Система образов в романе “Дворянское гнездо”

Родословная Лаврецких призвана помочь читателю проследить постепенный отход помещиков от народа, объяснить, как “вывихнулся” из жизни Федор Иванович; она призвана доказать, что неминуема социальная гибель дворянства. Возможность жить за чужой счет приводит к постепенной деградации человека. Федор Лаврецкий воспитывался в условиях надругательства над человеческой личностью. Он видел, как его мать, бывшая крепостная Маланья, была в двусмысленном положении: с одной стороны, ее официально считали женой Ивана Петровича, перевели на половину

хозяев, с другой стороны, относились к ней с пренебрежением, в особенности ее золовка Глафира Петровна. Петр Андреевич называл Маланью “сыромолотная дворянка”. Сам Федя в детстве чувствовал свое особое положение, чувство приниженности угнетало его. Над ним безраздельно господствовала Глафира, мать к нему не допускали.
Когда Феде шел восьмой год, мать умерла. “Память о ней, – пишет Тургенев, – об ее тихом и бледном лице, об ее унылых взглядах и робких ласках навеки запечатлелась в его сердце”. В детские годы Федя должен был задумываться о положении народа, о крепостном праве. Однако его воспитатели
делали все возможное, чтобы отдалить его от жизни. Воля его подавлялась Глафирой, но “… по временам находило на него дикое упрямство”. Воспитанием Феди занимался сам отец.
Он решил сделать его спартанцем. “Система” Ивана Петровича “сбила с толку мальчика, поселила путаницу в его голове, притиснула ее”. Феде преподносились точные науки и “геральдика для поддержания рыцарских чувств”. Отец хотел сформировать душу юноши на иностранный образец, привить ему любовь ко всему английскому. Именно под влиянием такого воспитания Федор оказался человеком, оторванным от жизни, от народа. Писатель подчеркивает богатство духовных интересов своего героя. Федор является страстным поклонником игры Мочалова (“не пропускал ни одного представления”), он глубоко чувствует музыку, красоты природы, словом, все эстетически прекрасное. Лаврецкому нельзя отказать и в трудолюбии.
Он очень прилежно учился в университете. Даже после женитьбы, прервавшей почти на два года учебу, Федор Иванович вернулся к самостоятельным занятиям. “Странно было видеть, – пишет Тургенев, – его могучую, широкоплечую фигуру, вечно согнутую над письменным столом. Каждое утро он проводил за работой”. И после измены жены Федор взял себя в руки и “мог заниматься, работать”, хотя скептицизм, подготовленный опытами жизни, воспитаньем, окончательно забрался в его душу. Он стал очень равнодушен ко всему. Это явилось следствием оторванности его от народа, от родной почвы. Ведь Варвара Павловна оторвала его не только от занятий, его работы, но и от родины, заставив его скитаться по западным странам и забыть о долге перед своими крестьянами, перед народом. Правда, с детства его не приучили к систематическому труду, поэтому временами он находился в состоянии бездействия.
Лаврецкий сильно отличается от героев, созданных Тургеневым до “Дворянского гнезда”. К нему перешли положительные черты Рудина (его возвышенность, романтическое устремление) и Лежнева (трезвость взглядов на вещи, практицизм). Он имеет твердый взгляд на свою роль в жизни – улучшать быт крестьян, он не замыкается в рамки личных интересов. Добролюбов писал о Лаврецком: “… драматизм его положения заключается уже не в борьбе с собственным бессилием, а в столкновении с такими понятиями и нравами, с которыми борьба, действительно, должна устрашать даже энергического и смелого человека”. И далее критик отмечал, что писатель “умел поставить Лаврецкого так, что над ним неловко иронизировать”. С большим поэтическим чувством Тургенев описал возникновение любви у Лаврецкого.
Понявший, что он крепко любит, Федор Иванович повторил многозначительные слова Михалевича: И я сжег все, чему поклонялся; Поклонился всему, что сжигал… Любовь к Лизе – это момент его духовного возрождения, наступившего при возвращении в Россию. Лиза противоположна Варваре Павловне. Она-то смогла бы помочь развернуться способностям Лаврецкого, не помешала бы ему быть тружеником. Сам Федор Иванович думал об этом: “…она не отвлекала бы меня от моих занятий; она бы сама воодушевила меня на честный, строгий труд, и мы пошли бы оба вперед, к прекрасной цели”. В споре Лаврецкого с Паншиным раскрывается его безграничный патриотизм и вера в светлое будущее своего народа. Федор Иванович “заступался за новых людей, за их убеждения и желания”. Утратив личное счастье вторично, Лаврецкий решает выполнять свой общественный долг (как он его понимает) – улучшает быт своих крестьян. “Лаврецкий имел право быть довольным, – пишет Тургенев, – он сделался действительно хорошим хозяином, действительно выучился пахать землю и трудился не для одного себя”. Однако это было половинчато, это не заполняло всей его жизни.
Приехав в дом Калитиных, он задумывается о “деле” своей жизни и признается, что оно было бесполезным. Писатель осуждает Лаврецкого за печальный итог его жизни. При всех своих симпатичных, положительных качествах главный герой “Дворянского гнезда” не нашел своего призвания, не принес пользу своему народу и даже не добился личного счастья. В 45 лет Лаврецкий чувствует себя состарившимся, неспособным к духовной деятельности, “гнездо” Лаврецких фактически прекратило свое существование. В эпилоге романа герой появляется постаревшим. Лаврецкий не стыдится прошлого, он не ждет ничего от будущего. “Здравствуй, одинокая старость! Догорай, бесполезная жизнь!” – говорит он.



1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...


Система образов в романе “Дворянское гнездо”