Природа это чудесный и необъятный храм

Как и в реальной действительности, поэтическом мире Есенина время и пространство связаны с движением ( восход поливает красной водой капустные грядки, болото курит облаком, ветер пляшет, мрак синим лебедем выплыл из рощи ). Есенинская метафора бывает и именной и глагольной, каждая из которых в свою очередь подразделяется на не олицетворяющуюся и олицетворяющуюся.
Именная не олицетворяющая: “снег черемухи” – цветы и олицетворяющая: “желтый лик” – диск месяца, глагольная не олицетворяющая: “сокроюсь могилой” – умру

и олицетворяющая: “колокола заплакали” – зазвонили. Таким образом, существительное является основой есенинской метафоры, а олицетворения и сравнения “держатся” на глаголе. Есенинское олицетворение наряду с общими для метафоры и сравнения формами ( глагольная: “прибрела весна”; именная: “подол вечера”; эпитетная; “сонная тишина” ) имеет и свои специфические. Например, эпитет иногда выступает в форме наречия (“Плывет задумчиво луна”) или краткого прилагательного (“Осенний день пуглив и дик”). Есенинская метафоричность становится более “скрытой”. Самые, казалось бы, простые
слова ( снег, цветение, голубой, песни и т. д. ) метафоризуются и даже символизуются, неся в себе дополнительный художественный смысл, полученный в контексте есенинского творчества.
В стихотворении “Поет зима – аукает…” умело и со вкусом использованы антропоморфные метафоры и сравнения. Зима “аукает” и “поет”, “баюкает” мохнатый лес, “метелица ковром шелковым стелится”, а вьюга ревет и злится.
– Дремлет лес под сказку сна.
– Поет зима – аукает,
– Мохнатый лес баюкает…
– А по двору метелица
– Ковром шелковым стелится.
– Улыбнулись сонные березки,
– Растрепали шелковые косы.
В ранних стихах Есенина есть немало привычных слуху метафор, созвучий и других элементов поэтического орнамента, а вместе с тем порой удачно найденные слова, аллитерации придают простому сопоставлению, образу какую – то первозданность. Например:
– Сонный сторож стучит
– Мертвой колотушкой.
В сочетании эти эпитеты усиливают и создают эффект деревенской умиротворенной тишины. В стихотворении “Микола” интонация “сказочно – волшебная”. Создавая свой сказочный мир, поэт находит новые метафоры и эпитеты.
– Кружевом лес украшен,
– Ели словно купина,
– По лощинам черных пашен –
– Пряжа выснежного льна.
– Злые скорби, злое горе
– Даль холодная впила;
– Загораются, как зори,- В синем небе купола.
– Под березкою – невестой,
– За сухим посошняком,
– Утирается берестой,
– Словно мягким рушником.
Былинную тональность “Песни о Евпатии Коловрате” усиливают метафоры, для которых материалом служит не только земная природа, но и тела “небесные”: звезды – ласточки загадывают “думу – полымя”, называя месяц “желтым ягнищем”, советуют ему не “бодаться” с тучами. А сам месяц находится на “привязи” и на землю “кровью кашляет”, видя, как татары льют реки крови.
– Как взглянули звезды – ласточки,
– Загадали думу – полымя:
– Чтой – то Русь захолынулася,
– Аль не слышит лязгу бранного?
– Щебетнули звезды месяцу:
– “Ой ты, желтое ягнятище!
– Ты не лени траву небесную,
– Перестань бодаться с тучами”.
– Как взглянул тут меся с привязи,
– А ин жвачка зубы вытерпла,
– Поперхнулся с перепужины
– И на землю кровью кашлянул.
Для поэта природа – это чудесный и необъятный храм, в котором все прекрасно. Любовь к земле, к лугам и травам, лесам и озерам проникнуты строки стихов. В них звучат задушевные мелодии, как бы передающие дыхание самой природы: порывы ветра, шепот листьев, пение птиц. Уже в самых ранних стихотворениях природа для Есенина не застывший пейзажный фон: она вся в движении, в обновлении, в гармоническом единении с человеком. Образное воплощение, четкая метафора, чуткое восприятие фольклора лежат в основе художественных изысканий Есенина.



1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...


Природа это чудесный и необъятный храм