Характеристика образа главной героини в пьесе “Пигмалион”

Принципиально новым для характеристики образа героини становится ее появление в четвертом действии пьесы. Здесь – впервые! – внимание обостряется не на ее внешнем виде, не на поведении, а на внутреннем мире, душевных переживаниях. Вот какой мы видим Элизу: “Элиза отворяет двери и, освещенная светом из холла, возникает в дорогих украшениях и роскошной вечерней одежде… Подходит к камину и включает свет. Видно, что она утомлена: бледный цвет лица, преисполненный трагизма, резко контрастирует с темными глазами и волосами. Она снимает плащ, кладет его вместе с перчатками и веером на рояль – и молча, опускается на лавку”. Не вызывает сомнения, что это действительно качественно новое “появление” героини. Перед зрителем возникает, прежде всего утомленная молодая девушка, и этот человек переживает, как можно догадаться, глубокую душевную драму. Если не сказать трагедию. Трагизм и печаль – вот что определяет ее душевное состояние, и ремарка подчеркивает это.
А дальнейшие события, разговора и поведение Хигинса и Пикеринга, их пренебрежительное отношение к Элизе раскрывают истоки этих чувств, этой трагичности. Ремарки, с помощью которых показана реакция Элизы на разговор Хигинса и Пикеринга, также создают новый для пьесы образ героини. Вот как она реагирует на обидные для нее высказывания: “Элиза мрачно смотрит на него – вдруг

