Я познаю родной край (Рассказ-исследование о происхождении местных географических названий.)


Поселок, спрятанный в глубинке
Нижегородской стороны.
Здесь то опушки, то низинки –
Завалинки большой страны.
Т. Шохирева.
Край родной… Как много эти два слова говорят сердцу каждого из нас. И счастлив человек, сохранивший любовь к родной стороне на протяжении всей своей жизни.
Но мало любить свой край, надо еще хорошо знать историю маленькой родины. Я согласна с писателем А. М. Горьким: “Чем лучше мы будем знать прошлое, тем легче, тем более глубоко и радостно поймем великое значение творимого нами настоящего”.
Познание истории родного края я начала со знакомства с книгами из серии “Библиотечка родного края” и с чтения рукописи “Краткого очерка по истории нашего края” старейшего жителя п. Вахтан П. С. Березина, которую мне дали в нашем историко-природном музее. С замиранием сердца я читала слова человека, беззаветно любившего свою родину: “…на протяжении всей жизни я интересовался легендами, преданиями, бытовавшими в нашем крае, рассказами старожилов, родившихся еще в тридцатых и сороковых годах девятнадцатого столетия”.
Читая рукопись своего замечательного земляка, я мысленно представляла прошлое моей маленькой родины. Вот моему воображению предстала картина извечного дикого леса, которому, казалось, не было конца и края. Лес, с его сумрачными елово-пихтовыми раменями с примесью лиственных

