Значение лирики Пушкина для развития русской литературы

В историю России А. С. Пушкин вошел как явление необычайное. Это не только величайший поэт, но и основоположник русского литературного языка, родоначальник новой русской литературы. “Муза Пушкина”, по словам В. Г. Белинского, “была вскормлена и воспитана творениями предшествующих поэтов”. На протяжении всего своего творческого пути поэт был с “веком наравне”, оставаясь великим оптимистом, светлым жизнелюбцем, великим гуманистом, объединяющим людей высокой нравственности, благородства, возвышенных чувств.
Поэзия, драматургия,

проза, критические статьи, заметки и письма – все виды литературы, к которым прикасался А. С. Пушкин, несут на себе печать его гения. Поэт оставил потомкам неувядаемые образы вольнолюбивой, философской, любовной, пейзажной лирики. Но никто не писал так много в прозе и стихах о Поэте, о его гражданской позиции, об отношениях с миром, как Пушкин. Он первый показал читающей публике “поэзию во всей ее очаровательной красоте”, научил уважать и любить литературу.
Первая четверть XIX века – время появления новых политических идей, зарождения декабристского движения, подъема общественной мысли после победы
в войне 1812 года.
В 1812 году А. С. Пушкин поступает в Царскосельский лицей. Именно здесь начинается творческая жизнь юного поэта. Настроения, вызванные войной 1812 года, идеи освободительного движения были близки Пушкину и находили благодатную почву в среде лицеистов. На развитие свободомыслия Пушкина большое влияние оказали произведения Радищева, сочинения французских просветителей XVIII века, встречи с Чаадаевым, беседы с Карамзиным, общение с друзьями-лицеистами – Пущиным, Кюхельбекером, Дельвигом.
Лицейские стихи Пушкина проникнуты пафосом свободы, мыслью о том, что народы благоденствуют только там, где нет рабства. Эта идея ярко выражена в стихотворении “Лицинию” (1815).
– Свободой Рим возрос, а рабством погублен!
В петербургский период лирика Пушкина особенно насыщена свободолюбивыми политическими идеями и настроениями, ярче всего выраженными в оде “Вольность”, в стихах “К Чаадаеву” и “Деревня”. Ода “Вольность” (1817) с сокрушительной силой обличала самодержавие и деспотию, властвовавшие в России:
– Самовластительный злодей!
– Тебя, твой трон я ненавижу,
– Твою погибель, смерть детей
– С жестокой радостию вижу.
– Читают на твоем челе
– Печать проклятия народы,
– Ты ужас мира, стыд природы,
– Упрек ты Богу на земле.
Поэт призывает “на тронах поразить порок” и к воцарению Закона:
– Владыки! вам венец и трон
– Дает Закон – а не природа;
– Стоите выше вы народа,
– Но вечный выше вас закон.
– Ненавидя тиранию, он восклицает:
– Тираны мира! трепещите!
– А вы, мужайтесь и внемлите,
– Восстаньте, падшие рабы!
Ода “Вольность” написана стихом, близким к одам Ломоносова и Державина,- это высокий, торжественный стих, подчеркивающий важность темы. В стихотворении “К Чаадаеву” (1818) внутренний сюжет развивает мысль о гражданском взрослении человека. Любовь, надежда, тихая слава, одушевляющие юношу, уступают место самоотверженной борьбе с “самовластьем”:
– Пока свободою горим,
– Пока сердца для чести живы,
– Мой друг, отчизне посвятим
– Души прекрасные порывы!
Пушкин видит силы, препятствующие освобождению отчизны. “Гнет власти роковой” противостоит порывам “нетерпеливой души”. Лучшее время жизни поэт призывает посвятить отчизне:
– Товарищ, верь: взойдет она,
– Звезда пленительного счастья,
– Россия вспрянет ото сна,
– И на обломках самовластья
– Напишут наши имена!
В стихотворении “Деревня” (1819) Пушкин страстно заклеймил основы крепостного строя – беззаконие, произвол, рабство, обнажил “страдание народов”. В стихотворении контрастно противопоставлены идиллическая первая часть и трагическая вторая. Первая часть “Деревни” – приготовление к гневному приговору, который произнесен во второй части. Поэт поначалу замечает “везде следы довольства и труда”, так как в деревне поэт приобщается к природе, к вольности, освобождается “от суетных оков”. Безграничность горизонта – естественный символ свободы. И только такой человек, которому деревня “открыла” свободу и которого сделала “другом человечества”, способен ужаснуться “барству дикому” и “рабству тощему”. Поэт негодует:
