Жизнь и деятельность А. Н. Радищева

Первым и единственным писателем в XVIII веке, кто вникнул “в существо социальных противоречий”, угадал “дух самой истории, прежде всего народных движений”, отказался от привычных рационалистических схем и перешел к “созданию концепции революционно развивающейся действительности”, был Радищев. Жизнь и деятельность А. Н. Радищева – яркий подвиг во имя освобождения российского крестьянина, всего русского народа от крепостных пут, от оков самодержавия. Писатель-революционер, он вправе был ожидать благодарную признательность

потомков:
– Да хладный прах мой осенится Величеством,
– что днесь я пел;
– Да юноша, взалкавый славы,
– Пришед над гроб мой обветшалый,
– Дабы со чувствием вещал:
– “Под игом власти сей рожденный
, Нося оковы позлащенны,
– Нам вольность первый прорицал”.
Эти ожидания Радищева оправдались полностью. В статье “О национальной гордости великороссов” Горький писал: “Нам больнее всего видеть и чувствовать, каким насилиям, гнету и издевательствам подвергают нашу прекрасную родину царские палачи, дворяне и капиталисты. Мы гордимся тем, что эти насилия вызывали
отпор из нашей среды, из среды великорусов, что эта среда выдвинула Радищева, декабристов, революционеров-разночинцев 70-х годов, что великорусский рабочий класс создал в 1905 году могучую революционную партию масс, что великорусский мужик начал в то же время становиться демократом, начал свергать попа и помещика…”. В этой статье точно определено место Радищева в процессе историко-революционного развития России.
Александр Николаевич Радищев родился 20 августа 1749 года. Его родители принадлежали к зажиточным дворянским родам, а родственники будущего писателя со стороны матери (Аргамаковы) могут быть отнесены к передовой дворянской интеллигенции. Семилетнего мальчика привезли в Москву и поселили в доме, родственника М. Ф. Аргамакова – ректора недавно открывшегося Московского университета. Курс университетской гимназии Радищев вместе с племянниками М. Ф. Аргамакова прошел на дому.
В 1762 году его зачислили в Пажеский корпус. В корпусе Радищев учился старательно, дежурил во дворце в качестве пажа императрицы. Когда Екатерине II потребовались ученые-юристы, она в числе наиболее успевавших пажей направила Радищева в Лейпцигский университет. В течение пяти лет (1766-1771), прожитых в Лейпциге, Радищев ч изучал, кроме обязательных юридических наук, медицину, естественные науки, литературу, овладел несколькими иностранными языками. “По собственному произволению” русские студенты слушали лекции Платнера (по философии, физиологии), поэта-моралиста Геллерта. Но еще важнее было знакомство Радищева с теми литературными веяниями, которые шли на смену, классицизму. Общеевропейское предромантическое течение оформлялось в немецкой литературе силами поэтов “бури и натиска”, увеличивался поиск национального содержания и форм его воплощения в искусстве. Следует учитывать также и то влияние, которое оказали на формирование взглядов молодого Радищева идеи французского просвещения. Особо сильное воздействие на русских студен гон оказала книга Гельвеция “О разуме”, ее они “читали со вниманием и оной мыслить научался”. Однако главным источником складывавшегося мировоззрения будущего писателя была сама жизнь – “обстоятельства”, по терминологии Радищева. А они сложились так, что именно в Лейпциге произошло первое столкновение русских студентов с олицетворением самовластья в лице майора Гкжума (“путеводителя нашего”, как иронически называет его Радищев в автобиографическом произведении “Житие Федора Васильевича Ушакова”).
Во главе “бунта” студентов стал Ф. В. Ушаков – личность во многих отношениях незаурядная, примечательная. Достигнув чина секунд-майора и имея в недалекой перспективе повышение по службе, он от всего отказался и добился разрешения выехать вместе с юношами в Лейпциг, где отличался особой любознательностью, исключительной настойчивостью в изучении наук, далеко превосходящих круг обязательных предметов. Он руководил внепрограммным чтением своих более молодых коллег. Ему обязан Радищев осознанием того, что нужно не только иметь знания, но и уметь их применять, что в своей деятельности человек должен опираться на твердые этические принципы. Через всю жизнь пронес Радищев завет умершего “вождя его юности”. “Помни, что нужно иметь правила, дабы быть блаженным (счастливым), и что должно быть тверда в мыслях, дабы умирать бестрепетно”.
