Поэтический образ бытия в романе “Доктор Живаго”

К мотиву стихии обращались многие авторы XIX-XX веков. Через внешние проявления стихии они раскрывают внутренний мир своих героев, показывают их переживания. Стихия в произведениях нередко выступает как против человека, так и заодно с ним. Вспомним стихотворение А. С. Пушкина “Бесы”. Там стихия зла, вьюга, пытается погубить человека.
Мчатся тучи, вьются тучи;
Невидимкою луна
Освещает снег летучий;
Небо мутно, ночь мутна.
(“Бесы”)
Снег, как символ смерти. Огромная скорость – мчатся, вьются тучи, летит снег, все в движении, все пытается погубить, уничтожить. Вьюга – стихия
Зла:
“Эй, пошел, ямщик!” – “Нет мочи:
Коням, барин тяжело;
Вьюга мне слипает очи,
Все дороги занесло…”
(“Бесы”)
А вот в лермонтовском “Мцыри” и в “Боярине Орша” стихия
Близка героям:
…Когда гроза пугала вас,
Когда, столпясь при алтаре,
Вы ниц лежали на земле, –
Я убежал. О как я брат
Обняться с бурей был бы рад!
Глазами тучи я следил,
Рукою молнию ловил… (“Мцыри”)
Скажи мне, что средь этих

