Русский граф с французским именем

Он появляется на первых же страницах “Войны и мира” в салоне Анны Павловны Шерер. Молодой человек, нелепый и непривлекательный: “толстый, выше обыкновенного роста, широкий, с огромными красными руками”. Огромный и неуклюжий, он никак не вяжется с изящной обстановкой салона, смущает и шокирует окружающих. Но не только – он и внушает страх. Анну Павловну страшит взгляд юноши, “умный, робкий, наблюдательный, естественный”. Таков Пьер. Пока еще даже не Пьер Безухов, не граф Петр Кириллович, а всего лишь “мсье Пьер” – бастард,

незаконнорожденный сын русского вельможи; и в салоне фрейлины Шерер его принимают лишь “на всякий случай”: а вдруг да граф Кирилл официально признает сынка… Толстой любит сразу привлекать внимание читателя к любимым своим героям, сопровождать их первое появление на страницах запоминающимися эффектами: подчеркнутой отстраненностью от окружающих резко выделяется князь Андрей; шумно вбежит в гостиную маленькая Наташа… Пьер появляется в зале, нарушив чинную атмосферу: будет невпопад отвечать на вопросы; искренне и жарко участвовать в споре о Наполеоне, хотя оппоненты абсолютно равнодушны и к предмету
спора, и к самому Пьеру; вместо привычных отточенных фраз – “бубнить что-то непонятное”… И мы сразу запомним этого героя, заинтересуемся им, обратим на него особое внимание. Странно: воспитывался в Париже – и не умеет вести себя в обществе, точно из деревни приехал! И лишь позже мы поймем, что непосредственность, искренность, горячность – сущностные черты Пьера, никакой нивелировке ни в каком обществе не поддающиеся. Ничто и никогда не заставит его изменить себе, жить по общей усредненной норме, вести бессмысленные разговоры для светского времяпрепровождения. Образ Пьера – центральный во всей образной системе романа. И прежде всего потому, что именно он был в центре сюжета первоначального замысла книги о декабристе, вернувшемся из ссылки. И как бы ни изменялся, как бы ни переплавлялся в мыслях автора герой того сюжета, какие-то основополагающие черты в нем не могли не остаться. Кто же мог стать хоть отдаленным прототипом Пьера? Одним из немногих, переживших Сибирь и вернувшихся в центральную Россию декабристов, был Иван Иванович Пущин, Большой Жанно, человек не только выдающегося ума, но и само воплощение доброты, душевной щедрости, интеллигентности в высшем смысле слова. Пущин отнюдь не самая характерная фигура декабризма, напротив – самая загадочная. Не будем идеализировать декабристов. Вспомним: Павел Пестель готов был ради победы, ради счастья Отечества жертвовать не только жизнью своею, но и чистотой рук – он шел и на цареубийство, и на последующую показательную казнь цареубийц, дабы первым подать пример абсолютного следования законности. Несогласованность в среде декабристов, разобщенность членов различных обществ, разница их устремлений не позволяют однозначно говорить о “фигуре декабриста”, не прибегая к штампам, к заведомой лжи. Толстого, как всегда, интересует не явление в чистом виде, но его историко-психологические характеристики. И потому он волен выбирать среди членов тайных обществ своего героя. И выбирает человека, близкого не к “пестелевскому” типу, а к “пущинскому”. Пламенные романтики Кюхельбекер и Рылеев, человек “римских добродетелей”, “русский Брут” Пестель – таково общее впечатление о декабристах. Толстой ищет и находит в декабризме свое. И тогда в салоне фрейлины Шерср появляется юный “мсье Пьер”. Почему же все-таки он на протяжении всего романа так и останется Пьером, почему не станет для автора, для друзей, для читателей Петей, Петром Кирилловичем, графом Петром Безуховым? В имени героя удивительно отразилось его особое положение во всей художественной системе “Войны и мира”. Роман построен как семейная хроника, история народа воспринимается сквозь призму семейной истории. Пьер на этом фоне уникален: за ним единственным нет никого, официально признанный и любимый отцом, он так и не узнает своего родителя, ничего не сможет от него перенять. Пьер изначально лишен семьи, он начинается с себя. Все, что составляет сущность личности этого героя, отражает не характерные черты его рода, а общие черты народного характера. За ним никто не стоит – и угадывается сама Россия начала века: преклоняющаяся перед Западом, особенно перед Францией, и воюющая с ней; то робко, то пристально вглядывающаяся в темную, еще совсем не разгаданную массу крестьянства; презирающая самое себя и приписывающая себе удел нации богоносцев…



1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...


Русский граф с французским именем