После окончания Лейпцигского университета Радищев и многие его товарищи ожидали, что перед ними откроется широкое поле деятельности на благо отечеству. Восторгу их не было предела, когда они “узрели межу, Россию от Курляндии отделяющую”.- Но вскоре их ждало глубокое разочарование. “Признаюсь, и ты мой любезный друг (имеется в виду А. М. Кутузов.), в том же признаешься, что последовавшее по возвращении нашем жар сей в нас гораздо умерило”. Радищев вместе с А. М. Кутузовым и А. К. Рубановским в декабре 1771 года получили более чем скромное место протоколистов в сенате (хотя и были все же награждены чином титулярного советника). Недовольство Радищева полученным назначением (о чем он вспомнит позже в “Житии Ф. В. Ушакова”) не было его личной обидой. Его возмущали недальновидность и близорукость правителей, калечивших юные души, гасящих порывы молодости на “общую пользу”:
– “О вы, управляющие умами и волею народов властители, колико бываете часто кратковидцы и близоруки, колико кратно упускаете вы случай на пользу общую, утушая заквас, воздымающий сердце юности. Единожды смирив его, нередко навеки соделаете калекою”.
Исследователи показали, что работа Радищева в Первом департаменте сената дала ему возможность, многократно составляя экстракты (выдержки) дел, направлявшихся в сенат, и самих решений сената, убедиться в злоупотреблениях и произволе чиновников и дворян, в полном бесправии народа. Среди чиновников канцелярии сената также были распространены взяточничество, круговая порука, волокита. Впечатляющую картину отношений просителей к чиновному миру создал Радищев в “Житии Ф. В. Ушакова” скорее всего не только по рассказу своего друга, но и по собственным наблюдениям: “Большая часть просителей думают, и нередко справедливо, что для достижения своей цели нужна приязнь всех тех, кто хотя мизинцем до деда их касается; и для того употребляют ласки, лесть, ласкательство, дары, угождения и все, что вздумать можно, не только к самому тому, от кого исполнение просьбы их зависит, но ко всем его приближенным, как-то: к секретарю его, к секретарю его секретаря, если у пего оный есть, к писцам, сторожам, лакеям, любовницам, и если собака тут случится, и ту погладить не пропустят”.
В январе 1772 года Радищев, получив долговременный отпуск (до июля 1772 года), провел его в отцовском имении близ Пензы. Здесь Радищев знакомился с положением крестьян уже не по документам, а непосредственно в живом общении. В 1773 году Радищев перешел на службу в штаб-командующего Финляндской дивизией генерала Я. А. Брюса в качестве аудитора, в обязанности которого входило курировать работу полковых судов и надзирать за дивизионной казной. В марте 1775 года Радищев вышел В отставку. В эти годы жизнь Радищева, протекавшая на виду родных и близких знакомых, воспринималась ими как самая для нею “приятная эпоха”, Так сказано в биографии Радищева, написанной его сыном II. Л. Радищевым, В ней же далее говорится: “Быв любим своим начальником, он посредством его сделался вхож в лучшие петербургские общества; вкус его образовался, и он получил ловкость н приятность в обхождении”. Но вместе с тем, сталкиваясь на службе повседневно с неоправданной кровавой жестокостью военных судов, с произволом и бесконтрольностью офицеров из дворян, “не радевших ни о здравии, ни прокормлении” ионной, Радищев начинает настойчивый поиск причин, корней того общественного зла, которое распространилось по всей стране. Интенсивность этого поиска увеличивалась и углублялась грозными для феодального мира России событиями – крестьянской войной под руководством Пугачева.
В 1780 году по рекомендации А, Р. Воронцова Радищев перешел в Петербургскую таможню помощником престарелого управляющего Г. Ю. Даля, где служил до дни своего ареста 30 июня 1790 года. На этом служебном поприще Радищев проявил себя человеком инициативным, смелым и неподкупным, И Коммерц-коллегии он нередко оспаривал решении самого президента и добивался пересмотра их, в таможне вел непримиримую борьбу с расхитителями, взяточниками, допускавшими контрабандный (беспошлинный) провоз иностранных товаров. Но самое главное, чем были замечательны эти годы,- это литературно-общественная деятельность Радищева.



1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...


Жизнь и деятельность А. Н. Радищева