Тема революции и гражданской войны в произведениях русских писателей (по роману М. А. Шолохова “Тихий Дон”)


Мне на плечи кидается век-волкодав,
Но не волк я по крови своей…
О. Мандельштам.
Роман М. Шолохова “Тихий Дон” стал одним из лучших художественных отражений страшных событий начала 20 века в России. Автор эпопеи с максимальной объективностью и глубиной показывает трагедию донских казаков, “попавших в жернова” революции 1917 года и развернувшейся за ней гражданской войны.
Основным композиционным принципом романа становится антитеза. Мирная трудовая жизнь, круговорот природы, любовь противопоставляется войне, смерти, ненависти и жестокости враждующих между собой людей: “Заходило время пахать, боронить, сеять; земля кликала к себе, звала неустанно день и ночь, а тут надо было воевать, гибнуть на чужих хуторах…”
Шолоховская эпопея строится вокруг трагического жизненного пути одного человека – Григория Мелехова. Но это путь, в котором недвусмысленно прочитывается судьба всего донского казачества.
С первых страниц романа автор много места уделяет сценам крестьянского труда, в которых Григорий предстает как сильный, умелый, красивый труженик. Он испытывает откровенную радость от работы на земле, от близости к ней. Но кровавые события войн и революции вырывают Мелехова, как и тысячи других людей, из мирного русла жизни. За семь военных лет память о крестьянском труде не раз будет бередить душу Григория: “Хорошо

бы взяться за чапиги и пройти по влажной борозде за плугом, жадно вбирая ноздрями сырой и пресный запах взрыхленной земли, горький аромат прорезанной лемехом травы”.
В сознание Мелехова с рождения заложены ценности, свято чтимые его предками. Дон, земля, хутор, семья, воинский долг – незыблемые для героя понятия. Но война вносит серьезные коррективы в представления Григория. Так, он начинает осознавать, что война разлагает души людей, убивает в них человеческое. “Я, Петро, уморился душой, – говорит Григорий Мелехов брату. – Будто под мельничными жерновами побывал, перемяли они меня и выплюнули”.
Огрубев и ожесточившись, Григорий выносит из первой мировой усталость, разочарование и настоятельную потребность разобраться самому в том, как устроена окружающая его жизнь. Тем более что не успела закончиться одна война, как грянула другая, еще более страшная и кровавая.
Григорий видит, что Дон разделен ненавистью. За правду каждая сторона требует убивать. Каждый раз выбор приходится оплачивать и кровью врагов, и кровью самых близких людей. Мелехов пытается понять, что происходит, пытается выяснить, кто прав, а кто виноват, чтобы как-то самому определиться. Каждый день Мелехов сталкивается с необходимостью убивать, убивать не далеких врагов, а “своих”, в недавнем прошлом друзей и соседей. Как объяснить эту “необходимость” и необходимость ли это вообще?
Неслучайно эпизод казни подтелковцев в романе почти зеркально отражает сцену расправы красных над офицерами Чернецова. Как в пушкинской “Капитанской дочке”, неоправданная жестокость одной стороны порождает ответную жестокость. Григорий воспринимает вторую казнь как справедливое возмездие – для него казнь безоружных людей отвратительна. Человеческая природа героя противится смерти: “Хотелось отвернуться от всего бурлившего ненавистью, враждебного и непонятного мира”, “хотелось убирать скотину, метать сено, дышать увядшим запахом донника, пырея, пряным душком навоза. Мира и тишины хотелось…”
Став одним из руководителей Вешенского восстания, Мелехов убеждается, что от белого движения казаки страдают так же, как до этого страдали от красных. Вместо желанного мира на Дон пришли новая война и несправедливость. Не за снятие с командования полком оскорбился герой, а за возврат унизительного для казака-крестьянина социального неравенства.
Ни с белыми, ни с красными не чувствует Григорий такой связи, как с природой, хутором, со своей семьей. Сначала мировая, затем гражданская войны загоняют героя в нравственный тупик: “Отдохнуть бы Григорию, отоспаться! А потом ходить по мягкой пахотной борозде плугарем, посвистывать на быков, слушать журавлиный голубой трубный клич, ласково снимать со щек наносное серебро паутины и неотрывно пить винный запах осенней, поднятой плугом земли”.
Усталость и озлобление ведут Мелехова к жестокости. Самым неприглядным образом показан он в сцене убийства матросов, после которой Григорий катается по земле, в “чудовищном просветлении” осознавая, что он сам стал орудием в руках неправедных сил: “Неправильный у жизни ход, и, может, и я в этом виноватый”.
Шолохов, создававший свою книгу в те годы, когда безраздельно господствовала идеология “победившего класса”, не скрывает негативных сторон не только “белого”, но и большевистского экстремизма. Бескомпромиссность показа противоречий гражданской войны – выдающаяся черта шолоховского реализма. Есть в романе и героические образы коммунистов – Штокман, Иван Алексеевич Котляров. Но есть и отнюдь не идеализируемые автором большевики, например, Илья Бунчук. Убежденный революционер, он готов на самые страшные жертвы во имя своей веры в счастливое будущее всего народа.
Путь Григория Мелехова – это трагический путь обретений, ошибок и потерь, который прошел весь русский народ в XX веке. Мир, в начале романа казавшийся незыблемым, к финалу разрушен до основания. Сметены вековые устои человеческой жизни. Тем не менее, финал романа восстанавливает нарушенное социальными катаклизмами эпическое равновесие бытия. “Тихий Дон” возвращается в свое спокойное, величественное русло. Символическая фигурка ребенка на руках у отца свидетельствует о том, что жизнь продолжается.
Шолохов остается верен эпической интонации, подчеркивающей цельность и вечность жизни, питаемой глубинными, народными истоками.


1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...
Тема революции и гражданской войны в произведениях русских писателей (по роману М. А. Шолохова “Тихий Дон”)