Прием обманутого ожидания в творчестве Веневитинова

Поэзия Д. В. Веневитинова – одна из самых ярких, но, к сожалению, коротких страниц русской литературы. Войдя в историю как создатель одного из направлений в русском романтизме – любомудрия, Веневитинов не был обойден вниманием критики. Но работ, посвященных его творчеству, совсем немного. Основной интерес исследователей сосредоточен на теоретических статьях поэта. Обращение к его лирике чаще всего связано со стремлением увидеть художественное воплощение теоретических постулатов. Традиционно в творчестве Веневитинова выделяется ряд тем, наиболее полно отражающих философские воззрения поэта: тайны бытия, человек и природа, высокое предназначение поэта.
Философский характер лирики Веневитинова определяется страстью к познанию мира и человека, тайн духа и природы, связи времен. Однако целью моей работы является не тематический анализ произведений поэта, а исследование одного из важнейших художественных средств его поэтического арсенала – приема обманутого ожидания, который легко распознается как в области содержания, так и в области формы стихотворений. Использование данного приема объясняется особенностями философских тезисов Веневитинова, в которых передается картина мира в представлении поэта. Для хода дальнейших рассуждений необходимо обозначить эти тезисы: всякий человек рожден счастливым, но чтобы познать свое счастье,

душа его осуждена к борению с противоречиями мира; неизбежность будущего синтеза современных противоречий, примирения мысли с миром.
Подобные взгляды определяют движение лирического сюжета многих стихотворений. Веневитинов часто использует этот прием для того, чтобы держать читателя в напряжении. Как правило, читая первые строки, невозможно предугадать, что ждет нас в конце.
Наличие оппозиций в окружающем мире определяет контраст как основу композиции большинства произведений поэта. Можно выделить две основные антитезы Веневитинова: красота и гармония природы противостоит несовершенству человека, или, напротив, мысль о быстротечности жизни, ее изменчивости и неподвластности человеку, предложенная в начале стихотворения, преодолевается в финале, обманывая ожидание читателя и меняя тональность поэтических раздумий. Действия приема обманутого ожидания можно рассмотреть на примере конкретных произведений.
Стихотворения “Три розы” и “Жизнь” построены на основе первой антитезы, которую условно можно назвать пессимистической.
Повествуя о судьбе трех роз, брошенных богами “в глухую степь земной дороги эмблемой райской красоты”, поэт строит свое стихотворение на контрастном взаимодействии аллегорических характеристик. Аллегория трудно поддается расшифровке, исследователи по-разному трактуют образ каждой из трех роз. По-видимому, правы те, кто считают, что в аллегорических “розах” воплощены природа, искусство и человек. Смысл контраста – грустное утверждение вечной, непреходящей красоты природы и искусства и бренности самого прекрасного произведения природы – человека. Образы первой строфы образуют контрастные пары с третьей строфой: “Лишь только утра луч проглянет…” – “И тщетно утра луч проглянет…”; “Свежее роза расцветет…” – “Не расцветет опять она”.
В стихотворении “Жизнь” контраст состоит в сопоставлении молодости и старости, “заманчивого рассказа” и “пересказанной сказки”. В этом стихотворении Веневитинов движется от светлого к темному. Начало не соответствует концу. Этот путь уготовлен каждому человеку.
Прием обманутого ожидания в этих стихотворениях продиктован мыслью об обособленности человеческого и природного бытия, но в ряде других произведений Веневитинов ищет возможность преодоления их разделейности. Показательно в этом смысле стихотворение “Веточка”. На первый взгляд, автор сравнивает человека в океане мироздания с оторвавшейся и утонувшей веточкой (стихотворение построено на фольклорном принципе психологического параллелизма). И человек не может противостоять и сопротивляться “необоримой волне”. Все люди равны перед “дверью гробовой”. Однако в последних строках появляется мысль о человеке не песчинке, а активном участнике природного движения, идущем к “верной цели”.
