Новый этап неровного, драматического пути исканий Болконского

Новый этап – после его выздоровления и смерти жены, принесшей остро пережитое чувство вины перед нею, – ознаменован действенным облегчением положения крестьян в своих имениях: одних перечисляет в вольные хлебопашцы, другим заменяет барщину оброком. Но и этот “один из первых примеров в России” не приносит Болконскому удовлетворения, так как мужики с недоверием встречают нововведения. Не удовлетворяет его и попытка приобщиться к реформаторской деятельности Сперанского. И в этом случае Болконский не избежит иллюзий.
Ему представлялось,

что Александр I делает шаги к государственному преобразованию, ограничивает свою власть. Но при ближайшем рассмотрении замечает, что намерения Сперанского и других изменить легальным путем суд, административные, финансовые порядки в России не реальны так же, как проект освободить крестьян, обновить военный устав, учредить новые “Права лиц” и т. д. Кризис, пережитый Болконским на этом этапе, сменяется, хотя и ненадолго, “выздоровлением”, возвращением к жизни – Это влечет за собой внимание к природе (ночь в Отрадном, расцветший, засохший было дуб), любовь к Наташе Ростовой. Но и любовь оказывается
для него драматичной. Высокая нравственность, повышенное чувство собственного достоинства и рационалистичность, максимализм требований к другим и к себе “помешали” ему как предугадать возможность катастрофы (длительная разлука не для Наташи, остро переживающей чувство любви), так и простить измену (да еще с таким недостойным человеком, как Анатоль Курагин). Разрыв для Болконского – человека чести и долга – представился единственным выходом, несмотря на глубоко осознанное им несчастье. На последнем витке жизни князь Андрей – участник Отечественной войны 1812 года. После разрыва с Наташей он решает служить в армии, но не при штабе, а полковым командиром. “В полку его называли “наш князь”, им гордились и его любили”. Он отказался от возможности быть при особе государя или главнокомандующего Кутузова. “Я привык к полку, полюбил офицеров, и люди меня, кажется, полюбили. Мне бы жаль было оставить полк”. На эти слова Кутузов отвечает согласием: “Я знаю, твоя дорога – это дорога чести”. Накануне Бородинского сражения Болконский начинает преодолевать сословный взгляд на народ; он ставит себя в один ряд с 396 Л. Н. Толстой ним. Успех битвы при Бородино “зависит от того чувства, которое есть во мне, в нем офицере Тимохине, в каждом солдате”. Смерть настигла Андрея Болконского на подступах победы, именно тогда, когда он делал первые шаги к сближению с народом, когда состоялось его запоздалое примирение с Наташей Ростовой. В драматической неосуществленное личного счастья и оппозиционной гражданской деятельности – своего рода отголосок трагической судьбы декабристов. Иной, но также не лишенный драматизма, “заблуждений и несчастий” путь Пьера Безухова. Индивидуальность его личности и личности Андрея Болконского при полном их взаимопонимании, крепкой дружбе, близости гражданской позиции являются как бы отражением реальной сложности и разнообразия декабристской среды и единства убеждений, нравственных требований людей, входящих в этот круг, что, в свою очередь, свидетельствует об исторической закономерности их деятельности, вызывает глубокое сочувствие им.
Если Андрею Болконскому все в великосветском обществе надоело, то для двадцатилетнего Пьера Безухова, воспитывавшегося за границей, только вернувшегося из Франции и впервые попавшего в круг петербургской знати, все полно новизны и интереса. Сам же он, незаконный сын графа, своим видом здорового мужицкого парня, огромными красными руками, которые, казалось, были сотворены для того, чтобы ворочать пудовиками, своею неуклюжестью, неловким вмешательством в разговоры, суждения не в принятом здесь духе, шокирует хозяйку салона и ее гостей. Уже на этом этапе жизни Пьер с юношеским увлечением, повышенным требованием к себе ищет своего места в общенациональной жизни, пытается решить вопрос, кем стать: философом, оратором, политическим деятелем (“произвести республику в России”). Образцом для подражания, единственным объектом восторженного поклонения Пьера остается Наполеон, “великий полководец”, наследник “великого дела”, идей французской революции – свободы, равенства, братства. Уже при первом знакомстве с Безуховым читатель заметит индивидуальные, не лишенные противоречий особенности его личности. При детски наивной доверчивости, безыскусственности, эмоциональности – зрелость, незаурядность мысли, широта интересов; при смелости быть самостоятельным в суждениях – робость в поведении. Духовное богатство, оригинальность, чуткое, “золотое сердце” (слова Болконского) – и слабость воли, готовность подчиниться чужому влиянию (“золотой молодежи”, князя Василия, Элен, масонов, Платона Каратаева и др.) – все это в личности Пьера предопределило непрерывность его исканий, неровность жизненного пути, движение (через “заблуждения и несчастья”) к гармонии личного и общественного. Недовольство собою, желание нравственного усовершенствования, раздумья о сумятице не только в своем существовании, но во всем обществе, во всей жизни, взволнованные поиски ответов на вопросы: “Для чего жить и что такое я, зачем я живу?” – приводят было Пьера к масонам, среди которых, как известно, находилось немало декабристов. И на этот раз его доверчивая натура, ищущая деятельного добра, единения, приняла на веру декларации “братства вольных каменщиков”: любовь к людям, “очищение себя”, “противодействие злу, царствующему в мире”. Он не сразу разглядел под одной из “семи добродетелей” масонов (“щедрость”) меркантильные интересы и не сразу уловил излишнее пристрастие их к ритуалам, мистическим “таинствам”, отодвигавшим на задний план заботу о нравственном усовершенствовании. Но постепенно все же в душе его начали подниматься сомнения, а затем и несогласия: “Нужно действовать, а не только блюсти наши таинства”, т. е. нужна, в условиях социальной несправедливости, гражданская деятельность, а не только самосовершенствование в масонском духе. Так начинается (вполне закономерный с точки зрения автора) отход Пьера от масонов.



1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...


Новый этап неровного, драматического пути исканий Болконского