Произведение Рабле роман “Гаргантюа и Пантагрюель”

Пятитомное произведение Рабле, роман “Гаргантюа и Пантагрюель” имеет сложную историю. Практикуя в лионськой больнице, Рабле в 1532 г. ознакомился с народной книгой “Большие и неоценимые хроники о знаменитого и могущественного великана Гаргантюа”. По словам Рабле, его более всего поразило то, что за два месяца продается столько экземпляров этой книги, “сколько не купят Библий за девять лет”. Коммерческий успех и желания подвергнуть испытанию свои силы в литературе побуждали Рабле написать продолжение романа о сыне Гаргантюа.

Так появились “Ужасные действия и подвиги знаменитейшего Пантагрюеля”. Одновременно, в 1533 г., Рабле издал “Пророчество Пантагрюэля” – издевательскую пародию на предусмотрение астрологов, которые паразитировали на человеческих опасениях и суеверии.
Первый том романа читатели раскупили довольно быстро. Успех произведения побуждал Рабле продолжить литературное творчество. В 1534 г. увидела мир “Повесть о преужасной жизни большого Гаргантюа, отца Пантагрюэля”, которая отодвинула первую книгу на второе место и стала началом цикла. “Третья книга” появилась в 1546 г. Двенадцать лет, которые прошли
с того времени, как вышли из печати первые два тома, были периодом перемен в религиозной политике Франциска І – длились репрессии против приверженцев Реформации и ученых-гуманистов. Теологи Сорбонны, ощущая поддержку власти, добились запрета “греховных” книг Рабле. И лишь полученную от короля привилегия на дальнейшую публикацию романа разрешил Рабле издать “Третью книгу”, которую богословский факультет Парижского университета осудил в 1547 г. “Четвертую книгу”, что увидела мир в 1548 и 1552 гг., писатель дважды перерабатывал. И, в конце концов, первая часть “Пятой книги” – “Остров звуков” – появилась через девять лет после смерти “медонского кюре” (в 1562 г.), а полный текст – в 1564 г. Существуют предположения, что писатель не успел окончательно отредактировать текст последнего тома, а потому черновик романа подготовили к изданию друзья и ученики Рабле.
Источниками пятитомного романа, который является своеобразной энциклопедией французского Ренесанса, нужно считать, прежде всего, народную юмористическую культуру средневековья, карнавализованные праздникиа, на протяжении которых временно отменяли становые привилегии, религиозные запреты и общественные нормы. Нет недостатка в романе Рабле и в фамильярных простонародных шутках, и жирных острот, и даже бранных словах. Самое происхождение романа и закоренелость во французском языке поговорок и пословиц с именем Гаргантюа свидетельствуют о приподнятом, праздничное мировосприятие, присущем народному сознанию, которое отбрасывает мысль о страхе перед смертью. Литературной предшественницей романа Рабле стала уже упомянутая лубочная книга, которую лионский врач приобрел на ярмарке. Из народной книги Рабле позаимствовал некоторые имена и прозвища (в том числе имени Гаргантюа), отдельные эпизоды, пословицы и поговорки.
В произведении Рабле отобразился и его сложное, переходное время, развертывание борьбы между католиками и протестантами, гражданская война, которая залила Германию, Нидерланды, а со временем и Францию потоками крови. Раскол страны на два непримиримых лагеря, которые имели собственных предводителей и свое войско, порождает фанатизм, по сути чужой новой идеологии гуманизма, которая пропагандирует мысль о несравненной ценности человеческой личности. Общественная вражда заметно беспокоила Рабле. И хотя перипетии религиозных войн непосредственно не описываются в его романах, в которых нет обычных для нас исторических признаков или образов реальных королей и полководцев, тем не менее, живой нерв эпохи пульсирует во всех пяти книгах Рабле. От первого до последнего тома роман становится все более мрачным. Размашистый смех двух первых книг постепенно изменяется горьким сарказмом.