Похожую мысль можно найти в “Послании к Рожалину”.
Вначале мы узнаем, что лирический герой “изведал жизни море”. В молодости опасности его не пугали. Он думал, что в жизни все очень просто и он преодолеет испытания. Но это не так. Он не познал жизни до конца. Ее невозможно узнать. Ведь жизнь – “безбрежный океан”, а жизнь человека – “утлая ладья”. Жизнь таит в себе множество тайн и подводных рифов, которые скрываются под волною. Натыкаясь на эти рифы, не все могут их преодолеть, но это грустное убеждение опровергается в конце мыслью о том, что когда ты преодолеешь все преграды, тогда можно сказать: “Я изведал жизни море”, можно соприкоснуться с мудростью природы и загадкой бытия.
Если в “Веточке” разочарование преодолевается знанием “верной цели”, то в “Сонете” и “Жертвоприношении” грустная мудрость бесцельности существования преодолевается идеей поэтического служения.
В стихотворении “Жертвоприношение” поэт поклоняется своей богине, поэзии. Он всецело принадлежит ей. У него есть откуда черпать и любовь, и надежды, и вдохновение. А это для него главное. Ему не нужны покой, беспечность, радость. Для него в “кубке счастья” нет измены, в “кубке счастья” – вдохновение. Жизнь ему изменяет, а поэзия никогда. Ожидание печальных выводов об обманчивости жизни не оправдывается, так как стихотворение завершается мыслью о верности поэзии.
В “Сонете” Веневитинов говорит о том, что он пресытился жизнью. Его разрушили “пламень чувств” и “душевные порывы”. И он живет одними лишь воспоминаниями. Однако он получил от жизни все, что хотел, поэтому не чувствует себя разочарованным и опустошенным. Он жил полноценной жизнью, так как у него были его муза, его творчество, его поэзия. И хотя муза убийственна для него, хотя она требует полной самоотдачи, страданья не заслоняют от поэта того, что жизнь, конец которой он остро предощущает, не закончится вместе с его гибелью, что она вечно жива и бесконечна в других (“И, погибающий, тебя благословляет”). Такова последняя строка, меняющая ведущую стихотворную интонацию. Веневитинов воспринимает смерть лишь как оборотную, естественную и неизбежную сторону бытия. Таким образом, эти произведения объединяет одна общая мысль, реализующаяся через рассматриваемый нами прием: только благодаря поэзии поэт может прожить свою жизнь полноценно.
Реализацию приема обманутого ожидания можно увидеть и на формальном уровне. Финал стихотворений Веневитинова обычно характеризуется использованием фигуры выдвижения как способа организации текста, выделения существенных элементов. В последних строках можно наблюдать либо конвергенцию (скопление изобразительно-выразительных средств), либо смену ритма.
Так, в последних строках стихотворения “Жизнь” использована градация, синонимический ряд резко противопоставляет эту строку всему остальному стихотворению (“Ее загадка и завязка уже длинна, стара, скучна…”). В последних четырех строках “Элегии” сосредоточены два вопросительных предложения, которых не было в основной части. Смена синтаксических конструкций привлекает внимание к риторическим вопросам, опровергающим рассказ о любовной идиллии. В стихотворении “Импровизация” в двух последних строках используется авторское тире. Являясь разрывным пунктуационным знаком, оно передает напряженность поэтической мысли (“Мне – пеною выкипеть в праведном бое, а вам – для свободы созреть, как вино!”), противостояние восторженности первой части стихотворения.
Таким образом, контрастность и использование приема обманутого ожидания в произведениях Веневитинова определяются его мировоззрением и доминировавшей в нем идеей закономерности противоречий, из которых рождается гармония. В дальнейшем его взгляды воплотились в творчестве М. Ю. Лермонтова и Ф. И. Тютчева.
Поэзия Веневитинова – живое, грустное, но не безнадежное раздумье поэта, ищущего смысл жизни, выходящего к человеку с открытым сердцем, переполненным страданием л тысячью мучительных вопросов, на которые нужно искать ответы. Именно поэтому она современна и интересна сегодня.


1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...
Прием обманутого ожидания в творчестве Веневитинова