Обломов и Адуев младший сходное и различное

Ко времени возвращения писателя на родину минуло почти 8 лет с тех пор, как он задумал роман “Обломов”. За эти годы он вынашивал свой замысел, но все же не переходил к активной творческой работе. В этой медлительности, казалось бы, проявились личные свойства писателя, прежде всего флегматичность его натуры. На самом деле основная причина творческой пассивности Гончарова заключалась в другом – в атмосфере политической реакции, господствующей в стране, в неясности перспектив русской общественной жизни. Когда в начале 1857 г. состоялось

первое заседание Секретного комитета по крестьянскому делу и близость изменения старого уклада стала очевидной, замысел романа – о помещике, загубленном крепостничеством, – приобрел огромное значение, и писатель немедленно взялся за работу.
Летом того же года, уехав лечиться в Мариенбад, Гончаров в течение всего полутора месяцев закончил первую часть романа и вчерне написал остальные три его части. 20 августа, приехав в Париж, он уже читал роман Тургеневу, Фету и Боткину. В Петербурге среди служебных обязанностей целый год у него ушел на отделку написанного.
В начале 1859 г. “Обломов”, давно уже ожидаемый
публикой, появился наконец в первых книжках “Отечественных записок” и стал одним из самых выдающихся произведений предреформенных лет.
Второй роман Гончарова был как бы продолжением первого. В своей личной истории Обломов имеет много общего с Адуевым-младшим. Он выходец из той же среды и человек того же поколения. Он также воспитывался в любящей и заботливой патриархальной семье, также учился в Московском университете и отдал дань “розовой” романтике 30-х годов. Подобно Адуеву, он в двадцатилетнем возрасте приехал служить в Петербург, стал чиновником, заводил знакомства в обществе, считался “сносным женихом”. Этому мягкотелому герою в новом романе также противостоит другой главный герой, воплощающий. трезвую деловитость.
Идейное осуждение дворянской бездеятельности и оправдание деловитости – такова основная авторская тенденция и в “Обломове”. Но проведена она в новых, более значительных масштабах и в более широкой социальной перспективе. В художественном выражении этой тенденции автор пришел к еще более глубокому и отчетливому реалистическому ее преодолению, чем это было в первом романе.
В понимании характера ленивого и мечтательного помещика также гораздо сильнее проявились антикрепостнические убеждения Гончарова. Если в характере Адуева самой важной для автора стороной были надуманные романтические увлечения, то в характере Обломова для автора наиболее существенны его барская избалованность и вытекающие из него бездеятельность, бессилие ума и воли. Все это нашло в изображении Обломова под рукой уже созревшего художника законченное и по-своему заостренное раскрытие.
Обломов появляется в романе человеком не первой молодости, в прошлом пытавшимся служить, но уже отошедшим от всякой деятельности и ^е способным к ней вернуться. К тому же он наделен вялым, флегматическим темпераментом. Обломов не желает не только заниматься чем-нибудь, но даже вставать с дивана, одеваться, выходить на прогулку, бывать в обществе.
Автор видит в этой крайней степени инертности Обломова результат паразитической, патриархально-помещичьей жизни. Для раскрытия этой зависимости он и создает “предысторию” своего героя (сон Обломова). В ней он также подчеркивает крайнюю степень инертности всего хозяйственно-бытового уклада, изображает беспросветную лень, царящую в дворянской усадьбе, сонную одурь, овладевшую не только всей помещичьей семьей, но и ее дворовыми слугами. Обобщающим, почти символическим воплощением полного застоя и упадка усадебной жизни, в сюжете романа являются отношения Обломова с его крепостным дядькой Захаром, как и самый характер Захара, с его страшной ленью и неопрятностью, с его озлобленностью на каждое приказание барина и с холопской преданностью ему.
Вместе с тем писатель показывает, что социальная испорченность Обломова захватывает и его нравственное существо. При всей своей умственной и физической неспособности жить Обломов отличается удивительной душевной безмятежностью. Он глубоко убежден в законности и нормальности своей жизни. В его созерцательном уме сложилась своеобразная житейская “философия”, согласно которой состояние “отдыха и покоя” вообще является “поэтическим идеалом жизни” и к нему надо стремиться при любых условиях.
В лице Обломова Гончаров создал такое полное и законченное воплощение патриархально-крепостнической инертности жизни, какого не было в русской литературе даже у Гоголя. При такой полноте и мотивированности изображения характер говорит сам за себя – его идейное отрицание вытекает из самой его сущности.
Однако характер Обломова не исчерпывается этим, понимание его писателем сложнее. Житейская “философия” Обломова заключает не только комическую апологию патриархально-крепостнического “покоя”. В ней есть и попытка идеализации некоторых нравственных сторон этой жизни – ее “доброты”, “радушия”, “искренности”. Так, рисуя Штольцу воображаемую усадебную идиллию, Обломов говорит: “В глазах собеседников увидишь симпатию, в шутке – искренность, незлобивый смех… Все по душе! Что в глазах, в словах, то и на сердце!”.



1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...


Обломов и Адуев младший сходное и различное