Почему авторскому осуждению подвергается не только помещечий деспотизм, но и добровольное холопство?


Поэма “Кому на Руси жить хорошо” грандиозна по широте своего замысла. Ведь Некрасов хотел изобразить в ней все социальные слои современной ему России.
И, благодаря сюжету, близкому к народному сказу о поисках счастья и правды, ему это, несомненно, удалось. Николай Алексеевич ставит своей задачей как можно правдивей и шире изобразить русскую деревню в период непосредственно после отмены крепостного права. И автор, разумеется, не может обойтись без описания жизни русского барства. Ведь кому, как не им, должно житься “счастливо, вольготно на Руси”. Рассказы о помещиках, изложенные на протяжении всей поэмы, подводят читателей к явному выводу о том, что, пока существуют господа, нет и не может быть счастья крестьянину. Нельзя не заметить сатирическую направленность Некрасова в создании барских образов, в частности, способствующую осуждению помещичьего деспотизма. Сами крестьяне уже относятся к своим господам с явной иронией, откровенно посмеиваясь над их стремлением вернуть былое величие. Чтобы подчеркнуть ничтожные качества, свойственные описываемым хозяевам жизни, для усиления иронии автор не раз прибегает к использованию слов в уменьшительных ласкательных формах, Таким образом, сатирически изображая русских помещиков, Некрасов не только осуждает их самодурство, но и ярко выражает свое отношение к правящему классу.
Однако не

только помещичий деспотизм так ненавистен автору. Поэт прекрасно осознает, что привычка помещиков властвовать ничуть не меньше привычки крестьян этим властителям покоряться. Нельзя забывать о том, что наряду с крестьянами, осознавшими ужас рабского существования, были и уже свыкшиеся со своим бесправием холопы. Этот факт не мог не подвергнуться Некрасовым осуждению. На страницах поэмы мы встречаем и примерного холопа Якова с говорящей фамилией Верный, в отместку обидевшему его барину кончавшего жизнь самоубийством у того на глазах, и дворового князя Переметьева, который счастлив, вылизывая за хозяином тарелки и допивая иностранные вина, и людей князя Утятина – Клима Лавина, не брезгующего никакими средствами, чтобы угодить барину, и Ипата, забывшего, как хозяин издевался над ним ради собственной забавы. По-своему верна прежней жизни и вся Вахлатчина, добровольно соглашающаяся делать вид, что на Руси все, как прежде. Презрение автора не обходит стороной и Егорку Шутова, способного за деньги предать своих товарищей – крестьян, и жадного старосту Глеба, который ради собственной прибыли сжигает завещание об освобождении восьми тысяч душ. Все эти образы Некрасов обобщает, сказав о них: “Люди холопского звания – сущие псы иногда: чем тяжелей наказание, тем им милей господа”.
Ведущее место в поэме Николай Алексеевич, конечно же, отдает образам крестьян, не примиряющихся со своим рабским положением, протестующих против угнетателей. На их примере автор показывает, что большинство крестьян все же не стало холопами. С неколебимой верой в непревзойденное могущество русского народа и надеждой на лучшее будущее пишет поэт следующие строки:
Рать поднимается Неисчислимая,
Сила в ней скажется Несокрушимая!



1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...


Почему авторскому осуждению подвергается не только помещечий деспотизм, но и добровольное холопство?