Жанровое своеобразие романа “Петр Первый” Толстого А. Н


Что умерло как реальность, живет как назидание.
В. Гюго
По жанру “Петр Первый” – исторический роман. Автор такого произведения должен быть одновременно и историком, и писателем: историк разыскивает исторические факты и исторических героев, писатель создает историческую действительность. История литературы доказывает, что исторические романы могут быть нескольких типов.
Советский писатель В. С. Пикуль, например, создавал романы-исторические хроники: “Слово и дело” (1974), “Битва железных канцлеров” (1977), “Фаворит” (1982) и многие другие. Он собирал огромное количество документов, воспоминаний, высказываний исторических деятелей или простых современников событий и располагал всю информацию в таком порядке, какой он считал самым лучшим для выражения своих идей. В этом типе романа все – историческая правда и практически отсутствует авторский вымысел, но не хватает психологической глубины и художественной убедительности. Когда-то Ю. Н. Тынянов, автор замечательных исторических романов “Кюхля” (1925), “Смерть Вазир-Мухтара” (1928), говорил: “Там, где кончается документ, – я начинаю”. Перефразируя Тынянова, Пикуль мог бы сказать о себе: “Я заканчиваю писать там, где заканчивается документ”.
Второй тип исторического романа – произведение, где герои наряжены в костюмы определенной эпохи, где

