Художественная форма драматургии Шекспира


Некоторые исследователи делали из этого неверный вывод, будто в трагедии возникает несоответствие между старой средневековой фабулой и ренессансной философией Гамлета. Между тем, хотя сага о Гамлете имеет средневековые корни, ее ситуация осмыслена и представлена Шекспиром как ситуация общечеловеческая: убийство из побуждений честолюбия сюжет не только средневековый. Эпоха Возрождения давала много примеров подобных злодейств. Для придворной среды – и не только для нее – случаи такого рода не редкость в XVIII веке и позже. Именно монологи Гамлета вызывали у читателей и зрителей следующих столетий (вплоть до нашего) впечатление общечеловеческой значимости всего происходящего в трагедии.
“Гамлет” трагедия не только в том смысле, что судьба героя оказывается злополучной. В трагедии изображается” Зло в самых разнообразных проявлениях – измена, предательство, коварство, убийства. Шекспир и раньше, даже в оптимистический период творчества, показывал различные виды зла, носители его появлялись и в некоторых его комедиях, но в конечном счете добро всегда торжествовало. В произведениях первых двух периодов зло изображалось как сила неправомерная. В “Гамлете” зло выступает как господствующая сила жизни. “…Быть честным при том, каков этот мир,- говорит Гамлет Полонию, – это значит быть человеком, выуженным из десяти тысяч”.

Когда Розенкранц, прикрывая свое и Гильденстерна лицемерие, пытается уверить Гамлета, что “мир стал честен”, принц решительно возражает: “Так, значит, близок судный день; но только новость ваша неверна”.
Честность – важнейшее качество в отношениях между людьми. Она состоит в прямоте, правдивости, добросовестном отношении друг к другу и отсутствии всякого лукавства. Ответ Гамлета имеет два значения – общее, ибо он на примере матери и Клавдия уже сделал свой вывод о том, каков этот мир, и – частное, относящееся непосредственно к его бывшим товарищам по университету. Гамлет сразу заподозрил, что они явились к нему неспроста. По сравнению с Клавдием их бесчестность мелка, но она входит в мрачный вывод Гамлета: бесчестие охватило весь мир.
Трагедия Шекспира представляет собой не только изображение общества, пораженного злом. Уже самые ранние пьесы-хроники: “Генри VI”, “Ричард III”, а также “Тит Андроник” давали такую картину. “Гамлет” – трагедия, глубочайший смысл которой заключается в осознании зла, в стремлении постичь его корни, понять разные формы его проявления и найти средства борьбы против него. Художник создал образ героя, потрясенного до глубины души открытием зла. Но не только герой, вся трагедия проникнута таким духом. Шекспир отнюдь не смотрит на происходящее глазами бесстрастного наблюдателя. Это творение выражает сознание художника, глубоко взволнованного зрелищем ужасов жизни, открывшихся ему во всей их страшной силе. Пафос трагедии составляет негодование против всесилия зла. Именно с таким чувством создавал Шекспир свой трагический шедевр.
Сейчас, как никогда раньше, приобретает значение известное высказывание Маркса о древнегреческой культуре; “Однако трудность заключается не в том, чтобы понять, что греческое искусство и эпос связаны с известными формами общественного развития. Трудность состоит в том, что они еще продолжают доставлять нам художественное наслаждение и в известном отношении служат нормой и недосягаемым образцом”.
В том же рассуждении Маркс ставит рядом греческое искусство и Шекспира. Не будет слишком смело предположить, что сказанное об античной трагедии и эпосе применимо и к Шекспиру. Его трагедии – одна из вершин этого вида искусства.
Твердо, стоя на почве историзма, мы вместе с тем стремимся понять, чем может быть дорог “Гамлет” современному читателю. Изучение конкретных условий времени, определивших дух и направление творчества Шекспира, необходимо сочетать с углубленным исследованием его искусства, художественных средств, примененных им для создания своего шедевра, а это требует знания особенностей драмы того времени,
Гете, разбирая “Гамлета”, подчеркивал органический характер трагедии и в этом смысле уподобил его одному из творений природы: “это ствол, ветви, сучья, листья, почки, цветы и плоды. Разве не едино одно с другим, не выходит одно из другого”. Особенно важно постигнуть важнейшую особенность композиции – “сильнейшее внутреннее взаимодействие людей и событий, сокрушительные последствия, вытекающие из характеров и поступков главных героев, а каждый из них в отдельности великолепен, и последовательность, в какой они выведены, безупречны”.
Исследовать эту взаимосвязь составляет нашу задачу. Нельзя оторвать фабулу трагедии от ее идейного смысла, обособить действующие лица и рассматривать их в отрыве друг от друга. “Гамлет” не монодрама, а сложная картина жизни, в которой нашлось место для разных характеров. Воспользуемся выражением Гете, и скажем, что “стволом” является личность героя. Все действие построено вокруг него и стоящей перед ним задачи мести. В соответствии с этим построен и наш анализ.
Вместе с тем взаимодействие характеров и событий таково, что к ним приходится возвращаться неоднократно и с разных сторон. Нам приходится рассматривать Гамлета в связи с событиями пьесы в целом и в частностях, а также в его отношениях с другими персонажами. Но нельзя упустить и обратного – отношения других персонажей к тем же самым событиям и к Гамлету.
Как уже говорилось, герой и окружающие его персонажи не живые люди, а характеры, созданные воображением драматурга, следовавшего приемам, принятым в театре его времени. Нельзя забывать, что речи действующих лиц лишь отчасти напоминают разговоры между людьми, как они происходят в действительности. В гораздо большей степени то, что произносит Гамлет и Клавдий, Полоний, Офелия и другие есть либо рассказ о фактах и событиях, необходимый для понимания совершающегося на сцене, либо изложение того, что думают и чувствуют действующие лица. В жизни так не говорят. Шекспир обнажает человеческие души. Его герои постоянно исповедуются перед зрителями. Особенно это присуще Гамлету.


1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...
Художественная форма драматургии Шекспира