стен
Могли бы дать вы мне в замен
Той дружбы краткой, но живой,
Меж бурным сердцем и грозой?..
(Боярин Орша)
У Лермонтова герои ( Мцыри и Арсений) как бы сроднились со стихией (“и бурю братом назвал я”), они рады грозе; гроза, буря для них является символом свободы, стихия завладела их “бурным сердцем”, тогда как других стихия пугает.
Многие авторы обращались к этому мотиву, чтобы передать через стихию природы чувства, мысли, ощущения, характер героев, чтобы отразить события, происходящие вокруг. (Вспомним поэму “Двенадцать” А. Блока: Там стихия – революция, а снег, вьюга – выразители этой стихии.)
В своей работе мне хотелось бы осветить основной, проходящий через все творчество Бориса Леонидовича Пастернака мотив – мотив стихии. Это и стихия любви, и стихия революции, стихия творческого вдохновения. Это стихия огня и стихия снега, холода. Это бураны, метели, вьюги, грозы. Стихия – разрушительная сила. И нельзя, наверное, говорить о стихии зла и стихии добра, ибо когда добро становится стихией, оно превращается во зло. Свет свечи в романе “Доктор Живаго” – это маяк, тепло, добро, но его нельзя назвать стихией огня, это маленькое пламя само беззащитно перед стихией, она задует, загубит, сметет его. Стихия огня – это пожар, бушующий, пожирающий все кругом. Горящая свеча, огонь костра или огонь в камине – человек контролирует стихию огня, и не дай Бог ей вырваться наружу.
Или возьмем любовь – она может быть как великим счастием, так и великим бедствием. Любовь, страсть – великая стихия, которой подчиняется все вокруг, и она может долго гореть ровным пламенем свечи, согревая и освещая жизнь, а может вспыхнуть пожаром, сжечь дотла, погубить.
Любовь Юрия к Тоне – это свеча, которая согревает его жизнь, а любовь к Ларе обжигает, подчиняет, заставляет забыть обо всем, делает спо –
Собным на любые поступки. Слабый, безвольный Юрий Живаго во имя любви к Ларе бежит из партизанского лагеря, во имя своей любви он, наверное впервые в жизни, принимает решение и отпускает, скорее даже отправляет, Лару с Комаровским, считая, что так ей будет лучше.
В романе “Доктор Живаго” одна стихия – революция – порождает новые и новые. И эти стихии захватывают людей, несут их, перемешивают в своем потоке, вершат их жизни.
За основу своей работы я возьму творчество Бориса Леонидовича Пастернака, и основной целью моего исследования будет его роман “Доктор Живаго”, который, на мой взгляд, является как бы итогом творчества писателя. Всю свою жизнь он шел к написанию своей “большой прозы”, которой стал этот роман, и мне кажется, будет не лишним дать историю создания этого произведения, ведь над ним Пастернак работал, словно подгоняемый некой стихией, он писал роман несмотря на все трудности и испытания, которые посылала ему жизнь.
С 1918 года Борис Пастернак неоднократно начинает писать прозу о судьбе своего поколения и каждый раз по разным причинам вынужден прекращать работу. За это время в стране происходят большие изменения, меняется и замысел автора. В письмах Пастернак нередко упоминает о своих начинаниях, он не раз говорит о творческом подъеме: “Потом я некоторое время поработаю свое, для себя… Мне хочется написать пьесу и повесть, поэму в стихах и мелкие стихотворения. Это настроение, может быть, предсмертное, последнего года и последних довоенных месяцев, которое еще ярче разгорелось в войну”.
В октябре 1945 года Пастернак приезжает в Москву, где он конкретизирует свои планы, и его проза видится ему теперь по-новому. Появляются первые наброски, стихия творческого вдохновения, если можно так выразиться, завладела им. Вот что он пишет Ольге Фрейденберг: “Я начал большую прозу, в которую хочу вложить самое главное, из-за чего у меня “сыр-бор” в жизни загорелся, и тороплюсь, чтобы ее кончить к твоему летнему приезду и тогда прочесть”. Подтверждение этого плана мы можем увидеть в письме Бориса Леонидовича к Н. Я. Мандельштам: “Я хочу написать прозу обо всей нашей жизни от Блока до нынешней весны, по возможности в десяти – двенадцати главах, не больше. Можете себе представить, как торопливо я работаю и как боюсь, что что-нибудь случится до окончания моей работы!”
Сменив несколько названий: “Мальчики и девочки”, “Свеча горела”, – роман к осени 1946 года был назван “Доктор Живаго”. Первую главу романа Пастернак читал 1 августа 1946 года дома. Были приглашены Асмусы и К. А. Федин.
К концу 1947 года были написаны десять стихотворений Юрия
Живаго, а летом 1948 года впервые четыре части романа были перепечатаны, и десять копий перечитывались и пересылались. В то же время Пастернак
Вынужден подрабатывать переводами. С августа 1948 года он начинает перевод “Фауста” Гете, который увлек Бориса Леонидовича, и он пытается проникнуть в особенности, в магию лирики Гете. Фауст – заклинатель стихий, судеб, духов прошлого и будущего. Это произведение было настолько близко Пастернаку, его душевному состоянию, что он стремился сделать русского Фауста, и даже думал назвать свой роман “Опыт русского Фауста”. Осенью 1952 года Борис Леонидович попадает в больницу с обширным инфарктом миокарда, а после болезни, в санатории Болшево, он снова берется за работу.
В 1954 году в четвертом номере “Знамени” появляется десять стихотворений Юрия Живаго и вступительная заметка автора: “Борис Пастернак. Стихи из романа в прозе “Доктор Живаго”. Роман предположительно будет дописан летом. Он охватывает время от 1903 до 1929 года, с эпилогом, относящимся к Великой Отечественной войне. Герой – Юрий Андреевич Живаго, врач, мыслящий, с поисками, творческой и художественной складки, умирает в 1929 году. После него остаются записи и среди других бумаг напи – санные в молодые годы, отдельные стихи, часть которых здесь представляется и которые во всей совокупности составляют последнюю, заключительную главу романа”.
В конце 1955 года Пастернак вносит последние поправки в рукопись.
Весной 1956 года Борис Леонидович отправляет полную рукопись “Доктора Живаго” в редакции журналов “Новый мир” и “Знамя”. В мае 1956 года по Московскому радио прошла передача на итальянском языке о скором выходе романа в свет. Член итальянской компартии, сотрудник итальянского радиовещания в Москве, Серджио Д’Анджело просит рукопись для ознакомления и пересылает ее миланскому издателю Дж. Фельтринелли, который хочет издать роман. Тридцатого июня Пастернак отвечает ему, что будет рад, если “Доктор Живаго” появится в переводе, но добавляет: “Если его публикация здесь, обещанная многими нашими журналами, задержится, и Вы ее опередите, ситуация для меня будет трагически трудной”.
В середине сентября 1956 года Пастернак получает коллективное письмо от членов редколлегии журнала “Новый мир”. В нем содержится отказ от публикации романа, обосновывающийся тем, что в данном произведении явное искажение роли Октябрьской революции и той части интеллигенции, которая ее поддерживала.
7 января 1957 года Борис Пастернак подписывает договор с Гос-литиздатом на публикацию “Доктора Живаго”, соглашаясь при этом на некоторые сокращения. Фельтринелли просят задержать издание романа до сентября, чтобы он успел выйти в Москве. Однако после смерти А. К. Котова, директора Гослитиздата, публикация романа была остановлена.
15 ноября 1957 года роман Бориса Пастернака “Доктор Живаго” вышел на итальянском языке. Вскоре Фельтринелли выпускает два русских издания, обеспечившие ему авторское право во всем мире, кроме СССР, а к концу 1958 года роман был выпущен на всех европейских языках.
С 1946 года по 1950 год, в 1953, 1957 году нобелевский комитет рассматривал кандидатуру Пастернака, выдвинутую на получение премии. На восьмой раз, 23 октября 1958 года Нобелевская премия была присуждена Борису Леонидовичу Пастернаку с формулировкой: “За выдающиеся достижения в современной лирической поэзии и на традиционном поприще великой русской прозы”.
Сам автор полагал, что такая награда будет гордостью для страны. Выдвижения до публикации позволяли считать, что премия никак не связана с публикацией романа, но в выступлении Государственного секретаря США Дж. Ф. Даллеса говорилось, что премия присуждена Пастернаку за ненапечатанный в Советском Союзе роман “Доктор Живаго”. Разразился чудовищный скандал, Бориса Леонидовича исключили из Союза писателей. В Верховный Совет было подано прошение о лишении Пастернака гражданства и высылке за границу. Он был вынужден отказаться от премии, послав в Швецию телеграмму: “Ввиду того значения, которое приобрела присужденная мне награда в обществе, к которому я принадлежу, я вынужден от нее отказаться. Не примите в обиду мой добровольный отказ”.



1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...

Поэтический образ бытия в романе “Доктор Живаго”