Синева как символ “родимой стороны” в стихотворениях Блока


Обрамленность в композиции способствует тематической и художественной завершенности произведения, его идейной ясности. Обычно это символическая деталь, на которой держится сюжет. Такую роль играет повторенная в начале и в конце стихотворения художественная деталь – голубая одежда (“Мы шли заветною тропою”): в начале-голубое покрывало: “Ты в покрывало голубое закуталась, клонясь ко мне”, и в конце: “Как бесконечны были складки твоей одежды голубой” (I, 490). Вот еще пример такого повтора в стихотворении “Песельник”: в первой строфе – “Я голосом тот край, где синь туман, бужу…” и в последней: “Ой, синь туман, ты – мой!” II, 335.
В поэтической фразе синий часто является действенным, активным началом: “Призывно засинеет мгла”, “Звездясь, синеет тонкий лед”, II, 49. Эта действенность наиболее ярко выступает в прозопопеях: “В светлых струйках весело пляшет синева”, II, 147; “И надо мною тихо встала синь умирающего дня”, II, 124; “…откуда в сумрак таинственный смотрит, смотрит свет голубой?” I, 153. Активизация синего закрепляется в аллитерации и родственных дифтонгах:
…Где Леонардо сумрак ведал,
Беато снился синий сон!
С этой же целью синий выносится в конец стиха, чтобы быть еще раз закрепленным в рифме, повториться основными звуками – опорными согласными с, н – в рифмующемся слове:

синие-скиния, синей-саней, инее-синей, пустыни-синий, синий – Магдалина-пустыни. Голубой в рифме выглядит бледнее, но рифмуется тоже достаточно часто: избой-голубой, нуждой-голубой, голубою-тяготою, голубой-золотой, тобой-голубой, голубой-мной, голубом-щитом. Диссонирующей в смысловом отношении представляется рифма нуждой-голубой и голубою-тяготою.
Для того чтобы зарифмовать “голубой” или “синий”, Блок иногда прибегает к инверсированию:
“Помните лунную ночь голубую”, I, 406; “Своей дорогой голубою”, I, 345.
Синий встречается как составная часть сложных эпитетов, обозначающих многочисленные оттенки цвета вплоть до синэстетического звонко-синий:
Сине-черная, сине-розовый, иссиня-черный, сине-голубая, мутно – голубой, нежно-синяя, бледно-синий, жгуче-синий, дымно-синий.
Синий участвует в сравнениях, параллелизмах, афоризмах как опора образа, его центр тяжести, сообщающий тропу определенную тональность:
“Скажи, что делать мне с тобой – недостижимой и единственной, как вечер дымно-голубой?” II, 188;
Метафора у Блока – предмет особого обстоятельного разговора. Основой ее, элементом сближения могут выступать различные предметы и явления окружающего мира, в том числе и цвета, часто это синий и голубой: “Чтоб навеки, ни с кем не сравнимой, отлететь в голубые края”, II, 159. Наиболее часто встречаются прозрачные по смыслу метафоры (голубая твердь, синее раздолье, синяя зыбь, синее око, синий купол, синий полог) или субстантивация голубого. Синева нередко определяется эпитетами:
Сусально-звездная, прозрачная, пустая, лунная. В таких случаях синий осуществляет ту предметную связь элементов образа, которая обусловливает его целостное восприятие.
Голубой же в качестве метафорического эпитета чаще всего разрушает предметную связь своей отстраненностью и необычностью, превращая образ в символ, который каждый может объяснить для себя по-разному: “Прозрачным синеньким ледком подернулась ее душа”, III, 181; “И в синий воздух, в дивный край приходит мать за милым сыном”, II, 261; “сине-голубая пропасть времен”, III, 560. Возникает сцепление метафор, не поддающихся предметному объяснению, имеющих целью выразить лишь символически определенный душевный настрой: “Прохладной влагой синей ночи костер волненья залила”, III, 67; “Нежный друг с голубым туманом, убаюкан качелью снов”, I, 322. Синий цвет в поэтике Блока, несмотря на разнообразие оттенков его значений, в основном всегда выполняет функцию высокой поэтизации, романтизации образа; он неизменно сообщает образу неповторимую взволнованность, страстность, активно участвует в философском и эстетическом осмыслении поэтом окружающего мира. Стилистическая многозначность и смысловая емкость синего цвета в поэтической системе А. Блока позволяет говорить о нем как об одной из характерных особенностей блоковской поэтики.
В колористике Блока интересна также роль желтого цвета, который по сравнению с другими цветами-образами довольно редок-1,5% (белый – 28,5%, черный-14%, красный – 13 %) 7. Встречается желтый цвет не более, чем в 40 стихотворных произведениях, но удельный вес каждого образа с участием желтого цвета весьма значителен в поэтической структуре художественного целого.
Чаще всего цвет второстепенен, на первое место выступает настроение; как правило, это грусть, вызванная увяданием, старением, быстротечностью жизни:
Помните день безотрадный и серый,
Лист пожелтевший во мраке зачах…



1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...


Синева как символ “родимой стороны” в стихотворениях Блока