вскакивает и выходит из комнаты”; “Элизу аж передергивает, тем не менее, мужчины даже не обращают на нее внимания. Она снова овладевает собой…”; Красота Элизы приобретает зловещий вид. Как видим, она молчит, но это молчание скрывает глубокие переживания. Чувство собственного достоинства, самоуважение сдерживают Элизу от того, чтобы высказать “уважаемым” собеседникам все, чего они заслуживают, и именно это передают ремарки. Вместе с тем такое поведение – это поведение человека, которого мы раньше не видели. Так как теперь в образе Элизы объединены внешнее совершенство и человеческое достоинство, тактичность, человечность.
Считаем, что именно это появление Элизы, ее долгодействующее красноречивое молчание подготавливают восприятие ее следующего разговора с Хигинсом: зритель понимает и ощущает, что перед ним уже не просто “шедевр” педагогического мастерства профессора и изысканности портного, а живой человек с глубокими душевными переживаниями, причем человек крайне унижен. Как окажется со временем, что ей отказано в праве быть живым человеком, отведена роль бездушной куклы, которая должна лишь выполнять то, что хочет видеть Хигинс. “Появление” Элизы в пятом действии снова-таки заметно контрастирует с тем, какой мы ее оставили после бушующего выяснения отношений с Хигинсом: “Входит Элиза, горделиво и степенно, ее лицо излучает приветливость. Она как никогда властвует над собой и держится удивительно непринужденно. В руках у нее небольшая рабочая корзина. Видно, что она чувствует себя здесь, как дома”.
Такой Элизы в пьесе мы еще не видели, такой героиня еще никогда не была! И дело не только в том, что она держится “удивительно непринужденно”. Хотя и это немало, ведь до сих пор именно “чрезмерная впечатлительность” была определяющей чертой героини. Главным есть то, что в конце концов Элиза нашла душевный покой и самоуважение. Сейчас ее внешняя красота полностью гармонирует с естественностью и непринужденностью поведения, внутренней культурой. Теперь ни Хигинс, ни кто-нибудь другой не смогут словами или какими-нибудь “сигналами” манипулировать этим человеком. Так как она сделала свой выбор, поэтому отныне это человек самодовлеющий. Отныне лишь она сама будет решать, что ей делать и как ей вести себя в любом случае. Очередное в пьесе “появление” героини завершает – в композиционном плане – моральную трансформацию образа Элизы Дулитл. Определенный парадокс (стиль Шоу!) этой трансформации заключается в том, что в последнем действии пьесы ее героиня представляет собой такую же самую “гармонию формы и содержания” – с точки зрения целостного художественного образа – как и в первой! Но, когда речь идет о личности героини, это целостность качественно другого уровня. Перед зрителем и читателем на этот раз возникает не “пучок гнилой моркови”, а самодовлеющий человек, оригинальная личность, которая уже никому и никогда не позволит себя “раздавить”. Последовательность “появлений” Элизы Дулитл воссоздает основные этапы морального становления героини, определяет основные этапы обретения ею настоящего чувства собственного достоинства, осознание себя личностью.
Итак, таким образом, мы убедились, что использование элементов композиционного анализа в процессе работы над образом-персонажем в значительной мере облегчает ученикам целостное его постижение. Элементы композиционного анализа целесообразно использовать и тогда, когда мы стараемся выяснить замысел драматурга в целом. Художественное полотно “Пигмалиона” дает возможность использовать прием, который мы условно назвали “обратным появлением героев”. Его суть заключается в том, что в “Пигмалионе” автор последовательно выстраивает логику появления на сцене каждого образа согласно общему замыслу произведения.
Соответственно, “разгадывание” этой логики раскрывает школьникам общий замысел автора. Рассмотрим это на примере последовательности появлений в пьесе Элизы и ее отца в начале и в конце произведения. Сперва мы знакомимся с Элизой, а уже со временем с Альфредом Дулитлом. В образах дочери и отца много общего: оба бедные, находятся на нижних ступеньках социальной иерархической лестницы. В то же время их также объединяет то, что каждый из персонажей – личность яркая и самобытная. Есть, конечно, и существенная разница: Элиза стремится вырваться из бедности, занять достойное место в жизни, тогда как отца его нынешнее состояние целиком удовлетворяет. Последовательность появления “дочь – отец” здесь не только представляет каждого из героев, а и дает возможность глубже понять характер Элизы – с помощью знакомства с единственным родным ей человеком, с той первичной средой, которая сформировала девушку. Но в пятом действии порядок появления героев изменен: сперва появляется отец в его новом образе, потом – дочь.
Также в новом образе… Почему так? Напомним, что нынешний Альфред Дулитл – это “импозантно одетый” по последней моде мужчина, материально обеспеченный человек, который имеет сейчас три тысячи фунтов годовой прибыли! Внешний контраст между этим джентльменом и бывшим мусорщиком не может не поражать, но… На самом деле же, как мы узнаем позднее, никаких личностных изменений не произошло… Альфред Дулитл, который ныне имеет огромные деньги, и Альфред Дулитл, который недавно виртуозно выдуривал у Хигинса пять фунтов, – это тот же самый человек! Богатство, зажиточность не могут сделать человека лучше, не могут изменить в лучшую сторону его сущность. Это может сделать лишь воспитание, постоянная работа над самосовершенствованием – вот почему после отца появляется дочь, которая на самом деле стала другой.
Хотя она и показывает свое удивление по поводу семейного перевоплощения тем самым непередаваемым ужасным звуком, который и в первом действии! На самом деле, как уже мы заметили выше, перед нами другой, качественно лучший человек. С помощью приема “обратного появления героев” Шоу воплощает в своем произведении ведущую фабианскую идею, которая утверждает, что лишь воспитание способно изменить человека на лучшее, усовершенствовать его, сделав тем самым шаг к справедливому и совершенному обществу.
Итак, использование элементов композиционного анализа во время изучения художественных произведений может помочь учителю сделать более эффективной работу, как над постижением образов-персонажей, так и над обработкой художественного произведения в целом. Особенности использования элементов композиционного анализа в работе с конкретным текстом определяются его жанровыми характеристиками, творческой индивидуальностью автора и спецификой возрастного и литературного развития.


1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...
Характеристика образа главной героини в пьесе “Пигмалион”