“Портрет Дориана Грея” один из загадочных произведений Уайльда

влиянием проповедника гедонизма лорда Генри Уоттона, превращается в себялюбца и искателя удовлетворений. Постепенно человек и портрет будто обмениваются ролями: Дориан Грей на протяжении восемнадцати лет остается извне неизменяемым, а вместо него стареет картина, на которой время, страсти и недостатки модели оставляют свои следы. Мотив “двойника”, использованный в “Дориане Грее”, в poмантичной литературе был острейшей формой выражения “двойственности мира”. На границе столетий этот мотив возникает как итог раздумий о сложности, а временами и, “двойственности” человеческой личности.
В “Портрете Дориана Грея” Уайльд показал свою концепцию человека, в душе которого – и ад, и рай. В “Дориане Грее” двойником главного героя становится его портрет. Сам Дориан называет портрет “своим дневником”. Фабульные границы романа обусловлены периодом этой двойной жизни человека и его изображения на полотне: рассказ о первой встрече Дориана и лорда Генри в студии Безила Холлуорда в день завершения работы над портретом – своеобразный пролог к действию, эпизод, в котором трое слуг Грея, которые вошли в комнату, увидели труп безобразного старика возле портрета прекрасного юноши, – лаконичный эпилог.
Впрочем, в романе Уайльда испытанию подвергается даже не сам герой как личность или психологический тип, а его

мировоззрение, его идеологическая программа – “новый гедонизм” – философский принцип, согласно которому добро определяется как то, что является наслаждением и освобождено от страдания, а зло как то, что вызывает страдание. Лорд Генри Уоттон остается в романе лишь идеологом, а действующим протагонистом оказывается его ученик, который живет по программе, составленной учителем. Является ли доказанной эта идеологическая программа?
“Цель жизни – развитие собственного “я”. Полностью реализовать свое естество – вот для чего существует каждый из нас” – убеждает Дориана Грея лорд Генри. Но дальнейшая жизнь Дориана является не раскрытием сущности человека, портрет которого нарисовал художник, а переформированием его души, что отображается на полотне. Это переформирование и приводит к той потере целостности, которую замечает даже лорд Генри. Образ жизни Дориана Грея – аморальный и развратный, и лишь привлекательность и странная неугасаемая красота этого человека не позволяют обществу окончательно отвернуться от него. Изменяется портрет, становясь еще более безобразным, но об этом не знает никто кроме самого Грея: он старательно прячет портрет в уютной комнате своего дома. Безил Холлуорд и Генри Уоттон – это “расщепленный герой”, двуликий Янус зла,- зла, которое захватывает Дориана, разлагая его как личность. Безил воссоздает на картине физическую красоту Дориана, в которой отображается его до определенного времени незапятнанная грехом душа. Лорд Генри, проповедуя гедонизм, несдержанный эгоизм и аморальность, медленно отравляет душу Дориана, его грешное “я”: “Много лет тому назад,- когда я был еще зеленым мальчиком… вы увидели меня. Вы льстили мне и научили гордиться своей красотой. Однажды вы познакомили меня со своим другом, и он объяснил мне, какое это чудо – юность, и тогда же вы закончили мой портрет, который открыл мне другое чудо – красоту”.
Другой системой отсчета истинности и обоснованности существования героя по законам, которые не совпадают с традиционной этикой, является ряд эстетичных убеждений автора романа. Доктрина эстетизма представляет собой, по замыслу Уайльда, сумму обязательных правил. Двадцать пять утонченных, остроумных афоризмов, помещенных в предисловии к роману, могут восприниматься как тезисное изложение авторского кредо. Предисловие и роман будто ведут диалог – афористически представленные положения эстетичной программы проходят испытание на прочность в фабульной части произведения: “Нет книг моральных или аморальных.
Есть книги хорошо написанные и плохо написанные. Вот и все”. Понятие “прекрасное” и “красота” поставлено в предисловии на высочайшую ступень иерархии ценностей. Дориан красивый, и красота оправдывает отрицательные проявления его натуры. Герой наказывается лишь тогда, когда поднимает руку на воплощение прекрасного – вечное сочинение искусства. Поэтому гибнет герой, а остается жить прекрасный портрет. Таким образом, все будто согласовывается с теоретическими убеждениями писателя.
Вместе с тем, финал романа может иметь и другое толкование. Мертвый человек, который лежит на полу возле портрета, узнанный слугами лишь по кольцам на руках: вид мертвого Дориана антиэстетичный, а это позволяет даже в системе координат эстетизма прочитать приговор, кару за преступления, общий окрас которых – абсолютная аморальность, моральная индифферентность.
Красота в “Портрете Дориана Грея” уничтожает личность, так как это не настоящая красота, а дьявольская, и это доказывают ужасные метаморфозы портрета. Убитый Дориан становится таким безобразным, каким и должен быть, а портрет снова превращается в прекрасное сочинение искусства. Итак, писатель, вопреки собственной программе, показал не только душевный кризис героя, а и привел его к наказанию. Художник, который скрывался под маской эстета-денди, оказался выше, чем мыслитель и теоретик. Такой является сила творчества и искусства слова. Уайльд играл парадоксами, приводил противоречивые суждения, но в пределах художественного целого, созданного им, безобразное и аморальное никогда не побеждало.


1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...
“Портрет Дориана Грея” один из загадочных произведений Уайльда