пород, светлыми сосновыми борами, топкими болотами, тихими реками и диким зверьем, господствовал над всем. И человек казался затерянным среди этой суровой природы. Тем не менее он – человек – с присущей ему неиссякаемой энергией на протяжении многих веков постепенно, шаг за шагом, отвоевывал у леса и дикого зверя их дебри.
Мой поселок Вахтан раскинулся по рекам Кугунер и Большой Вахтан. Возникновение поселка обязано постройке в первые годы советской власти в глухих Ветлужских лесах экстракционно – канифольно – скипидарного завода – первенца индустриальной химической промышленности.
Вахтан! Название какое!
Созвучно с песнею оно!
Существует несколько версий его названия. По одной из них слово “вахтан” происходит от растения вахта трехлистная, которая произрастает в нашей местности. По другой – слово “вахтан” принадлежит монгольскому языку и означает стоянка. Это установил житель нашего поселка Н. В. Михайлов в 1968 году, находясь в командировке в Монгольской народной республике. Каким же образом монгольское слово “вахтан” (в монгольском оно звучит “бахтан”) проникло в русский язык? Для того чтобы ответить на этот вопрос, необходимо обратиться к истории. Дело в том, что монгольские племена, ставшие основой казахской народности, длительное время сосуществовали с угорскими племенами, в результате чего часть слов из монгольского языка проникла в угорские языки. А угорские племена, обитая в нашем крае, образовывали здесь стоянки, которые и называли монгольским словом “бахтан”. (В монгольском языке звуки “б” и “в” являются вариантом одной и той же фонемы).
Читая рукопись и знакомясь с другими документами в музее, я узнала, что история моего поселка уходит в далекое прошлое. Как следует из старинных документов, здесь когда-то возник кордон Кормешка. Так долгое время, рассказывают сторожилы, называлось место в нашем поселке за железнодорожным переездом, а именно: улица, где стоит дом, с которого начинался Вахтан. Была там, у железнодорожного переезда остановка поезда “Сява – Горький”, которая тоже называлась Кормешка. Почему Кормешка? А ответ очень интересный.
Пролегал через здешние места санный путь на север, путники останавливались отдохнуть, покормить лошадей. Места здесь были глухие, таежные. При первом межевании лесов в 1780 году они значились – дикий казенный лес, дача №171. который ни в чьем распоряжении не состоял. Массив этот ценился высоко. Порой сосны достигали толщины в несколько обхватов. Редкие деревушки были разбросаны среди океана лесов.
До сих пор в наших лесах сохранились глухие места. А дойти до них, чтобы насладиться богатством леса (там видимо-невидимо ягод и грибов), можно по просекам и тропинкам, которые разбегаются от просек в разные стороны, а потом вдруг неожиданно сбегаются в тугой узел. Вместе с дедушкой я бывала в таких местах за любимыми ягодами: брусникой. Помню, как выбирала самую загадочную тропинку, петляющую змейкой между облитых красными ягодами кочек, и оказывалась в волшебном царстве вахтанских лесов. От деда слышала я названия просек: Лошман и Мачтовая. И только теперь из книг знаю, что называются они так в память о лесном промысле прошлых лет.
Для обеспечения морского военного судостроения лесными материалами в 1830 году из состава здешних лесов выделили корабельные рощи. Заготовляли мачтовник, московский брус, который волоком на лошадях (10-12 лошадей цугом) тащили вплоть до Онежского озера, а там до Петербурга на судостроительные верфи. Заготовку производили лошманы, так называли государственных крестьян, освобожденных от всякой повинности, но обязанных производить заготовку леса. Вот и оказывается, что названия просек в наших лесах имеют историческое обоснование.
Не могу не порадоваться разгадке тайны в названии еще одного местечка в моем краю. Перелазы. Это место на реке Вахтан тремя километрами ниже поселка. Зимой через него проходит лыжня вахтанцев. Места необыкновенно красивые и загадочные.
Перелазами в старину называли броды и переправы через реки на важных дорогах. Когда Иван Грозный воевал с Казанью, русская рать совершила переход через реку Вахтан по дубам, поваленным для этой цели. Об этом сохранилось предание среди местных марийцев, предки которых проживали в то время по реке Большая Какша. Сила рати в представлении марийцев была настолько большой, что когда рать перешла реку, кора с дубов была сбита обувью до древесины. Интересно, что предание не упоминает о каких-либо столкновениях рати с марийцами, наоборот, в нем говорится, что они были проводниками русских и помогали воинам добывать пищу, в частности лосей, которых в здешних лесах водилось великое множество.
Мой поселок раскинулся по рекам Кугунер и Большой Вахтан. Река Вахтан находится в центре поселка, она является младшей сестрой Какши, потому что в нее впадает. Я узнала, что название этой реки марийское. Марийцы были первыми жителями нашего края, поэтому и давали рекам названия на своем языке. В марийском языке существует слово “кукша”, с ударением на первом слоге, означающее “развилка”. А дело в том, что Какша начинается со слиянием двух ручьев, которые, сходясь, как бы образуют развилку. Значит, географические названия нашего края связаны и особенностями местности.
Читая рукопись П. С. Березина, я сделала для себя еще одно открытие, которое связано с легендой о гибели марийской девушки Ирги.
До этого момента слово ирга позволяло мне просто представить красивый куст, который можно часто встретить в садах жителей нашего поселка. Весной он обливается мелкими белыми цветочками, которые превращаются позднее сначала в зеленые ягодки, а в конце лета и осенью зелень листьев чередуется с ягодками разного цвета: лиловыми, фиолетовыми, синими, черными. Для тех, кто умеет всматриваться в неброскую красоту нашей природы, этот куст-дерево – необыкновенное чудо. Сказочным чудом предстала передо мной и легенда, которую (что тоже примечательно) услышал П. С. Березин от старого охотника тихим сентябрьским вечером 1921 года у костра на берегу лесной речки Вахтан.
Старик-охотник Моисей Яковлевич под шум бора спокойным голосом рассказывал о прошлом нашего края, о легендах и преданиях, сохранившихся еще от аборигенов-марийцев.
” Давно это было. Предание идет из поколения в поколение. Однажды со стороны реки Ветлуги по направлению к с. Тоншаево, куда пролегала старинная дорога, продвигался отряд разбойников. Попал он в первое от Ветлуги поселение, расположенное в глухом лесу. Теперь там никто не живет, осталась только поляна, на которой стоит старая-престарая сосна. А раньше располагалось там селение, в котором жила девушка по имени Ирга. Была она сильной, красивой, смелой, работала за мужика и в поле, и на охоте. Любили и уважали ее все. У нее был друг – молодой охотник, по имени Одош. Сильно любили друг друга Одош и Ирга, но не суждено было быть им вместе. Быстро прознали в деревне про разбойников, расположившихся в соседнем лесу. Долго думать не стали – похватали охотничьи ружья и бежали в лес. Прежде чем уйти, охотники решили кого-нибудь оставить в деревне. Лучше Ирги никого не найти. Плакала Ирга, горько ей было расставаться с Одошем, но делать нечего, старики стояли на своем.
Проводила Ирга Одоша до леса, до дома добежать не успела, как появились разбойники. Схватили ее и привели к атаману. Стал спрашивать атаман у девушки о народе – где они, да сколько их. А Ирга не говорит, одно твердит – не знаю. Ничего не смог выпытать атаман у упрямой девушки. А на утро, когда она вновь отказалась отвечать, поиздевавшись вдоволь, повесили ее на небольшой сосенке. Старик-отец поклялся отомстить разбойникам и убил их атамана. Те, не имея командира и не знавшие, что делать, были все перебиты марийцами.
С почестями похоронили поселяне бесстрашную Иргу под сосенкой, на которой ее повесили разбойники. На могиле девушки вырос прекрасный куст, который люди назвали в ее честь иргой. Шли годы. Бывшее поселение заросло лесом, осталась одна поляна, которая так и называется в честь мужественной девушки – Ирга. В 1913 году, когда пробивали трассу железной дороги Нижний Новгород – Котельнич, старую сосну на поляне оставили несрубленной. И хотя руководитель работ настоятельно требовал срубить ее, марийцы отказывались. Рассказали они, что эта сосна – памятник мужественной девушке, которая спасла много людей. Инженер, выслушав предание, уступил и разрешил оставить сосну. Так и стояла она до 1943 года, пока не вырвала ее с корнями налетевшая буря. Поляна Ирга существует и по сей день, находится она на перегоне между станцией Тоншаево и разъездом Янгарка.
Говорят: человеческая судьба, то есть жизненная дорога, не повторяется. Может, это и так. Но, наверное, есть одно высокое чувство, что роднит людей c их разными самостоятельными дорогами: любовь к земле с ее нетленной красотой, верность отчему краю, наполненному радостями и тревогами. И недаром, прошло больше трехсот лет, а память об Ирге сохранилась до наших дней. Образ этой девушки восхищает и меня. Я преклоняюсь перед ее стойкостью, перед ее беззаветной любовью к людям и родному краю. И теперь для меня куст ирги – это символ героической воли, символ проявления патриотизма во имя людей. Именно эта легенда послужила для меня началом познания тайн родного края.
Открытия в истории тайн местных названий заставляют меня с новой силой удивляться волшебству родной земли, беречь и любить ее так, чтобы быть достойной наших предков-вятичей и наших дедов и отцов.
В этом убеждают меня и слова песни моей любимой учительницы Л. А. Лавровой, которыми я хочу закончить свой рассказ:
На свете лучше места нет.
Тебе, поселок, мой привет.
Признание моей души
Шепчу тебе в тиши.
Привет тебе, поселок мой,
Мой край, навеки мне родной,
Тебе я сердцем говорю:
“Люблю тебя, люблю!”
Мухачева Ирина, 15 лет, 9Б класс.
МОУ Вахтанская СОШ,
п. Вахтан Шахунского района
Нижегородской области.



1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...


Я познаю родной край (Рассказ-исследование о происхождении местных географических названий.)