“Русская хандра” в романе Александра Пушкина “Евгений Онегин”


Евгений Онегин, главный герой одноименного романа в стихах А. С. Пушкина, изображен молодым повесой, соответствующим почти всем критериям высшего света, dandy не только по манере одеваться, но и по образу жизни. Однако светское общество не устраивает Онегина, оно возмущает его критический ум.
До “Евгения Онегина” противостояние человека и общества было показано А. С. Грибоедовым в его комедии “Горе от ума”. Главное действующее лицо этого произведения, Чацкий, как и Онегин, недоволен обществом, в котором родился и живет. В отличие от Онегина, Чацкий в меру своих возможностей пытается изменить что-то в фамусовском обществе, громогласно критикуя его. Просветительские идеи Чацкого оказались неплодотворными, однако герой комедии все же действует, правда, словом. Онегин же, презирая свет, живет по его законам и не пытается ничего изменить. Он равнодушно скучает.
Автор показывает Евгения Онегина в разной обстановке – в театре, в кабинете, на балу, описывает его как “забав и роскоши дитя”. Пушкин не ограничивается внешним описанием быта, обстановки, он открывает читателю внутренний мир Онегина. В душе героя свои конфликты, комплексы, парадоксы. Автор задает вопрос: “Но был ли счастлив мой Евгений?” Нет, “рано чувства в нем остыли…”, “… разлюбил он наконец И брань, и саблю, и свинец” и “…ничто не трогало его…”.

Это симптомы душевного недуга. Какого? Пушкин называет его “русской хандрой”, подобной “английскому сплину”. Это состояние – доминанта в характере Онегина.
Пушкин писал Плетневу: “Эй, смотри, хандра хуже холеры”, – потому что холера поражает только тело, а хандра убивает душу. Не из-за этого ли впоследствии герой Лермонтова Печорин будет скрывать свою скуку? Как и у Онегина, в душе Печорина не будет радости, гармонии, благодати. В чем же причина этой болезни души? А. Григорьев в статье “Взгляд на русскую литературу со смерти Пушкина” высказал мнение, что хандра Онегина связана с его врожденным, природным критицизмом, присущим русскому здравому смыслу. А. Григорьев снял с общества ответственность за хандру и разочарование Онегина. Критик отметил, что критицизм Евгения и, следовательно, хандра происходят от его даровитости, а не от озлобленности, скептицизма, как у Чайльд Гарольда.
Близок к этому мнению был В. Г. Белинский, который считал, что “озлобленный ум – признак высшей натуры” и, следовательно, это знак того, что Онегин нравственно выше окружающих. Евгений Онегин узнавал себя в душе “себялюбивой и сухой”, читая роман, и страдал от этого поразительного сходства.
Дружба Ленского и Онегина показывает, что Евгений не бездушен. Он не демон, не “людская причуда”, а обыкновенный человек, “добрый малый”, каких на свете немало. Отличие Онегина от окружающих в том, что он не знает, что ему нужно, зато точно знает, что его не устраивает, и прежде всего то, чем довольна посредственная толпа. Евгений Онегин предается-хандре и… зевоте. Интересно, что Печорин, который, как Чацкий и Онегин, отвергает общество, борется с судьбой за каждую минуту радости и счастья. У Печорина и Онегина разные жизненные пути, но результат один – хандра и тоска.
Д. И. Писарев в статье “Базаров” писал, что Онегин “слишком много и рано все взял от жизни, всем объелся”. Критик утверждает, что Евгений “носит красивое разочарование”. Однако с этим мнением можно не согласиться. Более вероятно, что хандра Онегина – это не поза, а добровольный тяжкий крест. Евгений несет его повсюду – в Петербурге, в деревне, в путешествии по России. Везде его преследует тоска, он тяготится жизнью. Онегин возвращается из путешествия и едет в Москву, где встречает изменившуюся Татьяну Ларину, бывшую соседку по деревне, чью любовь он отверг. Евгений Онегин кается в том, что не понял, не полюбил Татьяну (“…как я ошибся, как наказан”), и в том, что на дуэли убил своего друга Ленского (“окровавленная тень ему являлась каждый день”). В душе Онегина просыпается жажда понимания и нежности. Влюбленность в Татьяну излечивает Онегина от скуки “Ему припомнилась пора, Когда жестокая хандра за ним гналась”. Евгений может теперь мечтать, печалиться, радоваться – все это доступно только духовно здоровому человеку.
Интересно сравнить Онегина еще с одним персонажем Пушкина – с Алеко из поэмы “Цыганы”. Алеко уходит из “неволи душных городов” к цыганам, но все равно его преследует скука, и он “грусти тайную причину истолковать себе не смел”. Его сердце остыло, хотя с ним Земфира и он свободен, как ветер. Алеко эгоистичен, и этим все сказано. Единственное, что его волнует, – его права, его свободы. Он говорит: “…я, не споря, От прав своих не откажусь, Или хоть мщеньем наслажусь”. Так он и делает: за измену карает Земфиру и ее любимого, наказывает смертью. Интересно заметить, что на совести Онегина смерть близкого человека – Ленского, а Печорин убил на дуэли Грушницкого. Видимо, хандра и эгоизм могут привести к трагедии.
Старик сказал об Алеко: “Ты для себя лишь хочешь воли…” – это главный признак “русской хандры”, черствости души, которая так губительна для окружающих. Таким образом, в произведениях “Евгений Онегин” и “Цыганы” A. G. Пушкин развенчивает романтического героя, низводит его с пьедестала. Автор показывает, что “русская хандра” – это далеко не модная поза, не безобидное качество или состояние души, а страшный недуг, который ломает судьбы многим людям, а порой и губит других, тех, кто волею рока оказывается рядом.



1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...


“Русская хандра” в романе Александра Пушкина “Евгений Онегин”