рядом с вымышленными персонажами соседствуют исторические личности, причем главные герои – вымышленные, а реальные персонажи относятся к событийному фону. Ярким образцом такого типа романа являются “Три мушкетера” Александра Дюма – произведение с захватывающей, мастерски “закрученной” интригой. Ее выстраивание и есть главная цель автора, а стремление понять и передать содержание изображаемой эпохи становится второстепенной задачей. Справедливости ради следует заметить, что французские литературоведы нашли реального прототипа д’Артаньяна, но этот, человек в истории Франции остался только благодаря своим скромным мемуарам. Шутливо, но верно мы разил суть таких романов советский писатель Даниил Гранин: “Какое мне дело, соблюдал ли историческую правду Александр Дюма и “Трех мушкетерах”! И правильно делал, что не соблюдал”. К лому типу исторического романа можно отнести произведения М. Н. Загоскина “Юрий Милославский, или Русские в 1612 году” (1829), “Рославлев, или Русские в 1812 году” (1830).
Исторические романы двух названных типов становятся интересными для читателей, если они написаны талантливыми авторами, такими, как Пикуль или Дюма. Однако существует третий тип исторического романа – не историческая хроника, не “костюмированные” приключения, а произведение, имеющее реальную историческую основу, занимательный сюжет и серьезное, можно сказать философское, осмысление изображаемой эпохи. Авторов романов третьего типа интересует не только соответствие документальному первоисточнику (как в романах первого типа), не только историческая экзотика, внешний колорит места и времени (как в романах второго типа); их привлекает связь прошлого и настоящего, познание современной общественной и частной жизни через осмысление прошлого. К подобным историческим произведениям следует отнести роман А. С. Пушкина “Капитанская дочка”, роман-эпопею Л. Н. Толстого “Война и мир”, роман А. Н. Толстого “Петр Первый”. Для романов третьего типа характерно стремление показать историю через художественные образы, а не через исторические факты и костюмы, которые легко найти соответственно в исторических документах и на старинных портретах.
А. Н. Толстой в процессе подготовительной работы прочитал огромное количество исторических материалов – документов петровского времени. Писатель изображает как реальных исторических деятелей (царевну Софью; ее фаворита князя Василия Голицына; друга и наставника Петра – Франца Лефорта; выскочку и “полудержавного властелина” – Александра Меншикова; воеводу и знатного боярина Бориса Петровича Шереметьева и т. д.), так и вымышленных героев (семью Бровкиных, дворянина Василия Волкова, живописца Андрея Голикова и т. д.). Главным героем Толстой делает Петра – выдающегося исторического деятеля, царя-реформатора, повлиявшею па всю последующую историю России. Образ Петра в романе Толстою становится идейным центром. Все остальные персонажи служат для того, чтобы оттенить различные черты характера царя, хотя имеют и самостоятельное значение как люди определенного времени. Таким образом, в романе создается самое интересное, что может быть в историческом романе, – сложный портрет выдающегося исторического деятеля на фоне конкретной исторической эпохи.
Тема романа “Петр Первый” – изображение переломного момента в истории России, эпохи, когда царь Петр, по словам А. С. Пушкина, развернул Россию, как огромный корабль, и направил от традиционного (полуазиатского) пути развития к европейскому. Безусловно, интерес Толстого к петровской эпохе не случаен. Писатель сам жил в переломный исторический момент: по сути период революций, нэпа и особенно первых советских пятилеток очень похож на бурное царствование Петра. Сходство этих эпох в том, что власть “сверху” проводит политические и экономические реформы, которые коренным образом изменяют жизнь государства и народа. В такие исторические периоды появляются личности (Петр и Сталин), которые самовластно решают судьбы нации. Идея романа может быть сформулирована следующим образом: Петр Первый – прогрессивный исторический деятель, его личные качества и энергия, а также огромный труд и жертвы народа, поддержавшего начинания царя-реформатора, позволили России в короткое время стать мировой державой. Иначе говоря, Толстой оправдывает государственного деятеля, который, пусть даже варварскими методами, осуществляет прогрессивные, с точки зрения исторической перспективы, реформы в обществе.
Образ Петра и его деятельность получили разные оценки и у русских историков, и у русских писателей. М. В. Ломоносов, С. М. Соловьев, В. О. Ключевский считали, что реформы Петра явились благом для России. Славянофилы и “почвенники” упрекали Петра зато, что он разрушил неповторимый русский национальный мир и пытался подравнять Россию под Европу. Тем самым царь нанес России непоправимый вред. Толстой, если судить по роману, разделяет первую точку зрения. На него большое влияние оказали работа Пушкина – материалы для “Истории Петра Великого” – и знаменитый в начале XX века роман Д. С. Мережковского “Петр и Алексей” (из трилогии “Христос и Дьявол”), Как и Пушкин, Толстой показывает великого исторического деятеля в рамках его времени, на широком фоне народной жизни. В отличие от Мережковского, Толстой создает противоречивый характер царя, не просто изображает реформы, победы, расправы Петра, норассказываетостановленииеголичности, об обстоятельствах, которые повлияли на характер героя. Петр представлен Толстым в развитии, показан в детстве, юности, “в начале славных дней” (А. С. Пушкин), однако развивается не только главный герой, но и другие персонажи (лучший друг Алексашка Меншиков, Иван Бровкин, Санька Бровкина, Анна Монс, Карл XII, царевна Софья и т. д.), развивается и меняется вся русская жизнь. Как-то Толстого спросили, что, по его мнению, является главным в историческом романе: “…становление личности в эпохе”, – ответил писатель.
Эпоха Петра описывается в романе как бы с двух точек зрения: во-первых, с точки зрения современников (она представлена в исторических документах XVII века); во-вторых, сточки зрения актора (он живет спустя двести лет после изображаемых событий и поэтому может оценить характер и деятельность царя более объективно, чем россияне, которым было суждено самим переживать непростую эпоху петровских реформ). Благодаря различным точкам зрения в романе создается сложный образ Петра. Автор передает восприятие главного героя от лица любящей матери Натальи Кирилловны, сердечного друга Меншикова, советчика и наставника Лефорта, угрюмого и беспощадного князя-кесаря Ромадановского, “дамы сердца” Анны Монс, сестры Софьи, жены Авдотьи, молодых и старых бояр, купцов, стрельцов, потешных солдат, иностранцев, русских мужиков и баб. Авторская же точка зрения становится понятной из описания широкой панорамы событий, представленных в романе, из переплетения многочисленных оценок второстепенных героев.
Продолжая пушкинскую традицию, Толстой изображает с вое го героя как человека, который понял, что преобразования России нужны, и не столько для личной славы царя, сколько для государственного, а в конечном счете народного, блага. Такое понимание роли личности в истории совпадает с принципами исторического материализма (марксизма): сила и успех личности определяется тем, насколько правильно и полно она поймет устремления нации и воплотит их, используя конкретные социально-экономические условия. В романе Толстой показывает, что простой народ понимает необходимость реформ Петра и по мере сил помогает ему (семья Бровкиных, братья-кузнецы Воробьевы, кузнец Жемов и другие).
Толстой не идеализирует Петра. В романе есть сцены, где царь мудро решает государственные вопросы (заседание Боярской думы – 1,5,6), где он самозабвенно работает (строительство флота в Воронеже – 2, 1, 10), где он весело дурачится (сватовство Саньки Бровки-ной – 1,5, 22). Одновременно автор описывает ситуации, в которых главный герой испытывает панический страх (трусливый побег в Троице-Сергиев монастырь – 1,4, 16), изображает жестокие сцены казней (стрелецкая казнь – 1, 7, 21), пыток (допросы сторонников Софьи – 1, 4, 21), в которых сам царь принимает активное участие. В романе также нет идеализации допетровской России, милой сердцу славянофилов и других любителей “русского духа”. Толстой рисует картины страшной нищеты в деревне Волкова (1, 1,1), показывая таким образом, что крестьянская жизнь, по сути, мало чем отличается от каторжного труда на строительстве Петербурга (3, 2, 5).
Важнейшим художественным средством передачи колорита исторической эпохи стал у Толстого язык романа. Его основа – литературный язык ХХ века, в который вводятся архаизмы петровской эпохи, иностранные, диалектные, просторечные слова и т. д. Благодаря этим вставкам язык романа становится ярким и выразительным, создается впечатление, что читатель “окунулся” в русскую жизнь XVII века. Однако это только иллюзия, но замечательная иллюзия: если бы Толстой написал роман на языке петровской эпохи, то современный читатель просто не понял бы половины произведения.
Итак, “Петр Первый” является серьезным историческим романом, в котором автор сочетает как документальную точность в изображении эпохи, так и глубокое собственное понимание ее. Толстой поставил перед собой очень трудную художественную задачу – убедительно изобразить петровскую эпоху, передать своеобразный колорит времени в характерах, в бытовых деталях. Эта задача выполнена писателем успешно. Следует отметить, что автор создал удачную стилизацию русского языка времени Петра.
Роман написан в рамках социалистического реализма. Представляя русскую жизнь конца XVII века в ее революционном развитии (то есть изображая классовые противоречия внутри общества, решающую роль народа в истории страны, положительную историческую направленность деятельности Петра), Толстой открыто высказывает свое одобрение героям, которые понимают значение реформ для России и всеми силами поддерживают эти начинания.



1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...


Жанровое своеобразие романа “Петр Первый” Толстого А. Н