Стихотворение А. Фета “Еще майская ночь” (Восприятие, истолкование, оценка)


А. А. Фет – один из самых ярких лириков-пейзажистов в русской литературе 19 века. Природа у Фета олицетворена и существует в согласии с человеческой душой, она неотделима от эмоций. Поэзия А. Фета – сокровищница чувств, ей свойственно не реалистическое восприятие действительности, а полет вдохновенья, инстинктивность.
Любовь Фета к природе, знание ее и конкретизация, тонкие наблюдения за ней в полной мере проявляются в его стихах в 50-е годы.
Стихотворение “Еще майская ночь” датируется 1857 годом. В тот период стихи А. Фета постоянно печатались в журнале “Современник”. Это произведение вызвало восторженный отзыв Л. Толстого, который являлся активным сотрудником журнала. Оценка великого русского писателя была поистине венцом славы Фета: “И откуда у этого добродушного толстого офицера такая непонятная лирическая дерзость, свойство великих поэтов?”. Этот краткий отзыв, несомненно, повлиял на подъем поэтической репутации поэта.
Стихотворение “Еще майская ночь” начинается с восклицательного назывного предложения: “Какая ночь!”. Заканчивается первая строка многоточием. Затем вновь следуют два восторженных восклицания. Такой синтаксический рисунок придает ощущение эмоционального напряжения, волнения. “Родной полночный край” воспринимается лирическим героем как живой организм, близкий и родной. Отсюда

и возглас “Благодарю.”, местоимение “твой”.
В этой строфе отражено единство двух противоречивых начал: зимы и весны: “Из царства льдов, из царства вьюг и снега Как свеж и чист твой вылетает май”. Холодная зима рождает теплую весну. Природа среднерусской полосы дарит возможность наблюдать стремительную смену времен года, преображение родного края вызывает у читателя чувство восхищения.
Первая строфа произведения оставляет ощущение законченности, представляется отдельной лирической миниатюрой. Видимо, поэтому во второй строфе стихотворение будто бы начинается заново. Возникает то же восклицание: “Какая ночь!”. Это земная ночь, пронизанная весенней любовной тревогой Она является крупицей мирового гармонического целого, “все звезды до единой” – это символ космической бесконечности. Звезды “в душу смотрят вновь”, душа конкретного человека – неотъемлемая частичка огромной вселенной, а сами звезды наделены человеческими свойствами. Два полярных чувства переплетаются: звезды дарят тепло и кротость, в то же время в воздухе “разносится тревога и любовь”. Первоначально кажется, что “тревога и любовь” – это антитеза, однако после прочтения стихотворения понимаешь, что эти чувства неделимы. Образ соловья – крылатого вестника весны, хозяина весенний ночи – подтверждает возникновение чувства, именно “за песнью соловьиной” разносится любовь.
Третья строфа наполнена олицетворением. Березы наделяются чувствами и переживаниями, созвучными душевным порывам человека. “Березы ждут” – тревога, развеянная в воздухе, заставляет замереть в ждать… Недаром поэт отделил два нераспространенных предложения “Березы ждут” и “Они дрожат”. Синтаксическая завершенность вызывает напряжение высшей степени. Лишь в следующих предложениях оно несколько спадает: эпитет “полупрозрачный”, глаголы “манит и тешит” способствуют снижению накала чувств. Возникший образ “девы новобрачной” созвучен с истинно народным восприятием березы. В то же время эта метафора отражает чистоту и непорочность первых майских дней, природа любуется своим обновленным нарядом, а инверсия создают некую таинственность и певучесть. Чувство весеннего возрождения вдохновляет и дарит ощущение волшебства.
В четвертой строфе вновь возникает обращение. Весенняя ночь – вот главное действующее лицо стихотворения. Возглас “о ночь”, свойственный высоким стилям, вызывает у читателя восторженность, и даже благоговение, этому же способствует слово “лик”. Ночь обожествляется Фетом! Восклицание “Нет!”, отделенное от предложения, вновь повышает тонус в развитии переживания. Дополняется это отрицательным наречием “никогда”, частицей “не”. Очень противоречиво сочетание слов “нежней” и “томить”: “томить” означает мучить, изнурять.
Весенняя ночь настолько прекрасна, что человеческое сердце не выдерживает мучительно сладкого упоения, счастья, от которого хочется плакать. Она вдохновляет на творчество, “невольные” песни. Нахлынувшие чувства так сильны, что близки острому ощущению скорой смерти – смерти от счастья: “последней, может быть”. Этот неопределенный намек оставляет в душе чувство смятения, но, в то же время, сладостной тоски и какого-то светлого предчувствия. Вводная конструкция “может быть”, которой заканчивается стихотворение, заставляет ощутить смысловое многоточие.
Стихотворение написано пятистопным ямбом – очень музыкальным размером, недаром он тяготеет к жанру романса. Композитор А. С. Аренский положил эти строки Фета на музыку, создав великолепное музыкальное произведение. Музыкальность заключена во всей структуре стихотворения. Его звуковая организация способствует напевности: ассонанс первых строк на “а” и “о”, аллитерация последней строфы на “л”. Обилие кратких прилагательных “свеж”, “чист”, “радостен”, “нов” придает легкость, певучесть, плавность и, в тоже время, торжественность.
Для Фета природа – объект художественного восхищения, эстетического блаженства. Она – наилучший наставник и мудрый советник человека. Именно природа помогает решать загадки, тайны человеческого бытия. Фета называли “человек со вздохом”, то есть чувствующим потребность в чем-то высшем, небудничным. Вся его поэзия – стремление к идеалу. Стихотворение “Еще майская ночь” – яркий тому пример.


1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...
Стихотворение А. Фета “Еще майская ночь” (Восприятие, истолкование, оценка)