– О, если б голос мой умел сердца тревожить!
– Почто в груди моей горит бесплодный жар
– И не дан мне судьбой витийства грозный дар?
Этот “грозный дар” мог бы заставить очнуться Россию, разбудить народ, приблизить свободу, которой достоин человек. Не призывом, а вопросом завершается стихотворение
“Деревня”:
– Увижу ль, о друзья! народ неугнетенный
– И рабство, падшее по манию царя,
– И над отечеством свободы просвещенной
– Взойдет ли наконец прекрасная заря?
Свобода уже видится поэту не далекой “звездой пленительного счастья”, а “прекрасной зарей”. От пылкого послания “К Чаадаеву” и горького гнева “Деревни” Пушкин движется к сомнению, продиктованному нетерпением (“Кто, волны, вас оставил…”), к кризису 1823 года (“Сеятель”), вызванному тем, что Пушкин оказывается свидетелем подавления и гибели европейских революций. Он не уверен в готовности народов к борьбе за свободу:
– Свободы сеятель пустынный,
– Я вышел рано, до звезды;
– Рукою чистой и безвинной
– В порабощенные бразды
– Бросал живительное семя –
– Но потерял я только время,
– Благие мысли и труды…
Сравнив народ со стадом, автор говорит о том, что человеку, не понимающему, что такое свобода, она не нужна. Лишь внутренняя свобода – истинная, и к ней надо стремиться.
К петербургским годам относятся и эпиграммы Пушкина на Аракчеева и других реакционных деятелей александровского царствования. Именно в эти годы Пушкин становится выразителем идей передовой молодежи своего времени, прогрессивных национальных чаяний и антикрепостнических народных настроений. В период южной ссылки поэзия Пушкина отразила подъем революционных настроений в среде декабристов, она полна откликов и намеков, связанных с освободительным движением. В послании “Дельвигу” (1821) Пушкин подтверждает:
– Одна свобода мой кумир…
В послании “В. Л. Давыдову” (1821) он выражает надежду на близость революции. В том же году поэт пишет стихотворение “Кинжал”. Призывающее к борьбе с самовластием путем прямого, революционного насилия:
– Где Зевса гром молчит, где дремлет меч закона,
– Свершитель ты проклятий и надежд,
– Ты кроешься под сенью трона,
– Под блеском праздничных одежд.
– Немое лезвие злодею в очи блещет,
– И, озираясь, он трепещет…
В ссылке в Михайловском Пушкин под впечатлением юга пишет элегию “К морю”, где в сознании поэта слились стихия моря и свободы. Мятежная свобода моря рождает в воображении поэта образы Наполеона, Байрона:
– Воспоминанья величавы:
– Там угасал Наполеон.
– Там он почил среди мучений.
– И вслед за ним, как бури шум,
– Другой от нас умчался гений,
– Другой властитель наших дум.
– Исчез, оплаканный свободой,
– Оставя миру свой венец…
В элегии “К морю” жажда свободы-стихии сталкивается с трезвым сознанием “судьбы людей”, которые живут по своим законам. А пока поэту остается только одно – сохранить память о прекрасной неукротимой стихии:
– В леса, в пустыни молчаливы
– Перенесу, тобою полн,
– Твои скалы, твои заливы,
– И блеск, и тень, и говор волн.
Тема свободы в самых разных вариациях проявляется и в стихотворениях “Зачем ты послан был и кто тебя послал?”, “К Языкову”, “Разговор книгопродавца с поэтом”, “Заступники кнута и плети” и др. На протяжении всей жизни А. С. Пушкин был верен идеалам декабризма. Он не скрывал своей духовной связи с декабристским движением. И поражение декабристов 14 декабря 1825 года не подорвало преданности поэта свободе. Друзьям-декабристам, сосланным в Сибирь, он пишет послание “Во глубине сибирских руд” (1827), в котором выражает веру в то, что
– Оковы тяжкие падут,
– Темницы рухнут – и свобода
– Вас примет радостно у входа,
– И братья меч вам отдадут.



1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...


Значение лирики Пушкина для развития русской литературы