Старое и новое в повести А. Платонова “Котлован”

Наше поколение начало осознавать себя именно в тот период, когда старое советское мироустройство рухнуло, а на смену ему пришло новое – демократия, свобода слова, когда свет увидели произведения Булгакова, Домбровского, Пастернака, Пильняка, Платонова и других. Мы читаем произведения, в которых писатели оставили часть своей жизни и души, и сами наполняемся этой жизнью и смыслом. Писатели эти жили в самый трудный и противоречивый период истории нашей страны. Они размышляли над судьбами народа, когда думать было запрещено, а нужно было подчиняться. Они не подчинились, и их произведения исчезли, но… “рукописи не горят…”! Именно моему поколению выпало счастье жить, взрослеть в новую эпоху, держа в руках эти книги, осмысляя их.
Андрей Платонов – один из тех, кто задумался и попытался отобразить действительность в своих произведениях. Осмыслению “вещества существования” посвящена одна из лучших повестей писателя – “Котлован”. В ней Платонов говорит о том, что самый большой враг человечества – тайна смысла жизни. Не имея смысла жизни, человек не может

жить. Главный герой “Котлована” Вощев “…почувствовал сомнение в своей жизни и слабость тела без истины, он не мог дальше трудиться и ступать по дороге, не зная точного устройства всего мира и того, куда надо стремиться…”. Не имея истины, Вощев начинает “задумываться среди общего темпа труда” и искать ее. Он ждет подсказки от природы, но та молчит, так как в ней царит такая же скука, как и в душе Вощева. Может быть, истина заключена в осмысленном труде? И постичь ее можно, разумно преодолевая, но, в то же время, и одухотворяя природу? Поиск смысла жизни и единства с природой – традиционные, “старые” темы в русской литературе. Человек, идущий по дороге жизни – фигура тоже не новая. Но в платоновской повести старое сталкивается с новым, рожденным новой эпохой – эпохой социалистического строительства.
И вот Вощев встречает людей, роющих котлован. Несомненно, они являются носителями нового сознания. Они убеждены в том, что истина им известна, и что “вещество существования” они постигли. Вощев “со скупостью надежды, со страхом утраты” наблюдает за работой этих “грустно существующих людей, способных без торжества хранить внутри себя истину”, и решает остаться с ними, так как теперь тоже хочет работать над “веществом существования”. Обретение истины для Вощева было бы настоящим торжеством, и он перестает верить людям, спокойно “похоронившим” в себе истину, когда наконец понимает, что истины-то и не было, а был лозунг, который обманул людей.
Кроме Вощева и нескольких других ищущих и сомневающихся героев, у Платонова есть иные люди, живущие по принципу: “Смотри на людей и живи, пока родился”. Им вообще не нужна истина, для них она заключается в классовой ненависти пролетариата. Они роют котлован для будущего счастья, но не понимают, что счастье в единстве всего со всем, и готовы уничтожить всех, мешающих и портящих, по их мнению, жизнь пролетариату. Они не способны засомневаться и “не умеют морщить лицо для печали и плача”. Именно для таких людей, для Жачева, Чиклина и Сафронова в повести появляется ребенок.
У Платонова, унаследовавшего гуманистические идеи Достоевского, ребенок является миру для того, чтобы люди проверили правильность своей жизни. Ребенок чувствует смысл, сущность жизни, которую успели растерять взрослые. Согласно Платонову, все без исключения взрослые несут ответственность за ребенка, и поэтому такие, как Вощев, ищут смысл, “вещество существования”, чтобы отдать его детям. Они не хотят, чтобы дети росли “себе на мученье”. Настя, благодаря своей непосредственности и чуткости детского сердца, стала любимицей строителей котлована. К ней постепенно начинают тянуться Чиклин и Жачев, она заменяет им смысл жизни, то есть становится тем, для кого они живут. И вот когда наконец пустота в душах людей заполняется Настей, наступает развязка повести. Настя простужается и умирает. Ее смертью Платонов дает нам понять, что то, чем занимались люди: подражая зверям, убивали друг друга, разрушали вечность, заменяли истину лозунгами, – не нужно и ничтожно. Не нужно потому, что девочка умирает, умирает их будущее, то новое, ради которого, казалось бы, и было отвергнуто старое: привычный уклад жизни, традиции, душа. И котлован превращается в могилу, над которой никогда не сможет вырасти новое здание счастливого будущего, так как в основании его будет лежать замученный ребенок.
Что же сказал Платонов в своем “Котловане” нам, сегодняшним читателям? Что унаследовал он от гуманистической мысли девятнадцатого века, чтобы передать веку двадцатому? В плоть и кровь учения Андрея Платонова о мире и смысле жизни вошло великое открытие Достоевского, считавшего, что “здание судьбы человеческой” не может быть построено на единой слезинке ребенка, а повесть “Котлован” стала не только “духовным завещанием” писателя новым поколениям, но, к сожалению, сбывшимся пророчеством.
Шумейко С. 10 класс, школа 196 С.-Петербург



1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...

Старое и новое в повести А. Платонова “Котлован”