Тем не менее, с самого начала Рабле стремился не только развлечь читателя. Он протестует против попыток расценивать его книги как веселую сказку или приглашение к столу с изысканными явствами и напитками. В авторском предисловии к первой части романа, написанной в форме шутливой беседы с читателем, Рабле уверяет, что его произведение пронизанноособым духом и читать его нужно умеючи. “Выпадало ли вам видеть пса, который нашел мозговую кость? (Платон…утверждает, что собака – наиболее философское животные в мире). Когда видели, то могли заметить, с каким набожным трепетом он стережет эту кость, как пристально ее предохраняет, как крепко держит, как осторожно берет в рот, с каким вкусом разгрызает, как старательно высасывает. Что его к этому побуждает? На что он надеется? Каких благ надеется? Никаких, кроме чуточки мозга”. Подобным “методом”, “философски”, уверяет Рабле, нужно читать и его “замечательные смачные” книги, вдумываясь, разгадывая истинный смысл комических историй, разгрызая “кость” ради “мозговой субстанции”. Такое чтение откроет человеку большие “таинства религии, политики и домашнего хозяйствования, сделает егоотважнее и умнее”.
В книге Рабле действуют три поколения одной семьи великанов – Грангузье, Гаргантюа и Пантагрюель. Дед, отец и сын очень похожи один на другого прежде всего невероятными размерами тела. Как и автор, все они убеждены в том, что вкусное кушанье еще никогда и никому не повредило. В романе видимо-невидимо сцен, связанных с поглощением пищи, причем герои произведения никогда не едят наедине, тайком. Трапеза в Рабле – это всегда праздник, шумный банкет. Пируют по случаю рождения Гаргантюа, по случаю завершения войны, удачного диспута, счастливого возвращения из морского путешествия. Вдобавок, неаппетитной пищи в Рабле не бывает. Какая-то требуха, которые “уже начали портиться”, или коржи из грубой муки описаны так вкусно, что читателю вместе с героями “даже слюнки текут”.
Важную роль в романе сыграет знакомство Рабле с античной наукой и философией. У греческих и римских авторов Рабле нашел немало созвучных мыслей и образов. Роман о великанах насыщен серьезными и полушутливыми цитатами, намеками, примерами из давности. Писателю близок античный идеал гармонии, стремление ко всестороннему развитию духовных и физических возможностей человека. Великаны Рабле значительно превосходят обычных людей не только размерами желудка. Им присуща также спокойная мудрость и основательность знаний. Так в сказочной, аллегорической форме Рабле пропагандирует любимую мысль ренессансного гуманизма о безграничных возможностях человеческого естества.
Но по собственному опыту Рабле знает и то, что в самом деле просвещенным человеком можно стать лишь благодаря настойчивой работе. Одним из первых в Европе писатель изложил научную систему воспитания и обучение, которую признает даже современная педагогика.
Поначалу Грангузье старается дать сыну традиционное богословское образование, но вскоре делает замечание, что Гаргантюа, которого учит магистр Тубал Олоферн, не только не умнеет, а наоборот – становится все более дурным и тупым. Зато под влиянием гуманиста Понократа и благодаря собственной добросовестности Гаргантюа познает радость приобщения к истинному знанию. Предложенная Понократом программа сориентирована прежде всего на то, чтобы не расточать ни одной часа на второстепенные дела. Гаргантюа просыпается в четыре часа утра. И в помещении, и во время прогулок его ум занят овладениям основ разных наук. Обучения чередуется с физическими упражнениями – игрой в мяч, ездой верхи, плаванием, гимнастикой. Вечером гигант учится петь и играть на музыкальных инструментах. Когда на дворе дождет, он посещает мастерские для изучения ремесел и ознакомляется с новыми изобретениями. Чтобы развить ум своего воспитанника, Понократ знакомит Гаргантюа с обществом местных ученых, соревнования с которыми укрепляет дух великана и усиливает его желание отметиться. В результате применения такой учебной методики Гаргантюа удается преодолеть естественную леность.



1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...


Произведение Рабле роман “Гаргантюа и Пантагрюель”