
Рабочая песня рассказывает прежде всего о страшных условиях жизни и труда на капиталистических предприятиях, о нищете народа, вынужденных за гроши работать с утра до позднего вечера, о повсеместных притеснениях, обсчитывании и штрафах, о примитивной технике, приносившей рабочим увечья и постоянный страх за свою жизнь, о разорении и голоде крестьян, уходящих на заработки в город и на промыслы, а главное – о росте в самых различных слоях фабрично-заводского населения гнева и ненависти к хозяевам и их агентуре.
Особую популярность получила в рабочей среде “Дубинушка” Богданова – Ольхина. Она пелась на первой рабочей маевке в России 1 мая 1891 г. и, дополняясь новыми куплетами, постепенно становилась песней боевого призыва к революционному действию. Но своеобразие поэтического творчества народа определяли теперь уже не эти песни. Начала складываться единая массовая революционная пролетарская поэзия, слившая родственные русла поэтического творчества профессиональных и полупрофессиональных поэтов и песенников из среды революционеров-ленинцев, демократической интеллигенции и широких народа масс, принимавших участие в освободительном движении. Профессиональные революционеры-ленинцы и передовые рабочие создали основные виды революционной песенной поэзии пролетариата – песни гимнические и сатирические.



1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...


Песенный народный фольклор